A
A
1
2
3
...
11
12
13
...
53

В тот день Сара поняла, что ничего не знает о реальном мире. Она всегда жила в инкубаторе, дышала стерильным воздухом. Клиническая чистота. У нее было заболевание иммунной системы, или иммунодефицит, она была обречена избегать малейшего соприкосновения с самыми безвредными микробами.

В ту же ночь ей приснился сон. Сара видела себя молодой оленихой, живущей в лесу, а ее отец, старый олень, наводил железную дисциплину в стаде… Но однажды, исследуя окрестности, она поняла, что лес на самом деле — резервация, окруженная решеткой. С другой стороны решетки бродили стаи волков. Сотни волков глядели в сторону огороженного пространства.

Инцидент в ресторане сбил Сару с толку. Чувство незащищенности, возникшее тогда, не покидало ее. Она рассказала об этом своей подруге Дженнифер Подовски, та ей ответила:

— Ты что — ненормальная? Зачем вообще сунулась к этим людям? Ты же хорошо знаешь, что нельзя останавливаться в таких местах никогда! Где была твоя голова?

Другая бы тихо вернулась в дом родной, чтобы никогда его не покидать, но Сара не могла расстаться с мыслью, что живет в стеклянном замке, в иллюзорной крепости. Достаточно бросить в него камнем, как он разлетится на тысячи осколков. Вот почему она приняла приглашение Джейми, когда их дороги пересеклись во второй раз.

Она надеялась, что сможет воспользоваться услугами волка для собственной безопасности.

Конечно, если оглянуться назад, пройденный путь покажется ясным и простым, но в то время я чувствовала только смущение. Что-то толкало меня к Джейми, что-то вроде обаяния — другого слова я не могла придумать. Я верила, что влюбилась, однако хотела только оградить себя от опасности. Именно это привлекало меня к нему: уверенность, что он способен обеспечить мне защиту при любых обстоятельствах. Я верила в волчьи услуги; я ошибалась, но в то время была слишком наивна, чтобы это осознать. Я имела дело только с мальчиками своего круга, милыми молодыми людьми, привыкшими не настаивать, если девушки говорили слегка испуганно: «Нет!» Джейми смеялся над хорошими манерами и правилами поведения. Это было животное, животное соблазнительное, способное смотреть в лицо опасности. Я тут же почувствовала какое-то излучение, исходящее от него, силовое поле, как в фантастических историях. Я верила, что если поселюсь в этом невидимом излучении, то ничего страшного со мной не случится.

Я не знала, что внутри силового поля меня подстерегает опасность совсем другого рода.

Глава 15

— Ты от меня забеременеешь, — повторил Джейми в эту ночь в темноте комнаты мотеля. — Предпочитаю тебя сразу предупредить. Не думай, что ты в безопасности.

Что она испытывала, услышав это? Все равно как если бы ей сказали: «Твои жалкие женские хитрости против меня не сработают, я сильнее тебя во всем. Ты принадлежишь мне, и никакая магия тебе больше не поможет».

Сначала ей это показалось трогательным. Столько наивности в таком сильном парне! Это был ее прокол? Она много знала о средствах, которые помогут, если однажды почувствует… И тут Сара ощутила глупую, противоестественную тревогу. А если он сказал правду? Без фанфаронства, как он всегда это делал. Если не соврал?

Она считала себя дурой, идиоткой. Невинности Сара лишилась три года тому назад. В университете у нее было довольно много партнеров; не потому, что она была сексуально озабочена, а потому, что это было частью образования девушек ее возраста. Она не хотела выглядеть белой вороной. Эти незначительные связи казались ей забавными, не более того. Как все ее подружки, Сара была увлечена идеей иметь наконец «любовников», а не актом самим по себе. Иметь привилегию разрешать этим господам растянуться на вас — все равно что получить разрешение на охоту, какое рейнджеры выдают туристам, когда те отправляются в Долину Смерти.

