1
2
3
...
37
38
39
...
69

Я отдернула руку.

– Не стоит обращать внимание. Я не нуждаюсь в вашей помощи или в вашем сочувствии, Шиа Янгер. Возвращайтесь к вашему проклятому покеру, я хочу остаться одна. Теперь я буду сама о себе заботиться.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Я пропутешествовала на десятилетия в прошлое, через две мировые войны и Великую депрессию и ради чего? Ради того, чтобы вновь оказаться в унизительной зависимости от профессионального картежника, как и мой отец? Возможно, следовало сделать вид, что способ, которым Шиа зарабатывает себе на жизнь, нимало меня не волнует, но как заставить себя поверить в это.

Эти невеселые мысли мучили меня два дня спустя после последнего разговора с Шиа; я мерила шагами узкую комнату, теребя в руках десятидолларовую бумажку, которую он вручил мне в качестве волшебного амулета, и проклинала свою неспособность немедленно выкинуть этот презент.

Что-то неладное творилось вокруг меня и в моих чувствах: все было временно, непостоянно... Сколько раз я говорила себе, что следует так организовать свою жизнь, чтобы в ней было хоть что-то стабильное, предсказуемое. Разве мало тех уроков, что преподали мне мой отец, а затем и Дэвид? Если я не могу избавиться от болезненного влечения к красивым безответственным мужчинам с сомнительной репутацией, моя жизнь сложится не лучше, чем у матери.

Если бы это было так просто...

Бешеный круговорот мыслей остановился, я почувствовала усталость и вышла во внутренний двор. Гнев, кипевший во мне, на свежем воздухе понемногу остыл. Я все время думала о Шиа, и тем больше, чем усерднее старалась убедить себя в том, что мне не следует думать о нем. Я была очарована его безрассудством, той аурой опасности, которая исходила от него и шла ему так же, как костюм, сшитый хорошим портным. Черты характера, которые я осуждала и ненавидела в других людях, в Шиа были для меня столь же привлекательны, как сложное, изысканное творение парфюмера.

К тому же о ком еще в этом чужом для меня мире я могла думать?

Я присела на скамейку, стоявшую в тени вязов и кедров. Разглядывая раскидистые деревья, я в который уже раз вспомнила о том, что до моего дня рождения остается меньше недели. Желание выяснить до конца все обстоятельства моего прошлого доводило меня до отчаяния. В течение двух дней я упорно избегала Шиа, но все отчетливее понимала, что добраться самостоятельно до Дак Конер мне не удастся. Не находилось никого, кто согласился бы вместе со мной совершить экскурсию в это таинственное местечко. Вызвался, правда, один тип, но запросил за это десять долларов. А это означало, что тогда у меня не останется денег на покупку порошка.

Я достала купюру из кармана и долго рассматривала ее. Шиа сказал, что если трезвосмотреть на вещи, карточная игра такая же работа, как и любая другая; но там, в моем времени, честная работа, как правило, не включала в себя взятки, подкуп, жульничество насколько, конечно, я могу судить при моем малом опыте.

Внезапно мне пришла идея, как быстро сделать деньги. В гимнастическом зале! Шиа сказал мне, что сделал ставку на левшу, у которого какой-то там особый удар; бой должен состояться в пятницу поздно вечером. Он был убежден, что левша победит. Припомнив, как легко избранник Капоне подставил челюсть под зверский удар слева, я усомнилась в правоте Шиа. Когда-то – там, в своем времени, я читала, что Капоне очень любил заключать пари и частенько проигрывал огромные деньги на спортивных соревнованиях.

Я понятия не имела о том, как делаются ставки; или, например, такой вопрос: если повезет, то сколько я смогу выиграть? Но если подтвердится правота Шиа, то, быть может, мне удастся заработать необходимую сумму. В моем положении не приходилось рассчитывать сыграть наверняка, но шанс мне представился, и грех не использовать его. И если ради того, чтобы оказаться дома ко дню моего рождения, мне придется поступиться некоторыми своими принципами, то, вбзможо, Бог простит мне это, поскольку сейчас у меня просто нет выбора.

В конце концов, я дочь своего отца, а ему не раз улыбалась удача... Кто знает, унаследовала ли я его везучесть, но если и нет, быть может, советы Шиа помогут мне выиграть.

