ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Потише! – попросила Марианна.

Наполнив легкие относительно прохладным ночным воздухом, он повернулся.

– Где вы? – спросил он, всматриваясь в черную дыру, в которую превратилась комната.

– На диване.

В ее тоне ему послышалось приглашение, и он пошел наощупь, держась за стену. Когда он подошел, она взяла его за руку и усадила рядом с собой. Она сунула свою руку под его. Он хотел обнять ее, но она остановила:

– Будьте благоразумны. Не двигайтесь, или я уйду.

Он подчинился. Через несколько секунд она заговорила снова:

– Мне так хорошо рядом с вами, Бенто. Не надо это разрушать. Доверие – это прекрасно.

Он согласился с пересохшим горлом:

– Да, это правда.

Он хотел сказать ей многое, но не решался и злился на себя за эту робость.

– Вы молчите. Может быть, вам скучно?

Бенто запротестовал с неловкой горячностью:

– О нет! Я никогда не смогу скучать рядом с вами.

Марианна спросила совсем тихо:

– Вы чувствуете ко мне хоть небольшую дружбу, Бен?

Он почти до боли сжал ее руку.

– Больше, чем дружбу, – пробормотал он, – гораздо больше.

Она слегка отодвинулась от него. Глаза Бенто привыкли к темноте, и он увидел, что она смотрит на него.

– Вы хотите сказать... Вы хотите сказать, что любите меня?

Он проглотил слюну и с силой кивнул:

– Да... Да, Марианна, я люблю вас.

Он сказал это и поцеловал ей руку с лихорадочной страстью. Она закрыла лицо другой рукой и прошептала:

– Господи! Что же с нами будет?

Он осмелел.

– Марианна! Марианна! Вы меня тоже любите?

Она мгновение поколебалась, прежде чем ответить:

– Вы мне очень нравитесь, Бен, но я не имею права говорить вам это. Я замужем.

Он обнял ее, и на этот раз она позволила ему это, только опустила голову, чтобы не дать себя поцеловать.

– Марианна! Если бы вы знали меня раньше, вы бы вышли за меня?

– Думаю, что да, Бен.

Он взял ее за подбородок, заставил поднять голову и поцеловал в губы. Под действием атмосферы и возбуждения от выпитого алкоголя, она ответила на поцелуй, потом спохватилась и, задыхаясь, оттолкнула его.

– Вы плохо поступаете, Бен. Вы пользуетесь моей слабостью. Я больше не смогу доверять вам... Доверие так прекрасно, правда, Бен?

Он часто дышал, а его сердце безумно колотилось. Именно на этом диване он взял ее утром после Рождества.

– Не надо это разрушать, Бен. Вы дали мне необыкновенное доказательство доверия, когда сказали, что вы... шпион.

Он замер, сразу насторожившись.

– Я вам так сказал?

Она придвинулась к нему и положила голову ему на плечо.

– Да, Бен. Разве это не было доказательством вашего доверия ко мне?!

Он испугался. Значит, она слышала... Что делать? Как убедить ее в обратном?

– Я не понимаю, Марианна. Вы, наверное, плохо расслышали.

– Нет, Бен. Когда я спросила, почему вас бросила жена, вы мне ответили, что у вас были разные взгляды и она больше не хотела жить вместе со шпионом.

– Это невозможно, Марианна. Я не шпион! Что вы придумали?

Она распрямилась и отодвинулась от него, скользя по дивану.

– Вы посмеялись надо мной, – упрекнула она, – это нехорошо. Я никогда вам не прощу этого, никогда! Вы мне сказали это, чтобы придать себе вес, чтобы заставить меня поверить, что вы незаурядный человек, а теперь же выходит, что это неправда! Вы всего лишь обычный моряк и ничего больше! Вы слишком глупы, чтобы заниматься чем-то другим! А я-то считала... я надеялась... О, как я несчастна! Я никогда не прощу вам, никогда!

Она достаточно много выпила, чтобы самой поверить в свою игру, и достаточно разнервничалась, чтобы заплакать без другой причины. Он был ошеломлен, увидев ее плачущей, и не мог этого вынести. Это было сильнее его. Разве не стал он шпионом потому, что дипломат держался с ним на равных? Разве не это давало сыну бедных крестьян огромное чувство собственной значимости? Марианна поставила его на пьедестал, и он не мог позволить ей сбросить себя оттуда, не пытаясь воспрепятствовать этому.

