ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Отвечай за себя, глупое ничтожество! – бросила Соня, поворачиваясь к нему спиной.

5

В течение трех дней туман скрывал голубое небо, и хотя жара по-прежнему была удушающей, по крайней мере, вредоносные лучи перестали обжигать головы прохожих. В городе продолжали обсуждать странную историю Сони Левин, той девочки, что на один вечер заблистала, как тысяча огней, а потом полностью утратила все свои способности.

В школе, на уроках математики, обстановка сложилась напряженная, бедняжка Соня Левин не решалась поднять глаза на Сета Бранча.

– Ты не можешь себе представить, – призналась она однажды вечером Пегги. – Я чувствую, что все разглядывают меня, как какое-то странное животное. Чего-то ждут от меня… Из редакций шахматных журналов без конца названивают мне домой, профессора университетов тоже… и организаторы турниров. Они хотят, чтобы я выступала публично, давала советы читателям… а что я должна им отвечать? Что на самом деле я с большим трудом играю в морской бой и гениальной становлюсь лишь на короткое время? Это ужасно. Никогда не думала, что мне будет так тяжело. Нужно, чтобы солнце засветило опять. Голубое солнце. Мне оно необходимо.

6

В четверг туман рассеялся, и все началось снова.

У четырехлетнего ребенка, улизнувшего из-под присмотра родителей и оказавшегося на открытом солнце, проявились те же симптомы, что и у Сони Левин. У его отца сломался компьютер, и он починил его с помощью электронного чипа от старой просроченной кредитной карточки! Новость произвела сенсацию, многие стали кричать, что это розыгрыш, но местный доктор пришел к родителям на дом, чтобы осмотреть мальчика. Шериф Карл Бластер сопровождал его.

– Не исключено, что речь идет о мозговой лихорадке, – процедил сквозь зубы врач. – Сначала Соня Левин, теперь он… Усиленная мозговая деятельность, затихающая несколько часов спустя. Странно. Надо бы сделать анализы, убедиться, что не будет осложнений.

– Все это из-за проклятого солнца, док, – пробурчал шериф. – Столько людей получило солнечные удары. Придется составлять протокол на тех, кто гуляет без головного убора.

Соня стала неуправляемой. Пегги Сью прекрасно понимала, что ее подруга скоро не устоит перед соблазном позагорать в лучах вредоносного голубого солнца. Напрасно она пыталась урезонить ее, все было бесполезно. Соня становилась все более раздражительной, легко поддавалась внезапным приступам злости и с криком билась головой о стены:

– Слышишь? Слышишь звук в пустоте?

На ее отчаяние больно было смотреть. Однажды, после полудня, она обманула присматривающих за ней друзей и исчезла. Когда Пегги Сью и мальчики обнаружили ее на берегу реки, Соня уже преобразилась. По лбу текли крупные капли пота, а зрачки расширились.

«Вид у нее почти устрашающий, – подумала Пегги, отшатнувшись. – Настоящая ведьма».

– Господи, – вздохнула Пегги, – сколько времени ты провела на солнце? Мы давно ищем тебя.

Но Соня лишь засмеялась. Она снова стала высокомерной и обращалась с друзьями, как королева, заметившая вдруг присутствие докучливых рабов.

– Я чувствую голод… – сказала она изменившимся голосом.

– У меня осталось шоколадное печенье, – предложил Дадли.

– Кретин! – зашипела Соня. – Голод знаний. Мне необходимо решать задачи. В голове сосет, как под ложечкой… Ощущение ненасытного голода. Да. Именно так. Мой мозг требует пищи, ему необходимо размышлять.

Она не шутила. Черты ее лица исказились. Пегги Сью поняла, что несоразмерный интеллект, заполнивший черепную коробку Сони, работал впустую… и она страдала от этого.

«Соня права, – подумала Пегги. – Это похоже на пустой желудок. Вначале ощущение голода приятно, затем оно становится невыносимым, болезненным… и начинаешь умирать от голода».

Обернувшись к изумленным мальчикам, Пегги крикнула:

– Скорее! Надо дать ей пищу для размышлений, иначе ее мозг начнет поглощать сам себя.

– Что? – пролепетал Дадли, вытаращив глаза.

– Ее мозг работает сейчас, как желудок. Ему нужна интеллектуальная пища, необходимо подбросить ему то, что он мог бы долго переваривать, нечто очень трудное, настолько сложное, чтобы занять его на несколько часов, иначе он сам себя пожрет.

