ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Англичане, держась оптимальных курсовых углов, с которых не в состоянии действовать башни ходящего кругами «Бисмарка», начинают его расстрел.

В средней части «Бисмарка» бушует пожар, разбит главный артиллерийский пост, почти все верхние надстройки объяты пламенем или разрушены, одна за другой выходят из строя и замолкают артиллерийские башни. Около 10 часов утра ответный огонь «Бисмарка» прекращается. Немецкий линкор превращен в сплошной вихрь ревущего пламени, но упорно держится на плаву.

Тогда к погибающему монстру подходит крейсер «Дорсетшир» и в упор выпускает в него четыре торпеды.

В 10 часов 40 минут 27 мая 1941 года, медленно погружаясь кормой, пылающий «Бисмарк», не спустив флага, отправляется в океанскую пучину.

Крейсер «Дорсетшир» и эсминец «Маори», несмотря на бурное море, подбирают 110 человек из состава экипажа «Бисмарка». Среди них всего один офицер – лейтенант барон фон Мюлленгейм-Рехберг. По показаниям пленных, адмирал Лютъенс и командир «Бисмарка» капитан 1-го ранга Линдеман решили разделить участь своего корабля, одну из самых драматических в недолгой истории немецкого флота.

Глава 16. Нарыв, проколотый немецким штыком

В Москве царило радостное возбуждение. Что ни говори, а немцы молодцы! Гитлер замечательно продемонстрировал, что его угроза вторжения в Англию не является пустыми словами.

Операцию по захвату острова Крит можно вполне считать прологом к высадке на Британские острова. Именно так, как был захвачен Крит, будет захвачен плацдарм на юге Англии. Все умники, доказывавшие с цифрами и фактами, что вторжение в Англию невозможно, были посрамлены и замолчали.

Англичане эвакуировали Крит. Их флот не смог предотвратить немецкого вторжения, не имея противника на море.

Теперь немцы разворачивают на северном побережье Франции целый воздушно-десантный корпус, перебрасываются из Германии сотни транспортных самолетов и планеров.

Правда, неугомонные англичане никак не хотели признать свое поражение и нанесли Сталину еще одну обиду.

30 мая английские войска взяли Багдад и свергли режим Рашида Али, с которым Сталин совсем недавно (12 мая) заключил в полном объеме дипломатические отношения. Рашид вместе с иерусалимским муфтием, бежал к немцам, и проклятая авиабаза в Мосуле так и продолжала оставаться нацеленной на Баку, нервируя Кремль.

Сталин ничего не сказал. Пусть потешатся перед смертью.

С 1 июня в Красную Армию под видом учебных сборов был призван еще почти миллион запасных. Из этого даже никто не делал особой тайны.

Даже армейская газета «Красная Звезда» объявляла:

«В частях Красной Армии развертывается переподготовка призванного рядового и младшего начальствующего состава. В армию вольются целые сотни тысяч бойцов. Задача кадров Красной Армии состоит в том, чтобы дать возможность им овладеть новой военной техникой в короткий срок».

2 июня секретарь ЦК ВКП(б) Щербаков сделал доклад «О текущих задачах пропаганды», где, повторив почти слово в слово речь Сталина от 5 мая, добавил: «Красная Армия готова на чужой земле защищать свою землю». Это было великолепно, а потому и встречено оглушительными аплодисментами.

Примерно в то же время М.Калинин выступал перед слушателями Военно-политической академии им. Ленина. На вопрос, когда же начнется война с Германией, «всесоюзный староста» воскликнул: «Чем скорее, тем лучше! Мы все ждем этого... и свернем им, наконец, шею!»

В начале июня нарком госбезопасности Белорусской ССР Цанава сообщил в Москву, что немцы опубликовали в варшавских газетах распоряжение, запрещающее распространять слухи о якобы предполагавшейся войне между Германией и СССР. Виновные караются наказанием до пяти лет тюремного заключения, но, несмотря на это, разговоры о войне Германии с Советским Союзом не прекращаются.

