1
2
3
...
15
16
17
...
33

— Мы не можем позволить, чтобы так продолжалось и дальше, мистер Николс, — сказал Радан.

Было слышно, как Хэйг разравнивает дорожку мастерком.

— Ладно, — сказал наконец Радан. — Полагаю, у вас могли возникнуть некоторые вопросы, не так ли?

Я промолчал.

— Отлично, — произнес он. — Я давал вам шанс, и не один. А мне советовали потратить на разговор не более десяти минут. Их за глаза хватило бы... Говорите, где Вивьен Райс?

— Никогда не слышал этого имени. — Во мне постепенно нарастала ярость.

«Надо заморочить ему голову, а то он поймает меня на слове», — подумал я и стал тянуть время.

— Вы видели мистера Ноэля Тиса? — спросил он.

— Кто это?

Радан нахлобучил шляпу и пристально посмотрел мне прямо в глаза.

— Вы получите по заслугам, Николс, — процедил он, резко повернулся и пошел прочь.

Я глядел ему в спину. Когда Радан поравнялся с Хэйгом, стоя на коленях разравнивавшим площадку, то любезно улыбнулся ему. Но вдруг неожиданно пихнул старика ногой в голову и резко толкнул его на носилки с раствором. Хэйг потерял равновесие и угодил руками в жидкое месиво.

— Эй вы! Послушайте! — заорал я и побежал к упавшему.

Радан на секунду остановился, мельком глянул на мотель, сел в свой чудовищный «кадиллак» и, сделав эффектный вираж, вылетел на шоссе, а затем на полной скорости скрылся за поворотом.

Я подбежал к Хэйгу.

— Вы даже не представляете, как мне неприятно, — задыхаясь, проговорил я.

— О, не волнуйтесь, пожалуйста, мистер Николс. Я сразу понял, что он — человек раздражительный — еще когда капля раствора упала на его башмак. Я ничуть не обиделся. В этой жизни всякое бывает, — философски заметил Хэйг. — Лучше взгляните — правда, площадка теперь как новенькая? Кстати, у вас есть белая краска? Надо написать буквы, чтобы все было по правилам.

— В гараже должно быть немного, — ответил я.

Почувствовав прилив радости от того, что все обошлось, я вернулся в кабинет. По дороге я обдумывал, как бы поскорее увидеть Вивьен. Этот Радан — просто чудовище...

— Рой! — услышал я.

— Что?

— Чего он хотел?

— Кто? А, этот человек... Странный субъект. Сказал... что собирается открыть мотель. Приехал из Тампы, и теперь катается повсюду, осматривая мотели, набирается опыта. Наш ему понравился. Он задавал мне кучу вопросов, еле от него избавился...

— Любопытно.

— Вот именно. С трудом ему кое-то разъяснил. Ему понравилось, что несмотря на все наши неурядицы мы продолжаем тянуть мотель, не обращая внимания на эту чертовщину со строительством дороги. Пожелал нам успеха, ну и все такое прочее.

— Рой, прошу тебя, не напоминай о нашей беде. Что будем делать? Где бы достать немного денег?

— Думаю, выход есть, — сказал я.

Мы находились в кабинете — Бесс стояла у двери в гостиную, я уселся на стул. Наконец она повернулась и ушла на кухню.

Я задумался, куда бы мне ее отослать, чтобы получить возможность поговорить с Вивьен, но не мог придумать ничего подходящего. Бесс снова появилась в кабинете, взгляд ее не предвещал ничего хорошего.

— Рой, ты очень скверно выглядишь, — сказала она. — Честное слово, я еще никогда тебя таким не видела. Послушай, соберись с силами и не думай о всяких неприятностях. Все будет хорошо. Надо надеяться и ждать. Ты что, плохо себя чувствуешь?

— Наверно.

— Или, может, на тебя так подействовала поездка в Чикаго?

— Да нет же! Возможно, это с похмелья. Все проклятое виски! Теперь ни за что его не буду пить.

Сейчас мне больше всего хотелось ни о чем не думать. И я попытался успокоиться.

— Тебе не показалось, что этот человек имеет отношение к банку? — спросила Бесс.

— Нет, что ты! — мне больно было видеть Бесс такой расстроенной и знать, что я бессилен чем-то ее успокоить. Надо что-то делать, а я не в состоянии! Я был на грани отчаянья.

— А вдруг они захотят продать наш мотель? Без всякого предупреждения... — в голосе Бесс звучали нотки беспокойства.

