1
2
3
...
66
67
68
...
77

Они выжидали весь день, в то время как артиллерия Маккея беспрестанно палила, окутывая центр поля предстоящего сражения огромными клубами серого дыма и оглушая окрестности страшным шумом, однако никаких серьезных повреждений так и не причинила. Одна из пушек, ствол которой был покрыт кожей, вскоре не выдержала и распалась на куски, и шотландские горцы освистали солдат Маккея, утащивших обломки с поля.

Обе армии ждали. У Маккея не было другого выхода. Он не мог вести свою армию в гору – после утомительного спуска люди просто физически не смогли бы этого сделать, – да и с поля уводить армию он не отваживался, понимая, что тем самым подставит ее под удар левого фланга Данди. Так что ему ничего не оставалось, как ждать, чтобы якобиты сделали первый шаг.

В шесть часов они поняли, почему Данди выжидал: солнце светило солдатам в глаза. Если бы они сейчас бросились в бой, преимущество было бы на стороне Маккея. В семь часов стало немного лучше – солнце было уже не такое яркое, – и Джеймс, Нейл и Дункан подумали, что Данди решил ждать ночи – в темноте наступление могло бы оказаться успешным.

Было почти восемь часов, когда солнце закатилось за горный хребет, расположенный по другую сторону долины, и начало быстро темнеть. Встав перед армией, настроение которой явно повысилось, Данди поднял руку, и разговоры в рядах шотландских горцев смолкли. Наступила тишина.

– Джентльмены! – крикнул Данди. – Вот и наступил этот день – день, когда вы вступите в бой за самое святое, что только может быть на свете, – за короля и свою страну, против узурпатора и смуты. Покажите себя настоящими шотландцами! Давайте приложим все силы и в этом бою восстановим доброе имя нашей нации, попранное предателями и трусами, которые имеются в наших рядах. И если кто-то из вас падет в бою смертью храбрых, память о нем навсегда сохранится в сердцах его сограждан. Будьте мужественны и до конца исполните свой долг!

Ответом ему были оглушительные крики «ура», и Данди повернулся лицом к неприятелю.

Глава 18

Нейл поднял свой щит, и клан Маккарри вместе со всей армией громкими возгласами выразил свою готовность биться не на жизнь, а на смерть. Джеймс прошептал молитву, чтобы Господь его уберег, и еще одну, чтобы он защитил его родных и Эллин. Он не думал сейчас о ней: ни о том, какое наслаждение испытывал, обладая ею, ни о том, какие у нее восхитительно мягкие губы, нежное тело, ласковые руки, каким ярким светом загораются ее глаза, когда он ее ласкает.

Он выбросил все мысли об Эллин из головы, когда оглушительные крики вокруг него стали еще громче, и присоединил свой голос к голосам остальных солдат. Эти громкие звуки эхом отразились от горного хребта и, пронесшись по склону горы, словно густой туман, окутали армию Маккея. Казалось, земля сотрясается от этих криков.

Данди поднял руку, и битва началась.

Джеймс мчался следом за Нейлом и Дунканом – тот находился от него по правую руку – вниз по склону горы, прямо на солдат Маккея. Дикие крики стали еще громче, когда шотландские горцы налетели на солдат противника. Джеймс заметил, с каким ужасом смотрят на него люди Кенмура, видел, как они подняли свои ружья, прицеливаясь в него. Он вскинул свой мушкет и выстрелил, его солдаты тоже начали стрелять. Залпы были оглушительными и не пропали зря – многие воины были убиты или ранены, – однако перезарядить оружие и выстрелить еще раз времени не было. Опустив мушкет, Джеймс выхватил шпагу и бросился вперед.

На левом фланге уже вовсю кипело сражение. Люди Маккея падали как подкошенные, истекая кровью, кто-то пытался спастись бегством, не успев сделать ни одного выстрела. Воины Кенмура стали стрелять из ружей, и залп приняли на себя солдаты Гленгарри, многие из них пали, однако солдаты из клана Маккарри получили возможность прорваться сквозь первые ряды противника и выбить мушкеты из рук воинов круглыми кожаными щитами.

Люди Маккея, пытавшиеся приторочить штыки к дулам мушкетов, были застигнуты врасплох. Многие из них погибли в первую же минуту, многие бросились наутек. Отшвырнув m себя солдата, которого только что убил, Джеймс поискал глазами Нейла: тот отдавал приказ своим людям догнать и уничтожить удиравшего со всех ног противника.

