ЛитМир - Электронная Библиотека

Наблюдая за окружавшими его людьми, Робин мысленно возвращался к рабам древности. Теперь он лучше осознавал, в чем состояло их знаменитое требование: «Хлеба и зрелищ!» Мужчины и женщины Поко-Джанкшен мало отличались от животных. Конечно, такими особями легко управлять, но трудно будет им вдолбить сколько-нибудь возвышенное понятие. У них отсутствуют благородные идеалы. Им следует внушать простые идеи, ставить перед ними доступные цели.

Робин еще побродил по городу, с изумлением останавливаясь перед множеством витрин, в которых помещались странные ящики, застекленные с одной стороны. В них мелькали цветные картинки, но Робин почти не понимал того, что в них показывалось. Мальчик задержался возле одной витрины, где на экране транслировалась очередная серия «Звездного путешествия», и все пытался понять, шла ли речь об этнографической экспедиции в духе Геродота или на земле действительно существовала популяция людей со столь необычной формой ушей. Если так, то он пока никого из них не встретил.

Робин проголодался. Привыкший к тому, что его обслуживают, он долго не решался войти в одну из лавчонок, откуда распространялся запах съестного. Основную клиентуру заведения составляли подростки. Пища оказалась тощей котлеткой, зажатой между двумя половинками небольшой булки. И никаких тарелок! Ни столового серебра, ни графинов богемского стекла, да и есть приходилось руками. Но и эта жалкая еда не подавалась слугами – ее получали в обмен на мятые и грязные картинки зеленого цвета, не оставлявшие никаких иллюзий насчет ее качества. Официантки, обливающиеся потом, не только не были вышколены, но всячески демонстрировали равнодушие к тем, кто заказывал им пищу со странным названием. В конце концов Робин осмелился встать в очередь, что само по себе уже было унижением и доставило ему немалые душевные муки. Подобно остальным, он выменял на смятую зеленую бумажку одну из таких котлет. Когда у него спросили, чего он желает, Робин счел наиболее благоразумным повторить то, что говорил его предшественник. На вкус еда оказалась омерзительной, никогда ему не приходилось держать во рту ничего более противного. Несмотря на голод, Робин был не в состоянии проглотить ни кусочка из страха, что отравится. Так вот чем довольствовался народ! Он посмотрел по сторонам, на детей, сидевших за соседними столиками и уплетавших такие же котлеты за обе щеки. Нет, что и говорить, они были вылеплены из разного теста. У этих людей, с детства питающихся отбросами, наверное, постепенно вырабатывается иммунитет к отраве, им любой яд нипочем. Тонкая и качественная пища может вызвать у них расстройство желудка. Робин должен обязательно вспомнить об этом позже, когда его голову увенчает корона Южной Умбрии.

Последующие часы, проведенные в Поко-Джанкшен, лишь утвердили мальчика во мнении: умственные способности обитателей мира, лежавшего за пределами дворца, более чем ограниченны. Кроме того, его представители проявляли редкую агрессивность, облаивали друг друга из-за всякого пустяка, вели себя подобно своре собак, где каждое животное должно все время утверждать свой статус из страха, что может быть низведено на более низкую ступень иерархической лестницы. А как они разговаривали! Суррогат языка: они чудовищно коверкали слова, сокращали и уродовали их, как хотели, произносили фразы так, будто рот был набит овсяной кашей, и вдобавок ко всему употребляли выражения, которых Робин не понимал. Что и говорить, манера речи полностью соответствовала их облику. Такие люди не могли иметь никакой ясной цели и управлять собой, а главное, у них отсутствовали идеалы и дисциплина.

«Они нуждаются в короле, – думал Робин, – в сильной руке. Король сам будет решать, что необходимо для их же блага».

Теперь он лучше понимал, зачем Антония и Андрейс устроили ему такое испытание. Жизнь в замкнутом пространстве дворца настолько отличалась от той, с которой он столкнулся в Поко-Джанкшен, что со временем у него могло сформироваться неверное представление о реальном мире людей. Робин предположил, что они и дальше будут предпринимать подобные шаги, чтобы сделать его знания более глубокими.