— Ради Бога, дорогая... — у меня даже голос изменился. — Они не могут так поступить. Не имеют права! И ты это знаешь не хуже меня.

— Но что с тобой происходит, Рой?

Я ничего не ответил и вышел из мотеля на лужайку. Вивьен не подавала никаких признаков жизни. Я знал, что мне нечем успокоить Бесс, а о том, чтоб рассказать ей о Вивьен, не могло быть и речи. Вернувшись в мотель, я увидел, что Бесс сидит на кухне, устало положив руки на стол. Когда я вошел, она подняла глаза.

— Я так и знала, что все плохо кончится! — воскликнула она.

— Не волнуйся, дорогая!

— Беда никогда не приходит одна. До чего отвратительно только и думать о том, как бы выбраться из этого ужаса.

— Знаю, милая.

— Не сомневаюсь.

«Боже мой! — пронзила меня ужасная мысль. — А вдруг она действительно обо всем знает?!»

Бесс медленно встала, расправила складки на юбке и села за письменный стол.

— Рой, — сказала она. — Этот человек придет снова.

Я подошел к ней. Она нахмурила брови.

— Да, да, Рой. Этот человек из катафалка придет еще раз, — повторила Бесс. — Просто вижу его перед глазами.

Я посмотрел в окно, но там никого не было. И тут я понял, что мы приговорены, мы просто обречены видеть этого человека, и не один, а еще много-много раз.

Глава 9

— Миссис Николс, я хотела бы поговорить с вашим мужем.

— А, добрый день, мисс Латимер!

— Ваш муж дома?

— Да, он в соседней комнате. Что-нибудь случилось?

— Я бы хотела, чтобы он взглянул на мою плиту. Кажется, она не в порядке.

— То есть как не в порядке? — крикнул я из комнаты.

Я стоял неподалеку от двери и слышал их разговор. Вивьен по-прежнему была в белых шортах, но выглядела неважно — волосы растрепаны, глаза не подкрашены, лицо, несмотря на румяна, бледное, взгляд безумный. Бесс окликнула меня, пошире приоткрыв дверь.

— Мисс Латимер говорит, что у нее не в порядке плита, — сказала она и подмигнула мне.

— Хотите, чтобы я посмотрел?

— Если вам нетрудно. Извините, что беспокою вас из-за пустяка.

— Ну что вы! — Я многозначительно ущипнул Бесс за бедро.

Вивьен вышла на лужайку, я следом за ней. Бесс проводила нас взглядом и сказала вдогонку:

— Пойду полюбуюсь на работу мистера Хэйга.

— Всякий раз, когда включаю газ, происходит что-то вроде небольшого взрыва, — громко объясняла мне по дороге в коттедж Вивьен так, чтобы ее слышала Бесс.

— Наверно, в вентиль попадает воздух, — так же громко отозвался я.

Едва мы с Вивьен оказались за углом мотеля, как она с ужасом воскликнула:

— Боже мой, Николс!

— Тише, погоди пока не отойдем подальше!

Не успели мы подойти к двери коттеджа, как Вивьен резко повернулась, словно от удара ножом.

— Я его видела! Это Радан! Я знаю его! И знаю, зачем он приходил. А ты мне ничего не сказал! Да и что тут говорить! — задыхаясь продолжала она. — Он слишком хорошо известен, Николс! Я видела его один раз в Нью-Йорке и узнала, как только он появился. Знаешь, чем он занимается? — Вивьен перешла на шепот, она говорила как бы с трудом, глаза ее лихорадочно блестели и буквально вылезали из орбит. — Он убийца, Николс! Убийца!

— Замолчи сейчас же!

— Это правда! Не веришь? Вижу, ты не хочешь верить! Потому что ты наивен, как ребенок, Николс. Но все это правда. Радан — наемный убийца. Ты сейчас подумал, почему ж он ЭТОГО уже не сделал? Ты так подумал, да? Глупый!

— Успокойся, кретинка! — не на шутку разозлился я. Не хватало мне еще истерики.

— Мне о нем недавно рассказывал Ноэль, — она замолчала, повернулась ко мне спиной и стояла так несколько секунд, пока у нее не начали содрогаться плечи.

Я страшно перепугался, как бы она не начала кричать. Но Вивьен не закричала. Она, запинаясь, продолжала говорить. Слова давались ей с трудом, словно в горле у нее застрял ком. В глазах стоял ужас.

— Ноэль мне сказал, что Вирт Радан настолько жесток, что даже его компаньоны боятся иметь с ним дело! — прохрипела она.

16
{"b":"5028","o":1}