ЛитМир - Электронная Библиотека

Я тяжело поднялся и прошел в ванную, где обнаружил стакан. Вымыл его, наполнил водой и, возвратившись в комнату, снова уселся на стул. Я чувствовал, что немного пьян. Отпив глоток воды из стакана, сказал:

— Если ты меня обманула, я тебя брошу.

Она промолчала.

— Тебе придется очень скверно, если ты нарвешься на Бесс. Бесс — это моя жена, — добавил я.

Вивьен сидела неподвижно, уставившись в одну точку, как бы размышляя.

— Я служил в торговом флоте, потом был на войне, и немало повидал, чтобы научиться разбираться в людях. Думаешь, что сумеешь обвести меня вокруг пальца?

— Завтра утром ты раздобудешь машину. Я дам тебе денег на ее покупку, — заявила она твердо.

— Мы познакомились с Бесс в штате Нью-Мехико, где проживала ее семья. Есть там один маленький городок... Мы сразу полюбили друг друга и вскоре поженились, не имея ни гроша за душой. Работая на станции техобслуживания, я скопил немного деньжат и смог купить буксир. Мы копили и копили и вскоре приобрели небольшой домик. Но потом наши дела пошли из рук вон плохо, пришлось продать буксир, а следом за ним и дом. Мы обзавелись старым автомобилем и переехали во Флориду, где я занялся ловлей раков. Мы начали экономить каждый цент...

Я говорил и говорил без остановки. Я был уже порядочно на взводе и меня одолел приступ меланхолии, но я продолжал говорить:

— Наконец мы решили открыть небольшой мотель. Его уже построили, но, как назло, место оказалось невыгодным. Из-за этой проклятой дороги все полетело к чертям! Но спустя какое-то время мы узнали, что собираются проводить новую трассу, и как раз перед самым мотелем. И обрадовались! А какой мотель! Двадцать коттеджей со спальней, гостиной, кухней и ванной. Все шло как по маслу. Я решил обратиться за ссудой в банк. Так и сделал. Тем временем у Бесс скончался отец и оставил ей немалую сумму. Эти деньги мы тоже вложили в дело. Мы работали не покладая рук и добились своего — удалось заплатить начальный взнос. Все шло прекрасно. Нашему счастью не было границ. Но вот начали поступать первые векселя...

— Да...

— С огромным трудом мы их погасили. Дорогу уже начали строить. Й тут возникли первые трудности. Хотя банк и предоставил нам отсрочку, время истекло. Но я все равно не отступал.

Я сделал порядочный глоток и продолжал:

— Строительство автострады почему-то приостановилось. А потом... — и я пересказал Вивьен разговор с Поттером.

— Для чего ты мне все это рассказываешь? — спросила она.

— Только для того, чтоб ты знала.

— Видно, тебе неизвестно, что такое настоящие проблемы, — тихо проговорила она. — Ну да ладно, продолжай, Николс.

— Ну вот, — сказал я. — Если дорога пройдет так, как было задумано, мы разбогатеем. Ведь тогда шоссе будет проходить перед самим мотелем. С Севера прямо на Майями. Полагаю, тебе на надо объяснять, что это значит. Но не думай, работы возобновились. Только как! — я горько усмехнулся: — Кроме каких-то бродяг, которые целый день валялись на солнце да жрали возле бочек с гудроном, никто не появлялся. Эти мерзавцы только делали вид, что работают, а на самом деле были баклуши. И все потому, что какому-то чиновнику-кретину из Министерства понадобилась, видите ли, прямая трасса, а не эта. А я — если сейчас не раздобуду денег — потеряю все. Ведь необходимо расплатиться с банком. Если мы потеряем мотель, мне конец.

Наклонившись, она приблизила свои чувственные губы к моему уху и прошептала:

— Николс!

— Когда я приехал в Чикаго... Но она снова меня перебила:

— Завтра я дам тебе денег купить машину. И мы отправимся на Юг. Там ты раздобудешь билет на самолет или теплоход, чтобы я могла смыться. А я тебя отблагодарю. О, как я тебя отблагодарю, Николс! — она многозначительно посмотрела на меня, потом на чемодан.

Я встал, взял со столика уже пустую бутылку и поставил на пол.

