ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Все, что хотите, дорогой мой.

11

Бенто Итикира выпрыгнул из шлюпки на обкатанную волнами каменную набережную Прaca Maya. Поднявшись наверх, пересек железнодорожные пути, и направился к тому месту, где оставил машину.

Бенто Итикира пребывал в плачевном физическом и моральном состоянии. Чувство тревоги сжимало желудок, а постоянно стиснутые челюсти выдавали едва сдерживаемую ярость, владевшую им.

Со вчерашнего дня его преследовала навязчивая идея: устранить стоящее между ним и Марианной препятствие, убрать с дороги эту потную мокрицу Хосе Моареса.

Он был уже недалеко от машины, когда заметил Бориса, переходившего площадь пешком по направлению Авенида Рио Бранко. Удивившись, он остановился на секунду, сердце его дрогнуло и бешено застучало от радости. Вот оно – решение его проблемы. Он оказал Борису столько услуг, вряд ли тот откажется помочь ему.

Итикира не знал, где живет Борис, и мог с ним встретиться только в то время, которое назначал ему журналист: таковы были правила безопасности, соблюдаемые сетью. Но если Борис оказался на Праса Maya через несколько минут после шести часов, то это конечно не было случайностью. Борис прекрасно знал, что после окончания дня службы, унтер-офицер бразильского военного флота Бенто Итикира сходит на землю именно в этот момент и именно в этом месте. Стало быть, Борис хотел его срочно видеть...

Такого еще не случалось ни разу, но было предусмотрено, и Бенто знал, что должен делать: ему необходимо было на большом расстоянии следовать за Борисом. Инициатива вступления в контакт тоже целиком принадлежала Борису.

Журналист не торопясь спустился по Авениде, по левому ее тротуару. Бенто шел метрах в пятидесяти сзади, внимательно следя, чтобы не потерять его из виду. Он знал, что один из помощников Бориса тоже находится где-то здесь. В его задачу входила проверка: не следят ли за ними.

Бенто не терпелось подойти к Борису, так ему хотелось поговорить с ним. Но он знал, что Борис просто придет в ярость от такого безрассудства. Не желая раздражать его перед тем, как обратиться с просьбой, моряк терпеливо шагал за ним, ни на йоту не увеличивая и не сокращая заданное расстояние.

Борис ровным шагом прошел около пятисот метров, Потом свернул налево, на руа до Увидор, закрытую для машин. Он пересек руа да Куинтанда, потом вошел в магазин белья.

Бенто остановился перед магазином, с видимым интересом разглядывая витрину. Журналист между тем выбирал себе галстук. Бенто закурил. Его руки дрожали. Он хотел было смерить пульс, но потом передумал, сочтя, что это сейчас не самое главное.

В магазин вошел мужчина в костюме из альпага цвета морской волны. Может, это был обычный покупатель, а может, и помощник Бориса, все еще копавшегося в куче галстуков, словно он и не замечал присутствия Бенто.

Вновь пришедший направился в отдел пуговиц, лишь на мгновение оказавшись рядом с Борисом, выбрал пуговицы на манжеты, купил и вскоре вышел, придержал дверь перед входящей в магазин женщиной и остановился возле Бенто, якобы увидев что-то в витрине. Не глядя на унтер-офицера, неизвестный прошептал, почти не открывая рта, сквозь зубы:

– Я от Бориса; встреча через полчаса на станции фуникулера Сахарная Голова, приезжайте на вашей машине.

Сказав это, он ушел. Через несколько секунд Бенто двинулся назад к Авениде, чтобы выйти потом на Праса Maya...

* * *

Энрике Сагарра проследил за Бенто Итикирой до руа до Увидор. От него не ускользнуло удивление моряка, когда тот кого-то увидел. Он прекрасно понял, что Итикира передумал садиться в машину из-за того, что должен следовать за кем-то. Но народу было слишком много, чтобы Энрике мог увидеть этого неизвестного.

По дороге до руа до Увидор он искал его впереди Бенто. Но единственный человек, с кем моряк мог поговорить перед магазином, пришел после него. Энрике внимательно посмотрел на этого человека, чтобы быть уверенным, что не забудет его, но все же продолжил слежку за Итикирой, почти уверенный, что неизвестный только назначил ему встречу в другом месте и чуть попозже.

