1
2
3
...
17
18
19
...
42

— Где же твоя волшебная сила, брат? Ты можешь возвращать умирающих с края тьмы, но сейчас сам ближе к ней, чем был Южный Ветер. У тебя есть только один выход!

— Отдать камень?

— Да!

— А что я получу взамен, Большой Конь?

— Жизнь!

— Но ведь я выиграл камень!

— Жизнь, — повторил шаман. — Ты спрятал мои кости и бросил свои, поддельные. Вот как ты выиграл!

— Ага, Большой Конь, — улыбнулся парень, — ты думаешь, что я не разглядел твои кости и не почувствовал, что у них срезаны края. Ты знаешь эти кости лучше, чем лицо своей уродливой скво.

— Что бы ты ни думал, — ухмыльнулся тот, — но ты спасешь свою жизнь, только если отдашь наш камень. Давай! Я пришел за ним, верни его — и все будет хорошо.

— Слушай, Большой Конь, я рисковал своим конем и выиграл. Если я отдам тебе красный камень, то вернешь ли ты мне стоимость коня? Ты можешь спросить у вождя, сколько он стоит.

— Ты выиграл поддельными костями, — повторил индеец. — Отдай «красный глаз» и получишь жизнь. Неужели камень дороже тебе, чем собственная жизнь?

Самоуверенность, сквозившая в его голосе, осанке и жестах, породила волну ярости, нахлынувшую на Майкла.

— Ну хорошо же, — проговорил он, сдерживаясь с большим трудом, — ты видишь, что я вышел без оружия. Это значит, что я хочу просто поговорить с тобой.

— Да, вижу.

— Еще утром у меня были винтовки, нож и многое другое. Все это исчезло, остался только вороной конь, которого вы сейчас окружили.

— Вот видишь, — заметил колдун, — тебе не удастся убежать. Даже если бы ты ускользнул от меня, поймал в селении какую-нибудь лошадь и ускакал на ней, то все равно бы ты не ушел от этого черного великана. Наш воин на твоем собственном жеребце догнал бы тебя!

И он расхохотался от такой удачной мысли. Рори при звуках этого резкого смеха крепко сжал зубы, но затем все же сумел улыбнуться Большому Коню.

— Ладно. Думаю, что умный человек платит цену, которую у него просят, и забывает об этом.

— Да, так всегда поступают мудрецы, — согласился Большой Конь.

— Хочу посмотреть на него в последний раз, — вздохнул Рори и развернул кожу, в которой хранился камень. Он горел, словно кусочек заходящего солнца, своим собственным светом, испуская слабые лучи из самой глубины.

— Вижу ли я тебя в последний раз? — задумчиво произнес Майкл.

— Давай мне его быстрее, — прервал Большой Конь. — У тебя осталось мало времени. Скоро появятся звезды, и тогда уже будет слишком поздно раздумывать.

— Ну что ж, возьми! — сказал Рори.

Он протянул руку с драгоценностью, но сам смотрел не на камень, взгляд его не отрывался от тяжелой, грубо вытесанной челюсти шамана. Когда тот нетерпеливо шагнул к нему, Майкл, держа камень в левой руке, правой изо всех сил обрушил удар на эту челюсть, молитвенно что-то прошептав.

Кулак попал точно в костлявый подбородок. Отдало в руку, и она онемела до плеча. Большой Конь стал медленно валиться назад, алчный огонь потух в его глазах. Он был уже не в состоянии предотвратить второй удар, который последовал в то же самое место. Шаман рухнул на землю у ног лошади.

Он конвульсивно попытался ухватиться за качающееся ременное стремя, но упустил его и затих в неуклюжей позе на боку.

Майкл подскочил к лошаденке и, словно кот, прыгнул в седло, обхватив ее бока руками и ногами. Та испуганно заржала и завертелась на месте. Прийдя в себя, она полным ходом рванула прямо в селение. Это направление устраивало Майкла. Ему был нужен самый короткий путь, чтобы прорвать кольцо врагов.

За спиной он услышал вопль. Прозвучало два выстрела, пули просвистели рядом со щекой. Неплохие стрелки, видно, колдун выбрал лучших воинов. Но главная опасность подстерегала его впереди. Справа и слева находились две группки подвое индейцев — всего четыре человека, четыре винтовки, стреляющие в упор! Вряд ли можно надеяться ускользнуть от них. Однако сумерки сгущались, и это было самое предательское время — ни день, ни ночь. Но, может быть, при его внезапном появлении дрогнет рука даже у этих опытных и умелых воинов? Майкл надеялся на это, потому что ни на что другое надежды не оставалось.

