ЛитМир - Электронная Библиотека

Затем откуда-то – наверное, из самой преисподней я услышала едва различимое пение. Мелодия была мне до боли знакома – именно ее я часто слышала в раннем детстве. Звуки, казалось, доносились из далеких могил, погружая меня в отрадные воспоминания. Звучала прекрасная мелодия Гершвина та самая, «Обнимаю тебя», – любимая песня моего отца, он часто пел ее вечером возле моей постели. Я ожидала, что снова увижу его, он поведет меня за собой к спасению, к счастью.

Но мелодия эта зазвучала как-то совсем по-иному, и каким-то шестым чувством я поняла, что слышимые мною звуки исходят не от отца, а от Шиа; не отдавая себе в этом отчета, я снова начала дышать.

Позвольтемнебытьвашимбудущим. Эти слова Шиа снова всплыли в моем сознании. Это было так просто, так замечательно, я как за соломинку ухватилась за эту фразу.

С музыкой, все еще звучавшей в моих ушах, я, упрямо сжав челюсть, по-пластунски, как солдат, снова двинулась в путь. Толчок – остановка еще толчок. Сжав кулаки, я продолжала ползти. Мои плечи дрожали от усталости, но силы мне придавала мысль о том, что если я, пропутешествовав во времени, остаюсь так долго живой в этом жутком месте, то значит, это действительно для чего-нибудь нужно.

Мне уже начинало казаться, что эта борьба с туннелем и с самой собой будет продолжаться вечно, но музыка вдруг оборвалась. Я почувствовала, как Шиа, подняв меня своими сильными руками, вытащил из черного небытия и хрипловатым голосом тихо пропел мне на ухо:

– Вы прекрасны, Мэгги. – Он осторожно стер грязь у меня над бровью и поцеловал это место, вытащил запутавшийся в моих волосах листик и снова поцеловал меня, на этот раз в висок.

Он порывисто прижал меня к своей груди и как воин, заслуживший награду за победу, начал целовать в губы, в щеки, в нос, не обращая внимания на грязь, покрывавшую меня. Я никогда не чувствовала себя более желанной, более соблазнительной.

Вдруг он выпустил меня это было так же неожиданно, как и порыв нежности минуту назад.

– Мы должны поторопиться, если еще на что-то рассчитываем... – Он насторожился, уловив какой-то шум снаружи. Сделав мне знак притаиться, Шиа осторожно пополз к тому месту, где половицы в комнате Мортианы образовывали узкие щели; через них в наше мрачное подземелье проникал – слабый свет. Когда через пару минут он снова возвратился, его лицо выражало крайнюю озабоченность.

– Там оружия больше, чем блох в Арканзасе.

Мое сердце, казалось, остановилось. Я посмотрела на Шиа и поняла, что под вопросом не только мое будущее, но и наши с ним жизни.

– Мы должны использовать порошок.

– Вы шутите.

– Я думаю, это единственный способ выбраться отсюда живыми.

Шиа энергично замотал головой.

– Если вы думаете, что можете путешествовать во времени, нюхнув какого-то порошочку, то ради Бога, вперед и с песней... но только без меня.

– А у вас есть идея получше? – спросила я, доставая бутылочку из своих грязных брюк. Я развернула носовой платок и насыпала понемногу нового порошка на две его половинки. Осторожно убрав бутылочку в карман, я протянула платок Шиа.

– Не бойтесь, вдыхайте поглубже. Вам, наверное, нужна доза побольше – пропорционально размерам.

– Это невозможно. Случись такое, мне никогда не загладить своей вины перед доком.

Шум голосов наверху усилился.

– Если вы не сделаете этого, все может очень плохо кончиться.

– Ну хорошо, – сказал он, неохотно приближая к носу кончик моего платка, – но не думайте, что я настолько легковерен. Если это не сработает, я больше ничего не хочу слышать о магических зельях и путешествиях во времени.

– Если откровенно, я тоже не знаю, поможет ли это нам, но если мы сделаем вдох вместе, то, возможно, закончим свои дни где-то в одном месте.

Хмуро кивнув, Шиа поднял мою руку, в которой находился носовой платок, и мы одновременно вдохнули; характерное покалывание пронизало мое тело предвестник того, что порошок начинает свою работу. Благовоние обволакивало меня, воздействовало на мои чувства подобно дыму от ароматических палочек, убаюкивало мое сознание, уводя от опасности через внезапно открывшиеся спасительные двери. Я закрыла глаза, полностью отдаваясь во власть чудодейственного порошка.

