ЛитМир - Электронная Библиотека

Предисловие

Об авторе: Вольфганг Буфф. «Под Ленинградом. Военный дневник»

В 1994 г. в составе группы немецких ветеранов, приехавших в Санкт-Петербург с Акцией примирения, находился Иоахим Буфф, житель городка Остероде, расположенного у подножия горного массива Гарц. При посещении Приладожья, где в войну велись наиболее ожесточённые и кровопролитные бои, он поинтересовался возможностью найти место захоронения своего брата, унтер-офицера Вольфганга Буффа, погибшего в сентябре 1942 г. у Синявинских высот и захороненного на кладбище 227-й немецкой пехотной дивизии под Мгой. Он показал карту местности того времени и фотографию могилы с инициалами погибшего брата. В разговоре выяснилось, что унтер-офицер Буфф ежедневно писал домой письма, оформляя их в виде пронумерованных дневниковых тетрадей и подробно описывая повседневную жизнь немецких солдат в далёкой России.

Меня это особенно заинтересовало, так как к тому времени я уже имел несколько историй немецких дивизий, воевавших под Ленинградом. Это были описания боевых действий, представляющие несомненный интерес с точки зрения реального отражения событий «с другой стороны». Здесь же речь шла о человеческом восприятии военных будней, где могли быть ответы на вопросы, волновавшие меня: зачем пришёл сюда немецкий солдат? Что он чувствовал, находясь под Ленинградом?

Иоахим Буфф не только нашёл тетради брата, но и, перепечатав, переслал их в Санкт-Петербург. Дневник удалось перевести, после чего в петербургских газетах появилось несколько заметок и откликов на них, в том числе от ветеранов войны и блокадников. Мнение было единодушным: дневник, как документ, сближающий наши народы памятью и трагедией минувшей войны, нужно публиковать на двух языках.

В 2000 г. Народный союз Германии по уходу за воинскими захоронениями издал дневник Вольфганга Буффа «Под Ленинградом» на немецком языке, приурочив публикацию к открытию кладбища солдат вермахта в Сологубовке под Мгой.

Имеется ещё один, неопубликованный дневник Вольфганга Буффа, где описывается начало оккупации стран Западной Европы. Он также представляет несомненный интерес с точки зрения восприятия человека, надевшего военную форму по приказу и вынужденного принимать свою новую обязанность как работу на благо своей Родины. Во всяком случае, так он это воспринимал и, видимо, так это было и для сотен тысяч немецких солдат, которых оболванила машина гитлеровской пропаганды.

О самом Буффе удалось узнать следующее. Родился он 15 ноября 1914 г. в маленькой деревушке Асперден на Рейне, в северо-западной части Германии, в многодетной семье Вальтера и Марты Буфф. Всего у них было девять детей: четверо сыновей и пять дочерей.

Вольфганг был старшим. Именно ему первому пришлось помогать родным, после того как в конце 20-х гг. в Германии разразился экономический кризис, и зажиточная семья Буффов разорилась. Мечтавший об учёбе в университете на факультете теологии, юноша вынужден был пойти работать в магазин по продаже текстильных товаров. Отсюда в 1937 г., в возрасте 23 лет, он был призван на военные сборы, а ещё через два года ему вновь пришлось надеть военную форму и в составе артиллерийского полка 227-й пехотной дивизии (пд) начать «западный» поход по Голландии и Бельгии, где он и оставался до осени 1941 г.

Оттуда по просьбе фельдмаршала фон Лееба дивизия была спешно переброшена под Ленинград в район Синявинских высот. Так судьба Буффа переплелась с судьбой первого из авторов, представленных в данном сборнике. Итогом стала гибель солдата 227-й пд.

С другим автором, Еленой Скрябиной, Буффа объединяет не только многодетная семья и взросление в условиях экономической разрухи, но и их общая любовь к выражению мыслей на бумаге, то есть к писательскому творчеству. В ежедневных письмах семье он прямо говорит: «Моё самое любимое занятие и самая большая радость — делиться с вами мыслями, которые я с большим удовольствием доверяю бумаге».