Сталин нашел эту меру, принятую германскими властями, совершенно правильной и инструктировал Лаврентия Павловича давать распространителям подобных слухов в СССР десять лет лагерей. (Меньше чем за месяц за распространение подобных слухов было посажено около 10 тысяч человек. Ни один из них не был освобожден после 22 июня. А последний суд (в Ленинграде) за распространение подобных слухов имел место аж 11 июля).

6 июня товарищу Сталину представили перевод хулиганской статьи, появившейся в одной из ведущих американских газет, где говорилось:

«Когда после первого же залпа „Бисмарка“ взлетел на воздух символ Британской империи линейный крейсер „Худ“, считавшийся самым крупным и самым мощным кораблем в мире, когда немецкие парашютисты без особых усилий захватили Крит, стало очевидно, что Англии остается надеяться: только на милость Всемогущего Бога и что намерения мистера Гитлера захватить Британские острова не только совершенно серьезны, но и вполне осуществимы.

Однако... немцы все с большей тревогой должны оглядываться на восток, где Сталин развернул против них армию, один размер которой не поддается воображению и должен вызывать ужас...

По мнению военных авторитетов, эта гигантская армия имеет в своем составе более 10 тысяч танков, 15 тысяч самолетов, а ее артиллерийский парк просто не поддается учету. Силы вермахта на востоке оцениваются примерно в 4 миллиона человек, 4 тысячи танков и 5 тысяч самолетов.

Для того, чтобы наступать на противника, имеющего двойное преимущество в людях и технике, надо сойти с ума.

Не существует ли между Москвой и Лондоном скоординированного плана сокрушения Гитлера и раздела Европы?»

К подобным опусам из англо-американских газет Сталин давно относился как к жужжанию надоедливой мухи.

Но тут не мог сдержать улыбки, отметив явный недостаток воображения у неизвестного американского публициста, писавшего о 10 тысячах советских танков, как о чем-то необыкновенном и чуть ли не сверхъестественном.

По последней сводке Сталин знал, что в Красной Армии уже имеется 23457 танков, готовых к немедленному действию и еще примерно 11 тысяч, проходящих заводские испытания и разные стадии ремонта.

Столь громадное превосходство в силах придавало уверенности в благополучном исходе операции при любых, даже самых неожиданных поворотах сценария.

Сегодня Берия представил ему последние сводки от секретной агентуры.

«...В личной беседе военный атташе Германии полковник Ганс фон Кребс заявил, что Сталин... не считает возможным, что Германия и Россия могут в скором времени начать войну друг против друга...

Полковник Кребс знает о выговоре, данном адмиралу Кузнецову Сталиным в присутствии т. Л.П.Берии в Кремле за самовольный приказ по Балтийскому флоту обстреливать немецкие самолеты, нарушающие воздушное пространство СССР. »

Сталин пробежал глазами сводки, ничем не выразив своего интереса. Гораздо большую реакцию у него вызвало сообщение о том, что 4 июня в Голландии в возрасте 82-х лет скончался «генеральный спонсор» большевистской революции 1917 года кайзер Вильгельм II.

Вождь выразил сожаление, что бывший кайзер ушел от справедливого пролетарского суда. Что вождь имел против кайзера, так и осталось непонятным. Возможно, старик Вильгельм не выплатил в свое время Ленину всех обещанных денег, и Сталин об этом знал?

По лицу Берии Сталин, еще просматривая сводки, понял, что Генеральный комиссар Госбезопасности явился к нему, чтобы доложить о чем-то гораздо более важном, чем сообщения сексоюв. И не ошибся.

Берия всегда любил начинать с мелочей, а теперь он представил Сталину действительно важный документ.

Арестованные артиллерийские конструкторы и инженеры признали на допросах, что их вредительской деятельностью, направленной на срыв производства в СССР новейших видов оружия, лично руководил сам нарком вооружений Ванников. Сталин внимательно прочитал представленный документ дважды.

Он выглядел очень расстроенным. Ведь с Ванниковым они вместе работали в бакинском подполье и в рабоче-крестьянской инспекции. Как маскируются враги!

112
{"b":"5252","o":1}