ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Изумрудный атлас. Огненная летопись
Тысяча жизней
Она всегда с тобой
Анна. Тайна Дома Романовых
Мир уже не будет прежним
Поцелуй обмана
Королевский отбор
С милым и в хрущевке рай
Действующая модель ада. Очерки о терроризме и террористах

— Верно. Джейн в своих лжевоспоминаниях воспроизводила события шестидесятых годов, так как она их представляла, устраняя разницу во времени, — сделала вывод Сара.

— И что ты обо всем этом думаешь?

— Джейн — не Нетти Догган, — чуть слышно произнесла ирландка, — она жена Боба. Господи! Джейн убила мужа, даже не узнав его!

— Стало быть, ЦРУ за ней не охотилось?

— Не знаю. Думаю, если кто и пытался свести с ней счеты, то только настоящая Нетти Догган… или, вернее, Александра Мадиган. Попробуй дозвониться до Кристиана Шейна и объясни ему, что Джейн очень возбуждена и, по всей видимости, мне скоро не удастся контролировать ее поступки.

— Хорошо.

— Система прослушивания, установленная в фургоне, по прежнему функционирует?

— Да, я знаю, где вы находитесь, в случае необходимости определю ваше местоположение без труда.

— Ты слышишь, что происходит внутри машины?

— Да, но вы не слишком-то разговорчивы.

— Оно и к лучшему: теперь я должна быть особенно осторожной и не болтать лишнего. Не выключай аппаратуру ни на минуту, в случае непредвиденных обстоятельств ты первый будешь в курсе дела. Постараюсь звонить тебе, как только выберу подходящее время. Но сам не пытайся устанавливать со мной связь, я боюсь, что Джейн окончательно погрузится в паранойю. Если у нее возникнет подозрение, что я тоже работаю на ЦРУ, мне придется разделить судьбу ее супруга.

Закончив разговор, Сара осторожно оглянулась, чтобы убедиться, не наблюдает ли Джейн за ней из окна машины.

Сару колотила дрожь. Значит, Боб говорил правду. Все так и было: работа в библиотеке, поиски материалов для книг писателя. Потерявшая память Джейн, которая не в состоянии была узнать мужа, совершила убийство, считая его агентом ЦРУ, подосланным для ее устранения. Невероятно и чудовищно. Образы, рождавшиеся в голове Джейн, не являлись ее собственными воспоминаниями, а относились совсем к другой женщине — бывшей убийце, которая так подробно описала ей свою жизнь, что каждая деталь прочно въелась в мозг несчастной библиотекарши. Джейн полностью утратила память о своей личной жизни, восполнив пустоту обрывками чужого существования, которое считала более значительным и интересным, чем собственное. В своем сознании Джейн превратилась в кого-то другого, кем она на самом деле не была. И она стала действовать по образу и подобию этой личности.

Где же скрывалась сейчас подлинная Нетти Догган? Не она ли шла по следу Джейн, чтобы лишить ее жизни? Да и зачем ей было ее убивать?

Снова ощутив дрожь во всем теле, Сара поскорее спрятала под рубаху мобильный телефон и вернулась в фургон. Когда за ирландкой захлопнулась дверь, Джейн открыла глаза.

— Что ты делала на улице? — подозрительно спросила она.

— Решила осмотреть шины, все ли в порядке, — не моргнув глазом, соврала Сара. — Сзади нагрузка на колеса больше, это характерно для машин такого типа. Вес фургона значителен, и камеры испытывают повышенное давление.

— Н-н-да… — протянула Джейн, то ли раздумывая над тем, что сказала ее спутница, то ли выражая сомнение. — Кстати, ты поспала? Мы можем продолжить путь?

— Да, — кивнула Сара.

Как только взялась за руль, она почувствовала, что ладони моментально стали влажными. Испытывая постоянный страх, Сара еще больше боялась, что он станет слишком заметен.

«Если Джейн заметит твою дрожь, — говорила себе ирландка, пытаясь побороть охватившую ее панику, — то решит, что ты выдала ее полиции, и тогда тебе конец».

Они покинули пригород Лос-Анджелеса и выехали на шоссе, ведущее в округ Сан-Бернардино. Доехав до ближайшего перекрестка, Джейн приказала Саре свернуть в сторону и следовать по дороге, которая терялась в лесу. Сухие, чахлые деревья оставляли неприятное впечатление чего-то нездорового, неестественного. Почва под стать порожденной ею же растительности, желтая и сухая, летела из-под колес облаком невесомой пыли, застилавшей горизонт. Вскоре фургон уперся в высокое ограждение из натянутой в несколько рядов колючей проволоки. Стоявшие неподалеку таблички предупреждали путешественников, что проезд запрещен из-за сильного загрязнения водного источника на территории, именуемой Заброшенным загоном.