В то же время у Сары было предчувствие, что с Джейми этот номер не пройдет. На этот раз вожжи были не в ее руках. До сих пор ее забавляла мысль, что парни воображают, будто они «владеют» женщиной, к тому же они придавали такое важное значение самому акту, что сами превращались в запыхавшуюся дичь, попавшую в полное распоряжение той, которую считали покоренной. До тех пор Сара меньше любила получать удовольствие, чем его давать. Она обожала чувствовать дрожь этих больших мускулистых тел, слышать стоны нахальных мальчишек из университетской футбольной команды. Они верили, что она им благодарна, в то время как Сара контролировала все от начала и до конца. Большие дети, тупицы, которых так легко одурачить. Все взвесить, просчитать и разочароваться.

Когда Джейми ложился с ней в эту ночь, она знала, что его на поводке она не держит. Он пришел из другого мира, с планеты, где женщины были всего лишь самками, которые рожают детенышей и никогда не вмешиваются в мужские разговоры.

— Я тебе сделаю сына, — прошептал он, — и он будет настоящим.

— Настоящим? — пробормотала Сара.

— Мой наследник, — уточнил молодой человек. — Тот, кому я передам свой опыт. Я его чувствую. Я его воспитаю по законам клана, отведу его туда, на болота.

— А я? — выдохнула Сара. — Меня ты не спросишь?

— Нет. Женщины не умеют воспитывать мальчиков, от них один вред. Вырастить мальчишку — это работа для мужчины. Но ты приедешь, если захочешь. Я буду счастлив, если ты поедешь с нами.

Сара была растеряна, не нашлась что возразить. Это было так… поразительно! Этот тип вообразил себе, что сможет воспитать ее малыша, а она даже не будет протестовать? Она не смогла его оттолкнуть, повернуться на бок, снова быстро одеться. Но кроме того, что ей не хватило физических сил, она поняла, как глупо начинать серьезный диспут о несуществующем ребенке… ребенке, который никогда и не будет существовать.

— Мне двадцать пять лет, — заявил Джейми глухим голосом, — это уже старость, принимая во внимание мой образ жизни. Мужчины нашего семейства надеются прожить лет тридцать пять, не больше. Вот почему мне надо торопиться, чтобы получить наследника. Если он родится до конца года, то у меня будет впереди десять лет, чтобы его вылепить, вырастить. Этого достаточно. В десять лет я знал столько же, сколько знаю сейчас. Ты хорошей породы, это сразу видно. Ты мне сработаешь красивого малыша. У тебя нет в роду ни алкоголиков, ни других больных. Вот поэтому я выбрал тебя. Мне нужна чистая женщина со свежей кровью. Ты возродишь наш клан.

Сару взволновал этот абсурдный монолог, из которого она уловила, что у Джейми есть слабое место. Она решила остаться, чтобы доставить удовольствие парню, почти своему ровеснику, который считал, что стоит на пороге смерти.

Это была странная ночь. До сих пор она отдавалась в пользование своим партнерам; Джейми пользовался ею сам, не спрашивая ни ее мнения, ни ее разрешения. В отличие от других мужчин он не ослабевал от секса. Он получал удовольствие со смакованием чудовища, которое уверено в своем праве. Он не стонал: «Нет, не делай так», он ничего не слышал. Все парни, к которым Сара прижималась, даже самые тупые, были облагорожены феминизмом последних двадцати лет. В кровати они находили в себе силы просить разрешения на некоторые вольности, не возражали при первом же отпоре… только не Джейми. «У меня впечатление, что я сплю с пережитком девятнадцатого века, — думала она в то время, как он ласкал ее тело. — Трапперы, наверное, занимались любовью таким же образом».

Это был какой-то анахронизм. Сара чувствовала себя белой путешественницей из приключенческих романов, изнасилованной дикарями. Неожиданно наслаждение захватило ее, и она упрекала себя за это, так как надеялась остаться хозяйкой положения до конца.

«Как глупо, — думала она, — как банально! Девочка из хорошей буржуазной семьи, которая связалась с неисправимым хулиганом».

Такая обыкновенная точка зрения на происходящее ее до того смутила, что Сара смылась на заре, не разбудив Джейми. Она чувствовала отвращение, а не гордилась тем, что совершила. «Это была не ты, — твердила она себе. — Такое на тебя не похоже».

12
{"b":"5043","o":1}