Полк Кенмура был не единственным, солдаты которого отступили. Та же участь постигла и остальные полки. Дальний левый фланг вообще перестал существовать, на правом солдаты полка, подчинявшегося лично Маккею, мчались вниз по холму, их красные куртки выделялись в сумраке яркими пятнами.

Нейл расправлялся с остатками войск Кенмура, Дункан сражался с ним рядом, а большинство солдат из клана Маккарри преследовали солдат сторонников Вильгельма, мчавшихся вниз по склону холма. Убедившись, что здесь все в порядке, Джеймс поднялся на холм, чтобы посмотреть, нет ли среди солдат Гленгарри, сраженных залпом противника, Хью Макдоннелла. Ни среди раненых, ни среди убитых его, к счастью, не оказалось. И в этот момент Джеймс увидел Данди: тот находился в самой гуще сражения.

Кузен Эллин, приподнявшись на стременах, вскинул руку. Его белый шлем блестел. Подав знак кавалерии следовать за ним, он помчался сквозь облако дыма, висевшее впереди него. Справа от Джеймса раздались ружейные залпы, а секунду спустя из дыма, в который ворвался Данди, выскочила лошадь без седока. Лошадь Данди...

– На помощь! – крикнул Джеймс и помчался вверх по холму прямо в клубы дыма, окутывающие середину поля битвы.

За спиной его послышались залпы, прямо у ног от выстрелов взрыхлялась земля, однако Джеймс ничего не слышал и не замечал. Круто свернув вправо, он замахал руками, пытаясь рассеять дым, и громко позвал Данди.

Внезапно перед ним возник темноволосый мужчина, яростно сражавшийся на шпагах сразу с тремя солдатами Маккея. Издав угрожающий вопль, Джеймс бросился ему на помощь. Однако это оказался не кузен Эллин, а, как ни странно, Дэвид Грант.

Дэвид сражался неумело, словно новобранец, никогда не державший в руках оружие. Поняв, что он долго не продержится, и порадовавшись тому, что подоспел вовремя, Джеймс быстро разделался с одним из нападавших. Вместе с Грантом они так же быстро расправились с другим. Третий, не ожидавший такого поворота событий, поспешно отступил и, затравленно взглянув на Джеймса, повернулся и побежал вниз с холма.

Грант уставился на Джеймса бешеным взглядом – он все еще находился под впечатлением схватки – и прошептал:

– Спасибо.

– Данди внизу, в центре! – крикнул Джеймс и вновь поскакал на холм, даже не удосужившись взглянуть, скачет ли Грант за ним следом.

За спиной раздался ружейный залп. Джеймса, ударило в плечо с такой силой, что сорвало нагрудник, потом пуля попала в затылок, и с него слетел шлем. Рухнув на колени, он уставился перед собой невидящим взглядом. Боли не было, лишь какая-то влага стекала по шее.

«Эллин», – позвал он и провалился в черную яму.

Добравшись до вершины скалы, возвышавшейся над рекой, Нёйл остановился и, оглянувшись, окинул поле сражения удивленным взглядом. Он почувствовал, что Джеймс в опасности. Брат был рядом с ним, когда они начали спускаться с холма, Нейл мог в этом поклясться.

Еще совсем недавно над этим полем громыхали взрывы и трещали выстрелы, а теперь стояла мертвая тишина. Солдаты Маккея, которым повезло остаться в живых, спасались бегством. Они бежали в двух направлениях: вниз по дороге, к вещевому обозу, где шотландские горцы их догоняли и легко приканчивали, и вниз по крутым склонам холма к реке Гэрри, где их поджидала та же участь.

Многие прыгали в воду, находились и такие, кто пытался переплыть реку. Некоторым это удавалось, большинству же нет. И теперь почти все камни и валуны, лежавшие на берегу, были усеяны растерзанными телами. Кое-кого из солдат Маккея унесло течением вниз, и они остались живы, некоторые добрались до противоположного берега и теперь карабкались по крутому склону наверх – их алые мундиры мелькали среди деревьев. Однако шотландские горцы упорно преследовали оставшихся в живых.

67
{"b":"507","o":1}