Письма он писал почти ежедневно в течение 14 месяцев, в тесном блиндаже, при свете свечей и коптящих керосиновых ламп. 1 сентября 1942 г. в ходе Первого Ладожского сражения (немецкая классификация. — Ю. Л.) он погиб, как сказано в боевом донесении, «пытаясь оказать помощь тяжелораненому солдату противника».

Вера в Бога сопровождала его до конца. В одном из последних писем домой он говорит: «Если я когда-нибудь погибну, то меня примет в свои объятья наш небесный Отец». Через полвека останки Вольфганга Буффа были найдены и перенесены на немецкое солдатское кладбище в Сологубовку. Теперь его имя увековечено на одной из многочисленных памятных плит, а в Музее памяти, расположенном в подвале церкви Успения Божией Матери рядом с кладбищем и Парком мира, находится стенд с рассказом о судьбе Буффа.

Ю. М. Лебедев

1941 год, сентябрь

Понедельник, 29 сентября 1941 г.

С большой неохотой мы прощаемся с Пети Рояль (Бельгия. — Ю. Л.), где с небольшими перерывами провели три месяца. Франкоязычное население (валлоны) было по-настоящему дружелюбно с нами, и я думаю, что обе стороны не имели каких-либо оснований жаловаться друг на друга. Везде сожалеют о нашем уходе и, как говорят, ожидают нас вновь через три недели, но этого, видимо, не будет.

Как мы уже давно предполагали, с сегодняшнего дня заканчивается длительный период покоя. Начинается долгий путь наших суровых испытаний. Господи, помоги вынести их!

После завершения последних приготовлений, 30 сентября начинается марш. Была тихая сентябрьская ночь, пикник на лужайке, сопровождаемый шелестом тополей на берегу ручья, который как бы напевал на прощание свою тихую песню.

Вторник, 30 сентября 1941 г.

Погрузка в Брюсселе. Маршрут: Брюссель — Мехелен — Антверпен — Розендаль — Утрехт. Затем пришла ночь, а утром мы оказались в окрестностях Билефельда.

Октябрь

Среда, 1 октября 1941 г.

Минден — Штадтхаген — Ганновер — Ратенов — окружная дорога вокруг Берлина. Сам город мы почти не видели, так как была ночь. На широких полях под Бранденбургом в полном разгаре сбор картофеля, но люди прерывали свою кропотливую работу, когда проносился наш эшелон, и махали вслед.

Четверг, 2 октября 1941 г.

На рассвете мы остановились в Шнайдемюль. Отсюда наш путь лежал через польский коридор до Диршау. Пустынная песчаная местность, луга со скудной растительностью, чахлым сосняком и убогими песчанистыми полями. Дома поляков в большинстве своём деревянные, с плоскими крышами, покрытыми толем. Бедные и некрасивые. В то же время великолепные современные государственные особняки, которые представляют странный контраст с убогими жилищами простого населения. Сегодня большинство населения — немцы, которые нам дружелюбно кивают, работая на своих полях. В прудах и ручьях резвятся знаменитые жирные восточные гуси. Много новых, построенных немцами жилых домов. Почти все населённые пункты имеют немецкие названия.

Великолепная поездка от Диршау до Эльблонга. Примерно на полпути расположен старый немецкий замок Мариенбург. Своеобразный готический стиль каменной постройки, выделяющийся на фоне равнинного ландшафта. К Эльблонгу мы подъезжаем вечером. Отсюда начинается восточно-прусская возвышенность, над которой мы увидели закат солнца.

Пятница, 3 октября 1941 г.

Когда наступил день, то перед нами, окутанная густым туманом, лежала русская земля или, точнее говоря, Литва, чью границу мы пересекли несколько часов назад. Когда прибываешь из Восточной Пруссии в Литву, то сразу пересекаешь границу между Центральной Европой и Востоком. Повсюду простирается пустынная, покрытая скудно растущей луговой зеленью равнина. Время от времени попадаются леса и болота. Повсюду валуны и каменные глыбы, напоминающие о ледниковом периоде и придающие ландшафту ощущение древности, первобытности и неприятного изумления. Чувство, что оказался в другом жизненном измерении.

1
{"b":"5098","o":1}