1
2
3
...
62
63
64
...
70

– Мэдди-пышечка, мы добились успеха! – воскликнул Брок, обернувшись к жене.

Рыжеволосая кузина Гевина обвила руками шею мужа и крепко поцеловала его.

– Я никогда в тебе не сомневалась.

Брок погладил жену по щеке и посмотрел на нее полным любви взглядом. Она улыбнулась ему в ответ, а затем прошептала:

– Я люблю тебя.

Гевин отвернулся, но Брок схватил его за руку и обернулся к жене:

– Ты извинишь нас, любимая?

Мэдди кивнула:

– Пойду поговорю с миссис Хауленд.

– Отличная идея. – Компаньон посмотрел на Гевина. – Давай-ка пройдемся, а?

– Нет.

Брок пожал плечами:

– Как пожелаешь. Но если мы останемся здесь, среди толпы, я все равно спрошу тебя, почему ты такой мрачный.

– Последствия прошлой ночи.

– Правда? – Брок подозрительно посмотрел на Гевина. – Как я слышал, мистера Дариуса Мельбурна считают героем после того, как он спас двух юных девушек из лап лорда Венса. Весь Лондон гудит, обсуждая незаконные дела этого мерзавца.

Гевин уже и сам прочел об этом в газетах. Само собой разумеется, его имя тоже упоминалось, но именно Дариус выследил лорда Венса, узнал о его намерениях и разработал план, как отдать его в руки правосудия.

– Полагаю, ты у нас тоже немного герой.

Гевин только хмыкнул.

– Нет, я не герой.

– Скромный и угрюмый. Ну надо же! – Брок посмотрел через плечо Гевина на платформу позади него. – О, вот и мисс Мельбурн.

Умирая от желания хоть мельком увидеть ее, Гевин резко обернулся и стал искать Киру в толпе, собравшейся посмотреть на новейшее железнодорожное чудо, однако вместо нее увидел Корделию, надменно беседующую с лордом Дархерстом. Ни намека на элегантную фигуру Киры и никаких черных как смоль волос, выглядывающих из-под шляпки. Ничего.

– Возможно, я ошибся, – протянул Брок, на лице которого застыла понимающая улыбка.

Гевин выругался.

– Думаю, кто-то тут охвачен страстью.

– Только не я, – запротестовал Гевин.

– Отрицание – весьма распространенный симптом любви.

– Я не люблю ее. – Гевин стиснул зубы, желая только одного – чтобы Брок поскорее заткнулся. – Просто никак не заставлю себя держать руки подальше от нее. Она как лихорадка, болезнь, которую я не могу контролировать.

Брок рассмеялся.

– Почему ты считаешь, что это не любовь?

Гевин мрачно посмотрел на друга. Глупый вопрос!

– Тебе ведь нравится с ней разговаривать? – спросил Брок.

Гевин кивнул, и уголки его губ сами поползли вверх.

– С Кирой не надо догадываться о том, что она чувствует. Она такая... страстная во всем. Не думаю, что когда-нибудь в жизни я встречал кого-то, похожего на нее.

Брок продолжал улыбаться.

– Ты скучаешь по ней. Честно говоря, это написано у тебя на лице.

Гевин действительно скучал по ней – ужасно. Каждая минута тянулась словно год. Странная меланхолия высасывала всю его энергию и лишала сна.

– Этого я не могу отрицать.

– И она заставляет тебя чувствовать то, чего не бывает ни с кем другим?

– Да, это самое странное. Когда Кира рядом, даже солнце становится ярче. Она заставляет меня чувствовать то, чего я и представить не мог. – Он вздохнул. – Все так чертовски запутано...

– Понимаю. – Брок кивнул. – Ты желаешь ей счастья, даже если это означает, что она проживет остальную жизнь без тебя?

Гевин нахмурился.

– Разумеется, я не хочу, чтобы Кира была несчастлива.

Это единственная причина, по которой он отпустил ее после того, как она отказала ему. Гевин не сомневался, что Кира презирала бы жизнь, став его герцогиней и столкнувшись с его распутством и похотью.

– Но ты хочешь, чтобы она была с тобой?

Гевин вздохнул:

– Хочу и даже очень. Я пытался заставить ее остаться, предложил ей стать моей любовницей...

Брок снова улыбнулся.

– Без сомнения, она сочла это предложение не слишком лестным.

– Точнее, она дала мне пощечину.