– Не может быть, – пробормотал Майк. – Мне кажется, ты сходишь с ума, как и она!

Поскольку никто не двинулся с места, Пегги Сью открыла свой портфель и достала два учебника, один по химии, другой по физике. Она бросила их на колени Сони.

– Держи, – сказала девочка, – выучи их наизусть и реши все упражнения.

– Слишком просто, – вздохнула Соня. – Это займет не больше четверти часа.

– Надо идти в школьную библиотеку, – решила Пегги. – Мы посадим тебя за стол и дадим все, что найдется на полках. Самые сложные книги… учебники по медицине, астрономии, геологии.

– Там есть отдел, посвященный информатике и электронике, – рискнул предложить Майк.

– Отлично, – ответила Пегги Сью. – Чем сложнее, тем лучше. Пусть ее мозг заболеет несварением.

Они быстро отправились назад, в школу. Библиотекарша мисс Сьюзи Вейнстроп, увидев ребят, вскинула брови. Никогда еще ей не попадались ученики, так спешившие приступить к занятиям и набрасывающиеся на книги с подобной… жадностью.

Соню усадили в уголок, за отдельный столик, чтобы ни у кого не вызвала удивления девочка, листающая труды, не имеющие отношения к школьной программе. Пегги Сью, Майк и Дадли встали затем в цепочку и стали передавать Соне книги, утоляющие голод ее мозга. Это было нелегко, потому что Соня решала задачи с феноменальной скоростью и требовала еще и еще. Пегги пришла в голову мысль подбросить Соне различные методические пособия по изучению иностранных языков с соответствующими учебниками, и она велела ей выучить их наизусть.

– Быть может, у нас появится время передохнуть, – сказала она Дадли.

Оба мальчика были бледны. Они испугались и украдкой поглядывали на Соню.

– Когда же все это кончится? – пробормотал Майк. – Неужели она проглотит все содержимое библиотеки? И как ей удается? На месте Сони у меня давно лопнула бы голова.

Пегги Сью опасалась другого, – она предполагала, что произойдет обратное – действие, направленное внутрь. Если Соня лишится умственной пищи, ее мозг превратится в некое подобие космической черной дыры, затягивающей в себя все, что ее окружает. Девочка исчезнет, этот колодец антиматерии затянет ее в себя всю целиком. Соня станет жертвой собственной жажды знаний.

– Она пугает меня, – признался Дадли. – Это уже не та Соня, которую мы знали. Видел ее глаза? Она смотрит на нас, как на дохлых собак.

Им не удалось продолжить разговор. Соня отодвинула лежавшую перед ней стопку книг и произнесла что-то непонятное.

Через две секунды Пегги Сью поняла, что ее подруга говорит по-японски. Она потратила меньше часа на изучение этого языка; как устного, так и письменного.

– Скорее, – распорядилась Пегги. – Надо найти для нее что-то другое, посложнее. Где книги по электронике?

Как они ни старались вести себя незаметно, их поведение привлекло внимание библиотекарши, мисс Вейнстроп вскоре подошла к ним, чтобы узнать, в чем дело. Увидев названия книг, которые Пегги держала в руках, библиотекарша спросила:

– Зачем вам эти учебники? Вы слишком малы, чтобы понять в них что-нибудь. Во что вы играете? Это шутка? Глупое пари?

– Нет… – замялась девочка, – это… это для конкурса! Да, для конкурса на общее развитие! Мы пытаемся найти правильные ответы…

– Гм… – буркнула библиотекарша. – Быть может, я могу вам помочь?

– Спасибо, – выдохнула Пегги, – вы очень любезны, но это было бы нечестно. Мы предпочитаем разобраться сами.

– Хорошо, хорошо, – как вам угодно, – отступилась мисс Вейнстроп, удаляясь.

Но было видно, что они ее не убедили.

День прошел в обстановке скрытой паники. Из-за мисс Вейнстроп надо было расточать улыбки и притворяться веселой, хотя на самом деле Пегги Сью дрожала от страха, опасаясь, что Соня упадет и кровь потечет у нее из ушей. Ничем не удавалось утолить ее феноменальную жажду знаний. Она поглощала все подряд: геологию, самые сложные математические теории, учебники анатомии для студентов-медиков (всего за тридцать секунд Соня запомнила названия всех костей человеческого скелета и могла перечислить их с невероятной скоростью).

9
{"b":"5041","o":1}