Он увидел, как вскидываются две винтовки. И в следующий миг с его головы слетела шляпа. Другой же индеец в ярости бросил свое оружие наземь — видно, произошла осечка. Нужно ждать еще двух выстрелов!

Он распластался вдоль шеи скачущей лошади и закричал. Ему показалось, что это может помочь. Рори увидел красный клуб огня, вылетевший из ствола винтовки, которая была нацелена ему прямо в лицо. Затем все исчезло, и только двойное эхо выстрела звучало у него в ушах. Лошадь по-прежнему неслась изо всех сил, и сгустившиеся ночные тени сомкнулись за ней.

Послышались еще выстрелы, но пули пролетели слишком далеко.

И все же еще одна опасность настигала его из темноты. Майкл повернулся, и ему показалось, что за ним следует крылатый конь, легко скользящий над поверхностью земли.

Вороного жеребца доверили самому лучшему воину и, несомненно, самому меткому стрелку.

И все же смертельная игра еще не была проиграна, если верный друг не забыл науку, которой Рори обучал его в загоне У эра. Беглец пронзительно засвистел и, услышав знакомый звук, конь совершил высокий прыжок, словно преодолевая невидимое препятствие. В полете длинное тело согнулось, резко выпрямилось при приземлении, и уже с пустым седлом жеребец продолжил свой бег в поисках хозяина.

Глава 17

В доме У эра вечер выдался спокойным. Среди мексиканских рабочих в течение дня не произошло никаких неприятностей, жара медленно уходила из мозгов и мышц под дуновением ветра, ласкающего долину. На веранде дома текла неторопливая беседа.

Самого «полковника» не было. Он уехал накануне на другие прииски за деньгами, которые были ему должны: в тяжелые времена Уэр иногда давал в долг. Его ожидали только на следующий день. Главной новостью было прибытие двух кавалерийских отрядов, ставших лагерем в долине. Их белые палатки, освещенные кострами, мерцали в темноте. Иногда у привязей ржали лошади, слышались голоса людей, смеющихся или спорящих. Это давало ощущение безопасности, что было не совсем привычным для Аризоны тех дней.

Командир отряда майор Артур Талмейдж сидел на крыльце с миссис Уэр и ее дочерью. Четвертым в компании был тот самый симпатичный капитан, который потерял, а затем нашел своих лошадей — Томас Бэрн. Майор возглавлял экспедицию, направляющуюся в самое сердце владений индейцев.

— С апачами, — говорила в этот момент Нэнси, — могут справиться только те, кто разбирается в дипломатии.

Надо заметить, что майор любил афоризмы больше, чем виски. А виски он любил больше всего на свете.

— Сегодняшний дипломат — это завтрашний предатель, — объявил он.

— Что вы этим хотите сказать? — спросила миссис Уэр.

На веранде не было лампы, но свет падал из окна ближней комнаты и выхватывал из темноты руки женщины, сложенные на коленях.

— Сегодняшним мягким речам завтра потребуется крепкий кулак, чтобы их поддержать, — пояснил майор.

— Но в конце концов, — начала Нэнси, — если вас послали только за украденной лошадью и жеребенком…

— Я не просто ищу кобылу и жеребенка, — прервал ее майор. — Это только предлог, при помощи которого я надеюсь покончить со всеми беспокойствами и неприятностями.

— С апачами легче нарваться на неприятности, — ответила Нэнси.

— Да, — вздохнул капитан. — Кое-кто уже сыт этим по горло.

— Из одного прискорбного случая, — поучительно сказал майор, отчетливо выговаривая слова, — не наберешься опыта на всю жизнь.

— Одного прискорбного случая с апачами вполне может хватить для смерти, — парировала девушка. — Так уже случалось не раз, капитану просто повезло.

— Да, действительно, мне вернули украденный табун, — кивнул Бэрн. — Я все еще не могу поверить в это. И вы знаете, шельмецы ошиблись и возвратили на несколько лошадей больше, чем увели!

18
{"b":"4991","o":1}