1
2
3
...
26
27
28
...
42

— Я не боюсь смерти, Южный Ветер, и мне очень жаль, что придется колдовать против апачей, ведь мы были друзьями. Я надеялся, что мой вигвам будет всегда открыт для них, а их вигвамы — для меня. Теперь они хотят убить меня, но ничего у них не получится. Пули их полетят обратно, а ножи затупятся. Все будет так, как я говорю. Прощай!

Индеец глубоко вздохнул, замер в нерешительности, а затем схватил руку своего спасителя и пожал ее.

Рори прошел к жеребцу, оседлал и взнуздал его, затем засыпал овса и бросил охапку сена. Повернувшись к двери, он уже не увидел Южного Ветра, который беззвучно исчез из конюшни. Ведя в поводу Дока, Майкл направился к дому и до него успел долететь удаляющийся быстрый топот копыт.

Теперь Рори предчувствовал настоящую беду. Если раньше он еще сомневался в трагическом исходе всей этой печальной истории, то сейчас понял, что шансов никаких не осталось. И все же он не мог заставить себя спасать свою жизнь бегством.

Нэнси ждала его, опираясь на винтовку, у входа в дом:

— Вы собираетесь спрятать Дока здесь?

— Да, если вы не против, я заведу его в одну из пустых комнат.

— Знаете, когда они начнут пальбу, то вряд ли промахнутся по такой крупной мишени, как лошадь.

— Промахнутся, — заверил он ее, — сейчас я заколдую все их пули, и они не попадут ни в нас, ни в коня.

И Майкл щелкнул пальцами. Девушка улыбнулась ему в ответ.

— Все равно поторопитесь. Как только появятся эти краснокожие негодяи, то и от мексиканцев надо будет ждать неприятностей с тыла. Трое из них уже просились в подвал, якобы за каким-то старым оружием. Как бы не так! Будут они возиться с ржавым железом, когда в этом подвале сложено серебро. Вход туда охраняет капитан, но ему может понадобиться помощь.

Рори стал заводить коня в дом. Тот элегантно поднялся по ступенькам, вытянув голову, принюхался к двери, и затем, словно танцор, грациозно пересек гостиную и прошел за хозяином в маленькую кладовку с единственным окном. Там Майкл заставил его лечь, заметив Нэнси, что Док будет еще одним защитником дома. Никто не сможет проникнуть внутрь через окно в каморке без того, чтобы жеребец не поднял тревогу.

Затем он ушел проверять надежность обороны и оставил на время своего верного друга, который обиженно засопел, недовольный уходом хозяина.

Рори внимательно осмотрел долину с высоты галерей и увидел только две или три точки, далеко отстоящие друг от друга, но медленно приближающиеся к роднику. Основная масса индейцев все еще преследовала бежавших кавалеристов, от которых не осталось и следа — ни облачка пыли, ни единой фигурки на горизонте. Да, дело обстояло скверно, Южный Ветер моги не говорить о безысходности их положения.

Но все же оставалось еще несколько мирных минут.

Он вернулся в дом, и вдруг из внутреннего дворика донеслась сердитая брань на испанском. Бэрн о чем-то спорил с мексиканцем. Один из них пронзительно завопил:

— Все! Хватит болтать! Мы даем тебе последний шанс, открывай дверь!

Майкл подошел к задней двери и, выглянув, увидел, что кричал Мигель, молодой полукровка, сын Алисы. За ним мрачно толпились все мексиканцы, работающие на прииске.

— Ах ты, мерзавец, — воскликнул в ответ вышедший из себя капитан, — ты что, думаешь, я не понимаю, что вам нужно серебро? Черта с два вы его получите, клянусь в этом!

— Если ты не откроешь дверь, мы откроем ее сами. Порохом! — И Мигель громко засмеялся.

— И если только кто-нибудь посмеет нам помешать, — добавил он угрожающе, — то на воздух взлетит не только дверь, а и весь дом!

Хриплыми возгласами одобрения толпа приветствовала эту угрозу. Миссис Уэр со слабым стоном опустилась на стул.

— Сопротивляться им бесполезно, — прошептала она. — Если бы только Дин знал, какой опасности мы подвергаемся из-за этого серебра! Но что мы можем предпринять?

— Если бы я знал! У них целая тонна пороха, — взволнованно ответил Бэрн, — а взрывать-то они умеют. Что им стоит пустить на воздух этот дом и нас вместе с ним? Наверное, придется мне открыть эту дверь.

— Не надо, — процедил сквозь зубы Рори. — Я еще заставлю призадуматься этих грязных свиней!