* * *

Была жаркая душная ночь с полной, во все небо, луной. Классическая ночь для влюбленных, и в кармане у меня лежал пузырек с порошком Афродиты, но весь этот романтический антураж работал вхолостую: моя голова была занята более важными вещами. Я оделась так, чтобы не привлекать к себе внимания: бесформенного покроя блузка, брюки цвета спелой пшеницы и матерчатые туфли. Свои яркие, как маяк, волосы я обмотала кремовым шарфом, дважды завязав его узлом. Со своими южными понятиями о приличиях, Корнелия вряд ли бы одобрила появление дамы в брюках на публике, но учитывая специфику места, куда я собиралась отправиться, было мало шансов столкнуться там с нею.

Пригнув пониже голову, стараясь максимально слиться с толпой, я вошла в переполненный зал. В воздухе, смешанном с запахами немытых потных тел и сигарным дымом, витало нетерпеливое ожидание поединка.

Я начала осматриваться в поисках места, где делаются ставки, и неожиданно столкнулась с очень высоким молодым человеком, одетым в сильно потрепанную рабочую одежду.

– Где я могу сделать ставку? – спросила я, отступив назад и опять натолкнувшись на кого-то в невероятной толкучке.

– Я могу заключить сделку у букмекера для вас, – великодушно предложил он. Его юное лицо светилось честностью.

Я машинально полезла в карман, достала деньги и уже было собралась вручить их парню, как вдруг какое-то чувство остановило меня.

– Спасибо, нет, – сказала я, чувствуя, как мои пальцы становятся влажными от пота. Я покрепче зажала свои десять долларов. Даже если мне суждено проиграть свой последний доллар, это вовсе не значит, что я сделаю это с таким неоправданным риском. – Я, пожалуй, сделаю это сама.

Он пожал плечами и улыбнулся.

– Самые лучшие условия – у Косого Вомака. Вон тот длинный парень.

Я поблагодарила любезного консультанта и начала прокладывать себе дорогу через толпу. Стояла удушающая жара. Кто-то случайно задел меня по затылку. Дальше пришлось двигаться, пониже пригнув голову. Я не могла позволить себе скандала. Женщины, которых я видела здесь, были шлюхи, задрапированные в шифон; они крутились возле ринга и нахально висли на мужиках, готовых бездумно сорить деньгами. Более всего я боялась наткнуться на Аль Капоне или Делателя Вдов, поэтому старалась продвигаться как можно быстрее.

Насколько безопаснее я чувствовала бы себя здесь, если бы со мной был Шиа!

Отчаянно крутя головой и работая локтями, я пробивала себе путь в дальний конец зала, но не могла не удивиться промелькнувшей у меня мысли. Шиа игрок, он привык к максимальному риску. Принимая в расчет компании, в которых он тусуется, кто сможет поручиться, что он не занимается сейчас какими-нибудь нелегальными делишками. Пренебрежение к закону для него совершенно естественно. Уж лучше я обойдусь без него. В конце концов рано или поздно он споткнется, как когда-то споткнулся мой отец.

Пробираясь через толпу, возле двух пьяных с помутневшими и бессмысленными глазами я врезалась в чью-то широченную грудь.

– Простите меня, – сказала я, поднимая голову, чтобы рассмотреть этого типа. У меня перехватило дыхание. Надо мной возвышался гигант, по крайней мере, семи футов ростом; красивая седая прядь струилась среди его роскошных черных, спадавших на плечи волос. Он посмотрел вниз, изучая меня одним светло-зеленым глазом, а другой продолжал усердно изучать толпу.

– Чем могу служить? – Когда он легонько взял меня за плечи, чтобы поставить перед собой, я почувствовала, что мои ноги оторвались от земли.

– В-вэлли (Вэлли – от Walley (англ.) – косой.)?

Лицо великана, носившее следы драк и поножовщины, вспыхнуло алой краской гнева.

– Как вы назвали меня?

Неистово бурлящая толпа вокруг нас внезапно притихла, а гигант метал молнию за молнией одним своим глазом, нацеленным на меня. Не надо быть очень догадливой, чтобы понять, что я совершила нечто большее, чем просто случайную ошибку. Откуда мне было знать, что, вероятно, никто в лицо не называл этого типа Косым?

38
{"b":"5031","o":1}