День близился к вечеру. Дважды у Робина возникли неприятности с мальчишками, которые, поставив ему в упрек его статус иностранца, велели «катиться к черту» и «очистить территорию». Робин подчинился, стараясь всеми силами избежать скандала.

Дети играли в непонятную игру: лупили изо всех сил по мячу палкой, после чего тут же разбегались врассыпную, словно их охватывал внезапный страх. Робин не мог определить, шла ли речь о развлечении или об исполнении таинственного религиозного ритуала. Сетка, закрывавшая лицо одного из служителей этого странного культа, напомнила ему маску жреца. Не без удивления Робин отметил, что столь примитивные существа способны достигать поистине виртуозной ловкости в манипулировании палкой с закругленным концом и мячиком.

Пока он с интересом наблюдал за церемонией, один из подростков приблизился к нему и вновь предложил «отвалить на все четыре стороны».

– В честь какого божества совершаете вы этот ритуал? – вежливо поинтересовался Робин.

– Что ты там бормочешь, подонок?! – взорвался подросток. – Я не понимаю, что ты несешь. Сматывайся, откуда пришел! Мы не терпим чужаков.

Мальчишка был весь в пыли и распространял вокруг сильный запах пота. В жизни Робину не приходилось видеть таких грязнуль, во дворце строго следили за чистотой. От этого парня воняло, как от дикого зверя.

– Простите мою дерзость, – извинился Робин, удаляясь, – вы совершенно правы, я не поклоняюсь вашему богу и не должен участвовать в таинстве, которое ему посвящено.

– Что ты сказал? – взревел подросток. – Ты откуда свалился? Высадился с планеты Криптон?

Его ярость подскочила сразу на несколько градусов, и Робин решил побыстрее уйти. Ему не следовало привлекать к себе внимание.

Оказавшись один, он оглянулся в надежде, что заметит ангела-хранителя, которого непременно должен был приставить к нему Андрейс.

Он был твердо убежден, что за ним наблюдают.

Увы, он так и не обнаружил своего тайного покровителя. Поко-Джанкшен был совсем маленький городок, и вечером можно было повстречать лишь тех, с кем ты уже виделся утром.

Весь этот день прошел для Робина под знаком мелких, но досадных происшествий. Несколько раз к нему приближались немолодые женщины и интересовались, отчего он бродит один и где его родители. Их распущенность доходила до того, что они, не задумываясь, могли прикоснуться к нему или взлохматить ему волосы. Одна женщина даже легонько ущипнула его за щеку. Робину потребовалась вся его выдержка, чтобы не поставить их на место: фамильярность, которую позволяли себе эти жалкие рабы, вызывала у него отвращение. Во дворце никогда и никто, за исключением Антонии и в редких случаях Андрейса, не смел дотрагиваться до Робина. Даже разговаривать в присутствии принца можно было только после его разрешения. Столь беззастенчивое пренебрежение этикетом сильно его раздражало, и оттого он чувствовал себя еще более неловко. Ах, как не терпелось ему поскорее оказаться дома!

Ближе к вечеру Робин почувствовал сильную усталость. Он не знал, что ему делать дальше. Уйти из города и вернуться в палатку, брошенную в лесу? А завтра? Чем он заполнит бесконечную череду дней?

«Нельзя расслабляться, – сказал он себе, – надо искать дорогу во дворец. Без плана это будет трудно, поэтому стоит взять карту и получше ее изучить».

Мальчик оставался спокойным: в случае неудачи ангел-хранитель, следующий по его стопам, придет на выручку. Но допустить такое – значило бы признать свою неспособность справиться с трудностями и разочаровать Антонию.

Робин вышел из города. Усталость все больше давала о себе знать, ведь он целый день провел на ногах. Когда совсем стемнело, Робин не на шутку испугался, что не сможет отыскать свое полотняное убежище – он не позаботился о метках, а лес везде казался одинаковым.

Он уже прошагал около двух миль, как вдруг его ослепили фары патрульной машины шерифа. Робин остановился, и в тот момент, когда он собирался броситься в лес, на его плечо легла тяжелая рука.

10
{"b":"5045","o":1}