ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лиз показалось, что ее заставляют вдыхать аммиак, она закашлялась, и к ней вернулось сознание. Кто-то слева от нее пытался отвинтить собственный фронтальный иллюминатор. Она хотела помочь, но руки отяжелели, словно каждая из них весила по тонне. Гнилостный воздух кармана с некой примесью, вызывающей галлюцинации, наполнял голову и легкие. Перед глазами Лиз проплывали нелепые образы. «Помоги мне! Помоги мне!» — задыхаясь, взывал Дэвид, таща за собой кусок оборванного шланга. Она более или менее ясно поняла, что нужно вытащить Ната. Лиз сделала все, что могла. Их напарник выглядел жалко. Его резиновый комбинезон был рассечен, шлем наполнился водой. Дэвид упал на колени, уже не в силах спасать его. Лиз все еще старалась отвинтить центральный иллюминатор раненого, но в пальцах не было сил. Не выдержав, она упала на платформу, удар гонгом прозвучал в ее шлеме.

Странно, что она не потеряла сознание. Только вот зрение удивительным образом изменилось. Лиз видела, как платформа то вытягивалась, то в следующую секунду уменьшалась или извивалась, точно змея в болоте. «Газ… — подумала она в момент просветления, — я дышу небольшим количеством газа, оставшимся в этом зараженном кармане…»

Лиз закрыла глаза, убежденная, что скоро умрет. «Я превращусь в кожаную мумию, — подумала она, — меня выловят, и я стану охотничьей курткой в витрине какого-нибудь торговца. Какая участь!»

Рука ее все еще лежала на груди Ната. Лиз почувствовала, как толчками вздымается его грудная клетка. Разорванный комбинезон повлек за собой начало утопления. Однако дыхание, вероятно, способствовало попаданию воды в легкие. Следовало перевернуть Ната на бок, испытать средство «рот в рот». Да, конечно, но она была так слаба! Теряя сознание, Лиз снова подумала: «"Рот в рот" через шлем — не так-то легко!» Темнота вокруг нее сгустилась.

Когда Лиз пришла в себя, Дэвид отвинчивал ключом гайки шлема Ната. У Лиз голова была свободной, затылок лежал на скользком покрытии платформы.

— Жива? — спросил молодой человек. — Ну и напугала же ты меня, была как мертвая.

Она приподнялась на локте, покачала головой, но, ощутив в ней сильную боль, приняла прежнее положение.

— А Нат? — спросила Лиз.

— Пока не знаю. Он дышит. Из него вылилось море воды. Думаю, Ната контузило взрывной волной. Мне пришлось нырять за ящиком с инструментами. Удалось прихватить и спаренные баллоны одного из подпольщиков. Так что у нас еще есть шанс…

Лиз взглянула на сорокакилограммовый блок, упакованный в черный пластиковый мешок. Один из баллонов был здорово помят.

— Ты поднимешься без соблюдения остановок? — спросила она. — Это опасно…

— Конноли наверняка уже получил сигнал тревоги, — возразил Дэвид, — и приготовил спасательное оборудование. Я пропущу остановки, у меня хватит воздуха, чтобы добраться до поверхности. Если ирландец не идиот, он приготовил для меня наргиле [4], я тотчас погружусь на двенадцать метров и сделаю растянутые остановки…

Вздохнув, Лиз закрыла глаза. Дэвид продолжил:

— Если наверху я уже не гожусь для барокамеры, то вернусь как можно быстрее со всеми причиндалами, чтобы вытащить вас отсюда. Ты поможешь мне раздеть его?

Лиз кивнула и осторожно поднялась. С нее уже сняли грузила, медное шейное кольцо и свинцовую обувь. Нагая, она была перепачкана грязью. В легких жгло. Лиз прокашлялась, плюнула. Почувствовала на губах вкус крови.

— Ну и воняет же здесь! — бросил Дэвид. — Хуже, чем в общественных уборных!

Она не ответила и начала старательно высвобождать Ната. У молодого человека на лбу была огромная шишка. Кровь текла из носа и ушей. «Перелом черепа?» — подумала Лиз.

Больше сделать ничего нельзя, — констатировал Дэвид. — Отдышусь немного и смотаюсь. Задержавшись здесь, мне придется растянуть время остановок.

Он встал, разделся, оставшись только в плавках, сел на край платформы, свесил ноги и надел ремни блока баллонов. Лиз отрешенно смотрела на него, не в силах вернуться к реальности. Дэвид застегнул пряжки, поднес ко рту наконечник, проверяя работу редукционного клапана.