И вдруг не стало жуткого темного туннеля, бандитских голосов, видений – все это затмила пугающая догадка о том, что порошок, кажется, приготовлен по другому рецепту. Я вдохнула еще раз, принюхиваясь, и с ужасом обнаружила, что один компонент отсутствует. Открыв глаза, я снова увидела себя в той же ловушке, в ведьминой норе, и нам все также угрожала опасность от людей, которые уже пытались когда-то убить Шиа.

– Это не та формула, – в ужасе прошептала я.

– И именно поэтому эта штука не сработала.

Его красивое лицо помрачнело, он с таким презрением посмотрел на меня, что у меня упало сердце.

– С таким же успехом мы могли глотать коровье дерьмо, желая путешествовать во времени. – Он скомкал мой носовой платок и, положив его к себе в карман, снова принялся наблюдать сквозь щели в полу за тем, что делается наверху в комнате. – Они идут по нашему следу. Если они меня схватят, поделом мне, дураку.

– И все-таки вы должны верить мне, – сказала я, чувствуя себя без вины виноватой. – Все, о чем я говорила вам – правда.

Он повернулся ко мне:

– И все-таки согласитесь, красавица, что путешествия во времени в природе не бывает. Вас надули. У Мортианы от смеха, должно быть, голова отрывается. Эта баба облапошит любого, кто ни подвернется.

– Может, и я вам подвернулась?

– Сейчас не время ссориться. Давайте вернемся в туннель и попробуем там скрыться. Если Мортиана нас еще не сдала, я с радостью признаю, что был не прав.

Незнакомый, страшный, прямо-таки потусторонний голос раздался откуда-то из глубин земли.

– Единственное, что может по-настоящему интересовать ведьму, это ее собственная шкура.

Потрясенная, я резко повернула голову в ту сторону, откуда раздался голос. Из мрака наменя смотрело покрытое глубокими морщинами лицо мужчины. Этот тип был вооружен. От него прямо-таки несло болотной сыростью. Он улыбнулся, его зубы напоминали зубы гремучей змеи.

– Никогда не думал снова встретиться с любезными твоему сердцу Скраггами, а, городской мальчик? – Его ужасный, похожий на грохотанье поезда смех эхом отражался от стен нашего могильника.

– Не верю глазам своим! Неужели это ты, Линдер? – Шиа подполз поближе ко мне и взял меня за руку.

– Если не хочешь быть похороненным в этой яме, Янгер, не вздумай даже пошевелиться. – В его голосе не было и намека на шутку; пистолет, который он держал в руках, был направлен прямо мне в грудь.

– Спокойно, милый. Я не собираюсь делать глупости. Как ты нашел нас?

– Это было не так уж и сложно. Вы так наследили, что даже старая больная собака легко отыщет вас.

Внешне Шиа был абсолютно спокоен, он ни разу не посмотрел на меня, но я знала, о чем он думает. Это из-за моей навязчивой идеи добыть порошок мы влипли в эту историю.

– У меня к вам есть дело, – сказал он.

– Я и Каро, мы уже пробовали иметь дело с тобой, и нам тогда это очень не понравилось, Янгер.

Шиа резко придвинулся к дулу пистолета.

– Значит, ты собираешься убить нас?

Мужчина вытер грязным рукавом ствол.

По моему разумению, с таким оружием сподручнее охотиться на белок, а не пробираться по узким темным туннелям в поисках своих врагов; но, к сожалению, этот тип появился не просто так.

– Щас, Янгер, я не будут тебя убивать.

Я воспрянула духом. У нас появился шанс выбраться отсюда живыми. А в нашем положении это уже не мало. Неприятности, связанные с некачественным самогоном, возникли не по вине Шиа. Скрагги занимались этим. Разве наша смерть принесет пользу делу?

– Щас. Я самникого не собираюсь убивать. – Он улыбнулся, обнажив свои черные змеиные зубы. – Я собираюсь отдать вас в лапы Делателя Вдов, чтобы он сам содрал с вас шкуру – или что там ему захочется.

58
{"b":"5031","o":1}