ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Они его засекли, — сказал Эндрю Эпперли.

— Вот рисковый малый! — восхищенно воскликнул Дэвид. — Он не сдается. Слушай, Энди, он что, плывет прямиком вон к тому пассажирскому кораблю?

Громада Бостонского пассажирского скользила по течению, и, к восторгу братьев, пловец повернул и устремился наперерез курсу быстроходного корабля.

— Он или вырвется, или умрет! — воскликнул Эндрю. — У этого парня стальная воля, Дэйв. Смотри, катер его догнал! Команч, спокойно!

Огромный пес издал яростный вой и бешено рванулся, оборвав цепь. В тот же миг беглый заключенный нырнул прямо под скоростной катер, и большой корабль прошел мимо него.

Глава 2

СОБАЧЬЯ КРОВЬ И ВОЛЧЬЯ КРОВЬ

— Он погиб! — воскликнул Эндрю Эпперли. — Жуткое зрелище, брат!

— Скорее всего, это убийца, — спокойно сказал Дэвид. — Он собственной рукой совершил ту кару, которую не пожелал принять от закона. Нам не стоит расточать сожаления по поводу такого человека, каким он, наверное, был. Посмотри, как суетится сторожевик: наверное, желает убедиться, что беглец и вправду погиб!

Пассажирский корабль тем временем прошел мимо, и высокая кильватерная волна от него подбрасывала яхту братьев вверх-вниз, а сторожевой катер все еще сновал и сновал по реке, разыскивая смельчака. Но явно безуспешно. И слепящий луч тюремного прожектора заметался еще быстрей, направляя временами яркий свет прямо в глаза братьев.

— Почему вдруг притих Команч? — спросил наконец Дэвид, прислушиваясь к воцарившейся на яхте тишине.

— Кстати, где же пес? Господи, он оборвал цепь!

Цепь лежала тут же, на палубе, как дохлая змея. Видимо, она порвалась прямо у ошейника, когда здоровенный зверь натянул ее и рванулся к свободе.

— Осмотри палубу! — быстро сказал Эндрю Эпперли.

Он поспешно сбежал вниз. Но почти сразу вернулся; лицо его было мрачно.

— Команч, должно быть, уже добрался до берега, — предположил Эндрю.

— Мы видели его в последний раз. Он промчится сквозь город как молния и выскочит на простор. Говорю тебе, Дэйв, лучше потерять десять тысяч долларов, чем этого монстра. Сдается мне, что мы его никогда больше не увидим!

— Вот и слава Богу, — ответил Дэвид. — Но не лучше ли нам будет сообщить о его побеге на берег? Дикий бешеный волк несется по улицам…

— Слишком поздно! Куда бы он ни летел, он мчится что есть духу, а я знаю, как он умеет бегать. Постой-ка, что это?

Эндрю, вытянув руку, показывал на темную гладь реки, и Дэвид, всмотревшись, увидел, как что-то медленно плывет против приливного течения. Секунду спустя он посмотрел опять, и ему показалось, что там, на водной глади, маячат две фигуры. Они подплыли на яхте ближе, и теперь четче стала видна не только большая голова и торчащие уши Команча, но и тело мужчины, которого он волок за собой.

— Ты видишь? Ты видишь? — выдохнул Эндрю Эпперли. — Что ты теперь скажешь, брат, насчет волка? Ты когда-нибудь слышал, чтобы волк прыгнул в реку и вытащил тонущего человека? Есть в нем собачья кровь или нет?

Они перебежали на нос судна, потому что именно к носу продвигался по воде Команч, продвигался с трудом, хотя было ясно, что он отличный пловец и, конечно, преодолеет силу приливного течения.

Эндрю Эпперли подскочил к швартовым и, насколько мог, вытянул вниз руку, пытаясь ухватить Команча за густую шерсть на загривке. В этот момент река поднесла животное ближе к яхте и он потащил собаку из воды. Понадобилась не только вся сила Эндрю, но и помощь Дэвида, чтобы поднять измученного пса на палубу.

Вытащить мужчину, который вцепился в Команча, оказалось несколько легче, потому что надо было торопиться: подгоняли шум и гам, доносившиеся с Блэкуэлла, мелькание прожекторов и суета на сторожевом катере, поднявшаяся из-за худощавого парня, которому на вид оказалось не больше двадцати. Эндрю передал его Дэвиду, и тот выволок парня в полубессознательном состоянии на палубу. Но в следующее мгновение он вскочил с испуганным воплем.

