A
A
1
2
3
...
29
30
31
...
57

Она развернулась и направилась к лифту. Эффектный уход; жаль только, споткнулась на полпути — зацепилась каблуком за пушистое покрытие.

Сьюзан нажала на кнопку — двери лифта туг же раскрылись. Она зашла в кабину и развернулась, чтобы видеть выражение лица Стэли. Кен по-прежнему стоял за своим рабочим столом. Он махнул ей рукой, но на лице у него не было и тени улыбки. Это успокоило Сьюзан: значит, в их маленьком поединке она все-таки одержала верх.

Двери лифта закрылись с легким шипением. Она тут же выбросила салфетку и впилась в свой многострадальный палец.

Глава 29

Вслед за Мартином Холгуином Лили доехала до дома его девушки. Она, как и следовало ожидать, оказалась молодой роскошной блондинкой. Далее их путь лежал в центр — они направлялись на концерт симфонической музыки. Театр «КайМоу» располагался в странном старинном здании, украшенном индийскими узорами в терракотовых тонах, коровьими черепами и разноцветными изразцами. У входа клубилась разодетая публика, и Марти с подругой мгновенно растворились в этой толпе.

Лили удивило, что центр Альбукерке живет насыщенной светской жизнью. На освещенной яркими неоновыми огнями Централ-авеню бары и ресторанчики попадались буквально на каждом шагу, и люди с удовольствием ужинали на улице в «летних двориках». Она устроилась в уличном кафе за полквартала от театра, заказала кофе с бутербродом и стала ждать.

Мимо проходили десятки людей — гуляли, радовались теплому субботнему вечеру. Лили совсем не нравилось сидеть вот так, у всех на виду, но выбора у нее, в общем-то, не было. Ей непременно надо было сесть Марти на хвост, когда он поедет домой.

Ну ясное дело, наш светский лев никак не мог отправиться домой сразу после концерта. Они с подружкой прошлись вверх по улице и зашли в заведение под названием «Музыкальная Гостиная». Лили пришлось подождать еще немного. Уличное кафе уже закрылось, и ей пришлось перебраться на скамеечку на другой стороне улицы. Здесь она и сидела, стараясь не обращать внимания на пьяных, которые пытались к ней кадриться. На ней были джинсы, футболка и легкая черная куртка — ее рабочая одежда, задуманная как самый что ни на есть неприметный наряд. Но у пьяных другая логика — они никогда не пропустят особу женского пола, если она сидит одна.

Часов в одиннадцать Холгуин со своей пассией вышли из бара и неверной походкой направились к его «мерседесу». Лили оказалась за рулем своей «миаты» еще до того, как он успел открыть дверцу. Он направился к северу от центра, к дому своей подружки, и она неотрывно следовала за ним.

Если вдруг он решит провести ночь со своей девушкой в ее квартире, Лили придется ждать еще один день. Как же она устала ждать! Как ей хотелось домой!

К счастью для Лили, Марти не стал заходить в дом. Он проводил подружку до двери, но на пороге она одарила его смачным поцелуем, зашла внутрь и захлопнула дверь прямо у него перед носом.

— Любовь непростая штука, так-то, Марти! — буркнула Лили себе под нос.

Она проследила взглядом за тем, как он сел в свой «мерс», и тронулась вслед за ним к шоссе, что вело на восток, к холмам.

Лили будто бы обдало жаром — ее будоражило то, что должно было вот-вот произойти. Она подалась вперед, открыла бардачок, достала оттуда пистолет и сунула его в карман куртки.

* * *

Мэл Лумис почувствовал, как сердце заколотилось быстрее. Она явно собирается покончить с этим сегодня.

Он рыгнул, прикрыв рот кулаком. Проклятый хот-дог из уличной палатки. На большее у него просто времени не нашлось, так он был занят, гоняя за Лили Марсден по всему городу. Он все еще ждал, пока она закатает этого торговца коврами.

И вот сейчас он был на сто процентов уверен, что час настал. Уже почти полночь, город затих — идеально для убийства. Лумис свернул вслед за «миатой» с Трэмвей-бульвара на узкую извилистую дорогу, что вела к роскошному дому Холгуина. Тут он слегка поотстал. Слишком приближаться было ни к чему, еще вспугнет убийцу до того, как она выполнит свой заказ. Ему хотелось поспеть к тому моменту, когда она нажмет на курок и начнет уходить, — тут-то он спустит свой.