Неожиданно Брок разразился громким хохотом, перекрывшим на мгновение звучавшую отовсюду музыку, отчего Гевин стал еще раздражительнее.

– Что-то я не нахожу это смешным.

– Ты просто не можешь связать все вместе, друг мой.

Гевин мрачно сдвинул брови.

– Что ты хочешь этим сказать?

– У тебя присутствуют все симптомы любви.

– Неужели? На самом деле каждый раз рядом с ней я как будто теряю рассудок, забываю, что правильно, а что нет...

– Это все прекрасно объясняет. Любви все равно, считается объект твоих чувств благородным или нет. Голова и сердце тут противоречат друг другу.

Гевин нахмурился. Неужели все так просто? Неужели любовь объясняет все?

– Но то, как сильно я хочу ее, не похоже ни на что. Это настоящее безумие.

– Влюбленный мужчина готов на что угодно, чтобы завоевать свою даму. Кажется, я уже говорил тебе это.

Действительно говорил. Вопрос лишь в том, как эта ситуация подходит к нему? Все мысли Гевина перепутались, превратившись в безнадежный клубок желаний и страхов. Смел ли он надеяться?

– Ах вот вы где! – окликнула молодых людей Корделия, которая, стоя неподалеку, опиралась на руку молодого мистера Стивенсона. Сияющий от радости отец инженера стоял рядом. Молодой человек благоговейно смотрел на Корделию, и она жеманно улыбалась ему.

Это зрелище удивило Гевина. На него Корделия никогда так не смотрела, и ему даже казалось, что она вообще не способна на кокетство.

Раздавшийся позади них смех заставил Гевина перевести взгляд на Дархерста, наблюдавшего за Корделией с насмешливой улыбкой. Он был ее поклонником, и Гевин понятия не имел, почему она постоянно отвергала графа.

Пожав плечами, Брок повернулся к Корделии:

– Миледи?

– Разве это не грандиозно? – спросила она. – Как быстро двигался поезд и какой он красивый! Ваш паровоз просто чудо, мистер Стивенсон!

Роберт с гордостью улыбнулся. Корделия встретилась с ним взглядом, потом посмотрела на Дархерста, и на ее щеках расцвели розы.

Стесняется и краснеет? Невероятно! Кто же вызвал это, Стивенсон или Дархерст? И должно ли его это волновать? Гевин был откровенно заинтригован.

– Вы готовы ехать? – спросил он.

– Уже? – Корделия улыбнулась своему спутнику и снова через плечо бросила долгий взгляд на Дархерста.

– Думаю, нам с вами нужно многое обсудить.

Искрящиеся звездочки исчезли из ее глаз.

– Вы правы. Извините меня, мистер Стивенсон.

Корделия убрала руку с локтя молодого человека, и Стивенсон изящно поклонился.

– До скорой встречи.

– Да, до встречи.

Уголком глаза она бросила на Дархерста прощальный взгляд и повернулась к нему спиной. Пожав плечами, Гевин взял Корделию под руку и направился прочь с платформы. Когда они уселись в экипаж, наблюдая, как тетя Кэролайн с Джеймсом идут к карете, музыка стихла, и тетя помахала ему, а Джеймс сделал вид, что не замечает Гевина.

Экипаж тронулся, и Гевин сделал глубокий вдох.

– Странно, почему мистер Хауленд не в духе? Все еще страдает из-за потери невесты?

– Нет. – Теперь настало подходящее время сказать ей правду. – Страдает не он, а я.

Корделия удивленно уставилась на него.

– Вы страдаете по мисс Мельбурн? Я подозревала, что она заигрывала с вами, но страдать...

– Не совсем так. – Гевин откашлялся, радуясь, что движение заставляет его все время смотреть вперед. – Я чувствую, что должен сообщить все обстоятельства, чтобы вы могли лучше обдумать свое будущее.

– Так вы что, не хотите жениться?

– Я просто хочу, чтобы вы выслушали.

Корделия медленно кивнула.

– В последние несколько недель мы с мисс Мельбурн проводили очень много времени вместе, и я сильно привязался к ней.

– Понимаю. – Корделия сглотнула. – Вы любите ее?

Опять это слово. Гевин поморщился, но ответил честно:

– Я знаю только, что чувствую... привязанность к ней, такую, какой никогда в жизни не испытывал. Было бы нечестно с моей стороны жениться на вас, не сделав это совершенно ясным.

63
{"b":"4981","o":1}