— Сойдет, — наигранно-беспечным тоном сказал он. — Раз нужно идти, значит, нужно! Салют, Лиззи, до скорого. Пока старина Нат дрыхнет, можешь поиграть с его пиписькой.

Сострив, он спрыгнул и исчез в успокоившейся непроницаемой мути.

Лиз рассеянно посмотрела на завихрения, оставшиеся после него; вскоре поверхность воды обрела свой обычный вид сине-зеленого зеркала. Сонливость овладела девушкой. Она перепугалась, вскочила на ноги, борясь с головокружением, которое засасывало ее в невидимую бездну. Чтобы успокоиться, Лиз заставила себя детально рассмотреть станцию, но она была как и все: стены, покрытые плесенью, кучка бледных грибов величиной с тыкву… И на каждом металлическом предмете налет красной ржавчины, размещавшей свои алые кружева разрушающими гирляндами. Курчавый лишай мхом покрыл сиденья. Тут и там бегали крысы, ища укрытия в трещинах. Чуть дальше с краев платформы свешивались удочки. Концы их были прижаты камнями; в тусклую воду свешивались грубо сделанные крючки с кусочками мяса. Лиз вздрогнула, поняв, что на вид пустынная станция обжита. Встревожившись, она настороженно посмотрела в сторону пролета с указателем «Выход/Пересадка». Если уж кто-нибудь и прятался, то именно в этом облицованном проходе. Она замешкалась. Из-за головокружения ноги плохо держали ее. Напади на нее кто-либо, и она не сможет защищаться. И все же, несмотря ни на что, Лиз двинулась вперед. Стены пролета были разрисованы наивными рисунками, сделанными неумелой рукой. Первые напоминали о катастрофе, последующие отражали повседневную жизнь уцелевших. Схематические сценки, напоминавшие детские рисунки, затрудняли их толкование.

Во многих местах струйки воды размыли фрески, удалив краски, сделанные из глины и естественных красителей. Лиз казалось, что она осматривает доисторическую пещеру. По обе стороны прохода лежали человеческие скелеты. Высокий процент влажности облегчил разложение трупов; между их буро-желтоватыми костями устроили норки крысы.

Этот некрополь потряс Лиз. Обследуя ответвления метро, она впервые увидела «нормальные» трупы. До этого ей всегда встречались кожаные мумии, и никогда — поврежденные останки. Может, газ не проник в этот карман? Но по крайней мере его очень незначительная концентрация не оказала стабилизирующего эффекта на организм еще живых людей.

Лиз замерла, встревоженная эхом отголоска далекой пульсации под ее подошвами. Сначала она подумала, что это ее собственное сердце борется с избыточным количеством углекислого газа, и биения его отдаются в ушах… но это было нечто другое. Источник вибрации — какие-то строительные работы. Ритмичный барабанный стук, затерявшийся в лабиринте туннелей. Это походило также на ритмичное постукивание работающего компрессора. Лиз приложила пальцы к облицовке. Фаянсовые плитки тихо дрожали. Насос! Затерянный в водах насос продолжал работать… Лиз вдруг озарило. Да! Насос или рециркулятор воздуха! В свое время такие насосы установили на самых отдаленных от поверхности линиях! Они обеспечивали вентиляцию станций, углубленных на тридцать — сорок метров под городом. Действуя по принципу зеленых растений, они отсасывали углекислый газ и синтезировали кислород. Так вот почему те, кто остался в метро, выжили в разбросанных воздушных карманах, никогда не дыша нормальным воздухом! Где-то в глубине туннелей компрессор обновлял запас кислорода, пропуская по еще нетронутым каналам миллионы литров чистого воздуха.

Лиз нахмурилась. Нет, слишком уж это поспешный вывод. Нужно еще принять во внимание износ рециклирующих зарядов! Механизм, насыщенный углекислым газом, остался без присмотра и сейчас, возможно, способен лишь восстанавливать обедненную смесь газа! Спасая уцелевших от удушья, компрессор не обеспечивал их чистым атмосферным воздухом, а только создавал климат, пригодный для простейшего физиологического обмена.

вернуться

4

Сделанная на скорую руку самодельная дыхательная маска, которая крепится к концу длинного шланга, обычно используемого водолазами. — Примеч. авт.

24
{"b":"5047","o":1}