– Простите меня, Марианна. Я вам не солгал. Это правда... Ноя не имел права говорить об этом.

Она попросила у него платок, чтобы промокнуть глаза.

– Я вам больше не верю. Вы один раз соврали.

– Теперь я говорю правду.

Она вернулась к нему и уткнулась мокрым от слез лицом в его шею.

– О, Бен! Если мы хотим думать о совместном будущем, нужно, чтобы я доверяла вам, чтобы я знала все. Нельзя допустить недоразумения, как с вашей первой женой.

Он подумал, что она берет на себя обязательства перед ним. В любом случае, чем он рисковал? Она мыслила так же, как и он: она считала, что это хорошо – быть шпионом. Чтобы показать ей, кто он и как стал тем, кем был, он начал говорить...

Когда он закончил, весь раздувшийся от своей значительности, то спросил, как будто это прямо зависело от его слов:

– Когда мы сможем жить вместе, Марианна? Когда?

Она казалась оглушенной и не двигалась, как мертвая. Он погладил ее по волосам, поцеловал в глаза. Она зашевелилась и встала, разглаживая ладонями платье на бедрах.

– Я устала, – прошептала она. – Позвольте мне пойти спать.

Он встал, обнял ее и прижал к себе.

– Марианна, пойдемте в мою комнату. Поскольку мы уже один раз...

Она оттолкнула его с силой, удивившей его.

– Нет, прошу вас. Вы должны уважать меня...

– Я больше не могу, Марианна. Я хочу, чтобы вы полностью принадлежали мне. Попросите развод.

Она поставила между ними стул.

– По какой причине? Мне не в чем упрекнуть Хосе.

– Но ведь мы любим друг друга! Расскажите ему. Если он узнает, что вы его разлюбили, он уйдет...

– Хосе никогда не согласится на развод.

– Что же тогда нам делать?

Она дрожала, но он этого не видел.

– Терпение. Нужно иметь терпение.

Она повернулась к нему спиной и пошла к двери. Он догнал ее, схватил за руку и заставил повернуться лицом к нему.

– Мы связаны, Марианна. Хотите вы того или нет, мы связаны моей тайной.

Она ответила усталым тоном, не пытаясь освободиться:

– Де, Бенто, я знаю. Позвольте мне уйти спать.

Он отпустил ее, и она ушла в свою комнату. Бенто услышал, как она закрыла, а потом заперла дверь. Он стоял на месте, растерянный, чувствуя тошноту, медленно поднимавшуюся из желудка. Ему хотелось только одного: убрать с дороги Хосе Моареса... Хосе Моареса, это единственное препятствие между ним и Марианной.

Между ним и Марианной.

10

Энрике невольно зажал нос и задержал дыхание, поднимаясь по лестнице. Он спрашивал себя, как это люди могут жить в такой вони. Но, может быть, жильцы дома ее больше не чувствовали. Ко всему привыкаешь. Когда он остановился перед дверью, мимо прошли, ослепительно улыбаясь, два рослых негра, спускавшихся с верхнего этажа. Они выглядели совершенно довольными жизнью. Энрике нажал на кнопку звонка.

Марианна открыла. На ней было желтое платье, в котором он ее уже видел; несомненно, оно у нее было самым красивым. Они прошли в столовую, где ставни на окнах остались наполовину закрытыми, и сели в полутьме.

– Ну, что? – спросил Энрике, улыбаясь. – Я уверен, что вы можете рассказать мне многое.

Она сидела на стуле напряженно и так мало напоминала победительницу, что он сначала подумал о неудаче.

– Он шпион, – ответила она сухим тоном. – Он мне все рассказал.

И она начала говорить медленно, чтобы ничего не упустить. На ее висках и в углах губ выступил пот; большая капля вдруг потекла между грудей, оставляя блестящую дорожку. Энрике слушал со всем вниманием, на которое был способен.

Закончив, она шумно вздохнула, как будто выполнила тяжелую работу. Энрике попросил разрешения закурить и достал сигарету.

– вы великолепно справились с задачей, – похвалил он. – Я не знаю профессионалок, которые смогли бы сделать это лучше.

Похвала почти не тронула ее. Он заговорил вновь с тщательно рассчитанной медлительностью:

16
{"b":"5036","o":1}