Когда моряк пришел к своей машине на Праса Maya, Энрике сел всвою и поехал следом за старым «фордом».

Бенто Итикира проехал по Авенида Рио Бренко до конца, а затем въехал на Авенида Бейра Map. Он ехал быстро и часто шел на риск. Энрике подумал, что Итикира, видимо, серьезно нервничает.

Авария произошла на углу руа Феррейра. «Мерседес» старой модели обогнал машину Энрике и катил себе за «фордом» Бенто Итикиры. Вдруг без видимой причины водитель «мерседеса» нажал на тормоз. Энрике, несмотря на быстроту своей реакции, не смог избежать столкновения. Раздался скрежет тормозов и сразу вслед за тем невероятный грохот. На тротуаре закричала женщина. Энрике, стукнувшийся головой о лобовое стекло, в ярости выскочил и подбежал к дверце «мерседеса». Сидевший за рулем человек выглядел совершенно оглушенным. Взгляд у него был туманным, губа отвисла. Он без конца бормотал:

– Простите... Простите меня, сеньор...

Подошел полицейский. Водитель «мерседеса» провел ладонью по лбу и сказал:

– Это моя вина... У меня в глазах как будто что-то вспыхнуло... Я затормозил, не подумав, что сзади есть машины... Моя страховая компания заплатит...

Энрике было нечего сказать, но Бенто Итикира был уже далеко и догнать его было невозможно...

* * *

Итикира между тем проехал перед медицинским институтом и немного дальше свернул налево, чтобы поставить машину на стоянку, предназначенную для клиентов канатной дороги. Выходя из машины, он заметил Бориса, входившего на станцию.

Он пошел за ним и взял билет вслед за журналистом.

– Поторопитесь, – сказал служащий. – Отправление через две минуты.

Они поспешили и вошли в большую прямоугольную кабину, двери которой находились в разных ее концах. В ней уже сидели человек десять, из них трое детей. Зазвенел звонок. Водитель закрыл двери. Кабина медленно качнулась и стала подниматься над садами Праса Генерал Тибурсио, направляясь к промежуточной станции Урка.

Борис подошел к Бенто изаговорил с ним, как будто они находились на обычной экскурсии:

– У вас не бывает головокружений?

Унтер-офицер ненавидел канатные дороги, но ничего не сказал.

– Мне надо с вами поговорить, – сказал он, понизив голос.

– Мне тоже, но наверху.

Темнело довольно быстро. После Урка они больше ничего не говорили, зачарованные пейзажем. Сады внизу медленно удалялись. Стала видна Прайя Вермелха, потом за Марро до Бабилония показалась Копакабана. С другой стороны расстилался пляж Ботафого, перед которым стояли на якоре многочисленные яхты.

Они достигли вершины и увидели Ипанему и Леблон на Атлантическом побережье за Копакабаной, продолжавшие мыс Леме, который напоминал медведя, бредущего в море. За Прайя Вермелха Бенто показал журналисту здание военно-технического училища, генерального штаба и медицинского института.

Кабина остановилась на верхней станции. Они вышли первыми и отошли в сторону. Внезапно зажглись огни города, и словно светящаяся змея легла между пляжами от Фламенго до аэропорта, проходя через Кастело. Остров Губернатора в свою очередь возник из темноты под цепью холмов Оргес, чьи вершины еще четко выделялись на розовом небе.

– Действительно чудесно, – сказал Борис. – Думаю, я буду очень жалеть, когда мне придется покинуть эту страну.

– Мне нужно с вами поговорить, – резко повторил Бенто.

Удивленный журналист посмотрел на него. Бенто выглядел сердитым, что не предвещало ничего хорошего. Борис решил дать ему высказаться.

– Я вас слушаю.

– Я вам рассказывал о Моаресах?

– Да. Это люди, у которых вы живете на руа до Кортуме.

– Марианна Моарес и я любим друг друга.

Пауза.

– Да-а! – произнес журналист. – И что же об этом думает муж?

– Муж ничего не знает. В данный момент он находится в Манаусе, на севере. Марианна уверена, что он никогда не согласится на развод...

18
{"b":"5036","o":1}