Когда до дома Холгуина оставалось уже совсем немного, он выключил фары. Он замедлил ход, давая глазам привыкнуть к темноте. С освещением тут было конечно не ахти, но Лумис хорошо видел в темноте. Ему не составляло особого труда ехать по вьющейся змейкой дороге к дому Холгуина.

Серая машина стремительно двигалась вперед сквозь мглу. Мэл очень боялся опоздать.

* * *

Джо Райли дал по газам, и взятый напрокат «форд-эскорт» лихо помчался вперед по извилистой дороге. Джо свернул сюда с Трэмвей-бульвара, поскольку, судя по прилагавшейся к машине карте, она и должна была привести к дому Мартина Холгуина.

Джо зевнул. Боже, как он устал! Последнее время он так мало спал, так плохо питался, да еще скакал с одного самолета на другой! К тому же ему порядком поднадоело болтаться по Альбукерке в крошечной машинке вместе с этим толстяком Вентури, который буквально исходил потом. Отдохнуть хоть немного и как можно скорее — вот что ему было нужно. Но прежде он должен предупредить Мартина Холгуина о том, что на него охотится Лили Марсден.

Сначала он хотел позвонить Мартину и обрисовать ему всю ситуацию по телефону, чтобы тот был настороже, но потом передумал: такую новость все-таки лучше сообщать при личной встрече. Причем даже в этом случае не исключено, что Холгуин не поверит ни одному слову — и не удивительно! История и правда была совершенно фантастическая. Отчасти поэтому он тащил за собой Сэла Вентури. Он мог помочь убедить Мартина в том, что угроза вполне реальна, что нужно связаться с местной полицией и обеспечить себе защиту.

Но на самом деле Джо направлялся к дому Мартина не только затем, чтобы предупредить его об опасности, — была и другая, более личная причина. Лили Марсден вполне могла находиться сейчас где-то неподалеку от дома Марти, примеряясь и прикидывая, как лучше убрать новую жертву. Возможно, ему не представится другого такого случая задержать ее на месте преступления и не дать бесследно исчезнуть. Если ему удастся поймать ее до нападения на Холгуина, то милейшему торговцу коврами можно будет и вовсе не сообщать о том, что его жизнь была под угрозой.

Вентури за всю дорогу не произнес ни слова; раскрытая карта лежала на его толстых коленях, и он придерживал ее забинтованной рукой. До этого, правда, он наболтал достаточно — выдал практически все, что Джо хотел узнать. Не то чтобы Вентури говорил по собственной инициативе, но «да» или «нет» из него вполне можно было вытянуть — стоило только слегка надавить. Свой самый главный вопрос Джо оставлял на потом; сейчас, похоже, самое время его задать.

— Сэл, — сказал он, не отрываясь от дороги, — у меня есть к тебе еще один вопрос, всего один. И ты ответишь мне честно, как на духу.

— А если не отвечу? — Сэл явно был на нервах.

— Не ответишь — не выйдешь из этой машины.

Сэл надулся — какое-то время он не мог справиться с гневом, но в конце концов решился:

— Ладно, что за вопрос?

— Был такой ростовщик в Чикаго, Бенни Барроуз. Скажи, его убрала Лили Марсден?

— Какого черта! Ты что думаешь, я всех помню, кто кого...

— А ты подумай, сосредоточься. Не советую тебе ошибаться.

Сэл уставился на него, растерянно моргая. Он беспомощно разинул рот — обвислые щеки опять подпрыгнули.

— Бенни Барроуз, такой коротышка — на Денни де Вито[17] похож. Его убили тем же самым способом, что и Макса Вернона. Ну, вспоминаешь?

Пару минут Сэл просто разевал рот, как рыба на берегу, не произнося ни звука. Но Джо по глазам видел, что на самом деле он уже готов ответить.

— Ну же, Сэл, года два назад. Еще жуткую бучу из-за этого подняли, одного тамошнего полицейского в убийстве обвинили. Припоминаешь?

Тут Джо заметил, как впереди, там, где по идее был дом этого Холгуина, мелькнул свет фар. Он сбавил скорость. «Интересно, что там творится, да еще посреди ночи?» — подумал он.

вернуться

17

Денни де Вито — известный американский актер.

30
{"b":"5029","o":1}