— Эндрю! Этот чертов волк чуть меня не цапнул, а сейчас приканчивает парня из реки… держи его… пресвятые небеса!

Он замолчал, и старший брат, вскарабкавшись на палубу, застал странную картину.

Спасенный лежал, вытянувшись во весь рост, повернув лицо к звездам, и из его груди вырывалось хриплое дыхание. Над его головой сидел Команч, его лапы дрожали от слабости, но к нему на глазах возвращались ярость и злоба.

— Пресвятые небеса! — воскликнул Эндрю. — Да он о нем заботится!

— Просигналь сторожевику, — сказал Дэвид.

— Ни за что! Вернуть этого беднягу в лапы закона, после того как Команч вытащил его из воды?! Даже и не думай, что я это сделаю, Дэйв. Но как оказать ему помощь, пока эта тварь торчит над ним?

— Не знаю! Страннее я еще ничего не видывал в жизни! Этот зверь меня совершенно с толку сбил. Что стряслось с его башкой?

— Собачья кровь, Дэйв, собачья кровь. Не ты, не прочие знатоки, а я оказался прав! Это не чистопородный волк! Но наш приятель из речки, похоже, начинает приходить в себя. Он выкарабкается. Как же ему, однако, удалось не угодить под корабль? Тот, казалось, прошел прямиком через него!

— Он, должно быть, нырнул и плыл под днищем, пока оно не кончилось.

Беглец приподнялся и сел, его покачивало, а Команч зарычал, не открывая рта, и притиснулся к нему поближе.

— Осторожно! — предупредил Эндрю Эпперли. — Эта собака опасна, дружок.

— Эта собака опасна? — переспросил человек, выуженный из реки. Тут он негромко засмеялся, и его рука обвилась вокруг шеи Команча. — Опасна? — повторил беглец.

А Команч повернулся и лизнул лицо спасенною им человека. Братья от удивления и восторженного ужаса не могли вымолвить ни слова.

— Я бы передал вам кое-что, — сказал наконец Эндрю, — если б смог пронести это мимо Команча.

— Вы уже достаточно дали мне, — заверил беглец. — Через минуту я буду на ногах, а потом смоюсь на берег.

— Каким образом вам удалось не угодить под корабль?

— Счастливый случай. Они были прямо у меня над головой и орали, что будут палить из «гэтлинга», если я не остановлюсь и не сдамся им в руки. Но мне нужно было добраться до большого корабля, и я делал для этого все возможное, а. потом нырнул.

Он закрыл глаза. Его ноздри затрепетали, и он глубоко вздохнул.

— Плавать — не мое призвание, — проговорил он все еще с закрытыми глазами.

Потом, сделав над собой усилие, стал подниматься на ноги. Шагнул к поручням того борта, где был берег, но было видно, что его ноги подкашивались.

Легко было догадаться, что помешало ему исполнить задуманное, потому что капитан сторожевого катера, очевидно, догадался, что произошло, и внезапно направился прямиком к яхте.

— Вам знакомо мое лицо? — быстро спросил беглец.

— Нет, — ответил Дэвид Эпперли.

— Вы когда-нибудь слышали имя Джек Димз?

— Нет.

— Подумайте хорошенько!

— Погоди-ка! Это Одиночка Джек Димз?

— Это вас напугало?

Братья молчали.

— Я спущусь вниз в каюту, — сказал беглец. — Когда они захотят обыскать яхту, может быть, вы сможете их не впустить… Если так случится, вы спасете мне жизнь. Правда, весьма возможно, вы не пожелаете связываться с ними. В таком случае я получу то, что мне положено. Так или иначе, я буду ждать внизу.

Как ни был измучен беглец, как ни были истощены его физические силы, разум, вне всякого сомнения, все воспринимал ясно и четко. Он овладел своим голосом, прежде чем объяснить все это. Но когда стал спускаться в маленький люк, его сильно шатало. Команч с рычанием сопровождал его и исчез следом за ним.

В тот же миг слепящий луч прожектора со сторожевого катера упал на лица братьев.

— Ну что, Дэйв, — сказал старший, — что будем делать? Попытаемся его спасти?

— Черта с два! Мне, Энди, это не нравится. Кого угодно, только не Одиночку Джека!

— Я никогда не слышал о нем прежде.

— Не слышал? Да, правда, ведь он объявился лет семь или восемь назад, а ты уехал отсюда раньше. Одиночка Джек! Говорю тебе, для него убить человека — все равно что для нас с тобой зарезать цыпленка!

2
{"b":"5006","o":1}