— Не обращай внимания, — сказала Джейн. — Поезжай вдоль изгороди, я знаю место, где проволока порвана.

Саре пришлось подчиниться. Мертвый пейзаж с отравленными деревьями и голым кустарником производил гнетущее впечатление. Все здесь дышало болезнью, смертью. Иссохшие, тесно стоявшие стволы напоминали частокол, который ставили немцы для «встречи» парашютистов союзных войск. В те времена его называли «спаржей Роммеля». Все живое — птицы и мелкие грызуны — давным-давно покинуло это зловещее место, да и вряд ли кто из людей выбрал бы его для пикника, за исключением, возможно, каких-нибудь членов сатанистской секты. Мерзость запустения Заброшенного загона очень подходила для их дьявольских оргий.

Вскоре Сара заметила довольно широкий проход в ограждении и направила туда фургон. Почти сразу дорога резко пошла под уклон, словно они спускались на дно кратера, и ирландка тотчас же вспомнила, что Джейн рассказывала ей об искусственном озере, на берегу которого стояла хижина Толокина. У нее создалось впечатление, что она подъезжает к этому зловещему «пупу земли», таинственному истоку, с которого, собственно, все и началось. Однако с тех пор прошло немало лет, и густой лес, который знавала юная Александра Мадиган на заре своего семнадцатилетия, теперь превратился в мертвое кладбище из-за химических отходов промышленных предприятий.

Саре пришлось изо всех сил жать на тормоза, чтобы машина не покатилась по откосу: внизу уже виднелась свинцовая гладь небольшого водоема, на поверхности которого расплывалось расцвеченное причудливыми красками пятно. По берегам озера на равном расстоянии друг от друга стояли щитки, предупреждавшие о том, что ловля рыбы запрещена. Да и какие рыбы-мутанты могли бы выжить в подобной воде? Слепая форель, например, или форель без чешуи и без глаз? Каменные глыбы карьера окаймляли озеро, будто покоробленный ободок — старое зеркало. Раскрошенный, с выщербленными краями камень тоже был поражен тяжелой болезнью, как и все вокруг. Словно разрушенные в результате сильного урагана, жалкие домишки рассыпали по берегам мертвого озера свои балки и доски. Немногие из них еще стояли в полный рост. Никаких птиц, насекомых — никого. Лишь кое-где валявшиеся по берегам скелеты чаек свидетельствовали о былом присутствии здесь фауны.

Сара выключила зажигание. Акустика была настолько сильной, что малейший звук слышался на расстоянии сотни метров. Идеальное место для тех, кто по роду своих занятий вынужден постоянно быть начеку.

— Вот мы и добрались, — сообщила Джейн, указывая на одну из трех еще державшихся построек. — Это и есть хижина Толокина.

И, не обращая внимания на свою спутницу, Джейн направилась, покачиваясь, точно в состоянии сомнамбулического транса, к покосившемуся домику на сваях, возле которого были «припаркованы» несколько средств передвижения: старый, насквозь проржавевший пикап, мотоцикл «сарасота», велосипед и автомобиль «форд» 60-х годов с откидным верхом. Кроме того, там же находилась и старинная машина с дверцами, отделанными деревом, и с облупившимся во многих местах лакированным покрытием, которая, казалось, готова была рассыпаться от первого прикосновения. Скрип гальки под ногами, многократно усиленный эхом, в плену кратера превращался в оглушительный треск. Джейн схватилась обеими руками за поручни лестницы, ведущей в дом.

— Это здесь! — прерывающимся от волнения голосом возвестила она. — Наконец-то!

Сара оглянулась еще раз на пятно отравленной воды. Именно тут Александра Мадиган, девушка, изнасилованная во время вечеринки, попробовала свести счеты с жизнью тридцать четыре года назад. С этого все и началось для Александры — обучение у Толокина, а затем и убийства. Сара с трудом втащила свое отяжелевшее тело наверх. Джейн уже была на веранде, напряженная, с остановившимся взглядом, снова пребывающая в трансе. Она не сводила глаз с черной дыры распахнутой двери.

63
{"b":"5046","o":1}