Вивьен дотронулась до моего подбородка и приблизилась ко мне. Мы долго смотрели друг на друга. Я рухнул на стул, не сводя с нее глаз, и замер. Она взяла свою сумку и ушла в ванную. Когда она вернулась, я все еще пребывал в оцепенении. Вивьен поставила сумку на пол и, открыв другую, извлекла оттуда красный пеньюар в крупный горошек. Надев его, она вытащила еще одну бутылку, поставила в изголовье кровати и погасила свет. Потом открыла окно и отодвинула занавеску. В комнату ворвался свежий воздух. Вивьен вернулась к постели и легла. В темноте мигала люминесцентная вывеска гостиницы. Отпив немного виски, я запил его водой и поставил стакан на стол. Потом сел неподвижно с бутылкой в руке, пристально вглядываясь в лежащую девушку.

— Николс! — позвала она.

Я выпил еще и, оставив бутылку на письменном столе, снова плюхнулся на стул. Она повторила:

— Николс!

— Что?

— Ты что, так и будешь сидеть на стуле всю ночь?

Неожиданно я очутился рядом с ней, сжимая ее в объятиях. Мы скатились вниз, не отрываясь друг от друга. Пол оказался пыльным и грязным — ковер на нем отсутствовал.

* * *

На следующее утро я проснулся от нестерпимой головной боли, перед глазами плыли круги, мысли путались. Во рту так пересохло, что, казалось, язык прилип к небу. Самочувствие было препаршивым. Вивьен протянула мне деньги на покупку автомобиля.

Автомобиль оказался что надо: «форд-седан». «Деньги в этом мире решают все», — подумал я, когда через какие-то полчаса человек, продавший автомобиль, с хитроватой усмешкой вручил мне новенькие права. При этом он сообщил, что по случайному совпадению работает в торговой инспекции. Он вышел из своей конторы, приподняв ворот пиджака, — на улице было прохладно — и, расплывшись в улыбке, подошел ко мне. Это был довольно молодой человек сонного вида, который, видимо, был очень доволен сделкой.

— Не правда ли, роскошная машина? — восторженно произнес он. — Вы сделали прекрасную покупку!

— Огромное вам спасибо.

Вдруг, будто вспомнив что-то, он хлопнул себя по лбу.

— Черт меня побери! Сегодня весь город сбежался на окраину. Там произошла ужасная авария. Странное дело — на этом участке шоссе редко случается нечто подобное. Кажется, полиция уже выехала. Надо бы тоже съездить посмотреть. Не хотите? Говорят, под откосом валяется искореженный «линкольн». Видно, врезался в дерево.

— О! — с деланным удивлением воскликнул я. — И кого обнаружили? Кто-нибудь остался жив?

— Не знаю. Вот съезжу и посмотрю.

Я взглянул на него, и похмелье с меня неожиданно слетело. Должно быть, под воздействием свежего воздуха. Мне страшно было вспоминать о событиях прошедшей ночи, а о том, чтобы ехать на место аварии, и думать не хотелось. Я и так зашел слишком далеко. Пора возвращаться к Бесс. С деньгами или без них.

Я взял у молодого человека документы на машину я бросил их в «бардачок».

— Послушайте, приятель, вы не могли бы оказать мне небольшую любезность? — спросил я.

— Разумеется.

— У вас есть конверт?

Он снова ушел в контору и возвратился с конвертом. У него был вид человека, привыкшему ничему не удивляться. Я вложил в конверт оставшиеся от покупки деньги, заклеил его и передал парню.

— Будьте так добры, возьмите конверт, садитесь в эту машину и поезжайте в «Амбассадор», знаете, где это?

— В общем-то, да, но...

— Постойте, — перебил я и продолжал: — Поднимитесь в двести второй номер и передайте конверт, документы и ключи от машины миссис Латимер. Она вам хорошо заплатит. Согласны?

— Но я не понимаю...

— Вам и не надо понимать... Ну как? — не слишком любезно спросил я и повторил фамилию и адрес. — Это все, о чем я вас прошу. Только, пожалуйста, не спешите, будьте там через час или два.

Мы пристально посмотрели в глаза друг другу. Потом я повернулся и быстро пошел по главной улице, направляясь на Юг.

Не прошло и трех минут, как на углу у светофора остановилась машина с пожилой супружеской парой. После минутной беседы я выяснил, что нам как раз по пути, и они подбросят меня до Сан-Пита. Рассыпаясь в благодарностях, я сел в машину.

8
{"b":"5028","o":1}