И он шагнул к окну, выходящему во двор.

— Эй, Мигель!

Вся толпа мексиканцев повернулась на окрик, некоторые из них подняли винтовки и навели их на окно.

— Отец, — робко проговорил Мигель. — Иди к нам. Мы твои дети, а в этом доме тебе опасно находиться. Выходи и присоединяйся к нам, ведь ты сделал для мексиканцев так много доброго.

— Мигель, я вам еще больше пригожусь, — любезно пообещал Майкл. — Но поднимись на галерею и посмотри, как сюда скачут апачи за вашими скальпами. Уж они-то сожрут вас всех живьем!

Глава 26

Толпа в страхе зашумела. Для Рори этот шум звучал сладкой музыкой, Затем мексиканцы ринулись к передней части дома. На месте остался лишь один старик, который проклинал лживого «американо» и уверял, что все индейцы поскакали за трусливыми солдатами, и у них, у мексиканцев, есть еще время, чтобы забрать с прииска все, что они хотят, вернуться домой и жить, как джентльмены, всю оставшуюся жизнь. Он уже почти завершил свою пламенную речь, как вдруг крики ужаса подтвердили правоту слов Майкла. Мексиканцы снова хлынули назад.

Похоже было, что рабочими командует Мигель. Сейчас он стоял посреди двора за домом и выкрикивал распоряжения, в которых, однако, было мало толку. Он приказал всем вернуться в свои жилища, мигом собрать ценные вещи, пожитки, утварь и принести их сюда — под защиту внутреннего ряда домов.

Хижины мексиканцев располагались двойным полукругом вокруг особняка хозяина. Всего их было шесть и в них жило около двадцати рабочих со своими семьями.

Крики Мигеля произвели действие на его товарищей, парализованных страхом, и они кинулись к своим лачугам. Начальственный голос, отдающий приказы, — незаменимое средство для пресечения паники.

Мигель после этого обратился к Рори:

— Сеньор, отец наш! Я думаю, что апачи в десять раз больше жаждут скальпов белых людей, чем бедных пеонов. Они ведь будут штурмовать дом, а у вас всего двое мужчин, и вряд ли вы справитесь. Впусти нас, и мы поможем тебе.

— Ну, и что из этого получится? — спросил Майкл. — Будем сидеть друг у друга на головах? Нет уж, обойдемся без вас, лишь бы было удобно стрелять. Так что оставьте нас в покое. И серебро тоже.

— Да, о серебре, — подхватил мексиканец, — я клянусь, что…

— За единственное клятвопреступление ты будешь гореть в аду десять тысяч лет, поэтому не надо клясться. Лучше скажи, неужели ты думаешь, что я совсем сошел с ума и впущу тебя и остальных головорезов в дом?

Мигель ничего не ответил. К этому времени внешний ряд хижин был освобожден от имущества, и в них заложили огромные заряды пороха. Мексиканцы вновь стали сбегаться во двор, обезумев от страха и простирая руки к Рори, спокойно сидящему на подоконнике и курящему сигарету. Он кивал им и успокаивающе помахивал рукой. Похоже, пока особняку ничего не угрожало. Индейцы заходят в тыл и, видимо, сначала будут атаковать дома мексиканцев. Но как только они их захватят, то доберутся и сюда. А это не займет у них много времени.

Мигель убежал и стал руководить подготовкой к взрыву внешнего ряда лачуг. Донеслись боевые кличи апачей, сопровождаемые громоподобным топотом копыт.

Мексиканцы, столпившиеся позади дома, ответили на это криками отчаяния.

Капитан подбежал к Рори.

— Послушайте, вы в этом деле разбираетесь больше меня, но мне кажется, что нам нужно выйти и помочь пеонам отбить нападение индейцев. Два опытных стрелка, две лишние винтовки…

— А тем временем апачи вышибут дверь, ворвутся в дом и убьют женщин? — перебил его Майкл. — Нет уж, останемся здесь. Если кто-то из мексиканцев и погибнет, то они этого заслуживают. Но я не думаю, что их легко перестрелять. Смотрите, Мигель — прямо генерал, и голова на плечах у него есть. Ну все, кажется, начинается!

Крики атакующих индейцев звучали все громче с каждой секундой. И вдруг, как будто в ответ на этот страшный и невыносимый звук, землю сотрясли один за другим шесть мощных взрывов. Они подняли в воздух обломки, которые дождем посыпались вниз, грозя накрыть всю толпу.

27
{"b":"4991","o":1}