ЛитМир - Электронная Библиотека

ГЛАВА 22

Лиззи заподозрила неладное.

– Мисс Эми, не знай я тебя лучше, я бы подумала…

– Лиззи, не суетись. Я просто устала, вот и все.

– Я не буду суетиться, если ты мне обещаешь, что сходишь к врачу.

– На сегодня хватит с меня врачей. – Эми невесело улыбнулась.

– Не надо мне дерзить, детка. Ты слишком много забот взвалила на себя. Да еще этот старый деспот треплет тебе нервы.

– Ничего страшного, Лиззи. – Эми захотелось остаться одной. – Послушай, если за неделю мне не станет лучше, обещаю, что схожу к врачу. Договорились?

– Что в этой записке? – спросила Лиззи. – Какие-нибудь неприятности?

– Нет, нет. – Эми обнаружила, что все еще судорожно сжимает в кулаке клочок бумаги, который передал ей дядя Джиф. – Это человек, которого я пыталась разыскать в Линкольншире, мы ездили туда с Ричардом, помнишь? Я оставила ему записку с просьбой связаться со мной, что он и сделал.

– Надеюсь, ты не собираешься снова тащиться туда. Думаю, Ричарду Бодену некоторое время будет не до путешествий.

– У меня и в мыслях не было ничего подобного. Лиззи, черт побери, за кого ты меня принимаешь? За полную идиотку?

– Ну, ну. – Лиззи с грустью посмотрела на нее. – Надеюсь, сон пойдет тебе на пользу и завтра у тебя на щеках снова будет румянец. Я, пожалуй, пойду… хотя мне и страшно оставлять тебя одну.

– Лиззи! Я тебя умоляю. Ты ведь в соседней комнате. Если со мной снова приключится что-нибудь забавное, я постучу в стену.

Лиззи фыркнула.

– Не вижу ничего забавного в твоих обмороках.

– Это еще не обморок. Когда ты усадила меня в кресло и пригнула мне голову к коленям, я сразу очухалась. Прошу тебя, Лиззи, не стоит так убиваться. Я нормально себя чувствую. Обещаю, если что, постучу в стену.

– Пойду приготовлю тебе чаю. Это немного успокоит твои нервы.

Услышав о чае, Эми почувствовала тошноту.

– Нет, спасибо. – Эми попыталась улыбнуться. – Просто мне надо поспать. – Она прикрыла рот ладонью и зевнула.

Лиззи озабоченно покачала головой.

– Ну, хорошо. – Подойдя к двери, она обернулась и многозначительно подняла указательный палец. – Только обещай мне…

– Обещаю, обещаю!

Наконец-то она осталась одна. Убедившись, что Лиззи прошла к себе в комнату, Эми осторожно встала на ноги. Кажется, она начинала понимать, что резкие движения ей противопоказаны и что ее головокружения вызваны не болезнью… а чем-то другим. Она улыбнулась счастливой улыбкой.

Подойдя к столу, она провела ладонью по алебастровой подставке для книг, которую подарил ей Ричард. С улыбкой она разглядывала трогательные детские лица, искусно вырезанные на мягком материале, так похожем на мрамор. На подставке стояли три книги – ее дневник, сборник стихов, который Ричард преподнес ей на Рождество, и словарь. Не долго думая, Эми взяла свой дневник, открыла его и стала подсчитывать дни, прошедшие после их возвращения из Норфолка.

Когда она закончила подсчет, глаза ее сияли.

– Ричард Боден, – прошептала она, – когда ты вернешься домой, тебя будет ждать сюрприз.

Наутро Эми вспомнила, что должна покончить с одним делом, а именно позвонить по тому телефону, который накануне передал ей дядя Джеф. Для нее было полной неожиданностью, когда уже после второго гудка мужской голос ответил:

– Роджер Клейбурн слушает. Чем могу помочь? Опомнившись, она поспешно представилась и кратко изложила суть дела.

– Прошлый раз я был довольно резок с вами, – сказал Роджер Клейбурн. – Прошу меня извинить за то, что послал вас к черту. Это было тяжелое для меня время. Я как раз собирался ложиться в больницу. Там я и находился с тех пор. Потому-то вы никого и не застали, когда приезжали на ферму.

– Мне необходимо поговорить с вами, мистер Клейбурн.

– Тогда вам придется приехать в Линкольншир. Есть вещи, о которых по телефону говорить сложно.

– А я надеялась, что вы скажете мне по телефону. Мне в данный момент будет непросто выбраться в Линкольншир…

У нее голова шла крутом, как только она начинала думать о том, сколько дел ей необходимо сделать. Во-первых, ей предстояло встретиться с мастером, который работал в карьере. Затем она должна была заехать к Ричарду домой, забрать кое-какие вещи, которые ему могли понадобиться в больнице. Позже она хотела уделить некоторое время Лиззи, которая из-за дяди Джифа снова пребывала в растрепанных чувствах. Эми не могла не понимать, что если Лиззи выполнит свою угрозу и покинет Уайдейл, то в доме воцарится хаос. Она никак не ожидала, что Роджер Клейбурн предложит встретиться у него в Линкольншире. Она надеялась, что телефонного разговора будет достаточно, чтобы пролить свет на загадочную фигуру Китти.

– А вы не могли бы просто назвать мне имя девушки, с которой вы были помолвлены? – спросила она.

– Мисс Уэлдон, я буду говорить с вами здесь или нигде. Решать вам.

Эми испугалась, что он снова, как в прошлый раз, бросит трубку.

– Я приеду, – сказала она. – Когда вас устроило бы?

Ни секунды не колеблясь он ответил:

– Завтра. Я жду вас завтра. И приезжайте одна. Я не буду разговаривать с вами, если вы кого-нибудь привезете с собой. Вы меня понимаете?

– Все так неожиданно, – попыталась возразить Эми. – Боюсь, что завтра…

– Завтра или никогда, – перебил ее Клейбурн. – Другого случая у вас не будет. Да или нет, мисс Уэлдон. Я жду ответа.

– Э-э-э… – растерянно протянула Эми.

– Считаю до пяти. Да или нет? Один, два, три…

– Да! Я приеду.

– Я вас жду. Буду дома весь день. До свидания, мисс Уэлдон, – сказал он и положил трубку.

По дороге к Хаттону-на-Дейле Эми старалась не думать об ужасных событиях прошедшего дня, однако перед глазами у нее все время стояла одна и та же страшная картина – Ричард, всегда такой энергичный и полный сил, безжизненно лежит на каменном полу церкви.

Добравшись наконец до карьера, Эми с облегчением вздохнула и поспешила в домик, который Ричард с гордость именовал офисом, чтобы сообщить мастеру, Джорджу Шипстоуну, о случившемся.

Пожилой, невысокого роста, Джордж был человек невозмутимый, и Ричард доверял ему, как самому себе. Он тут же заверил Эми, что беспокоиться не о чем и что он справится.

– Мисс Уэлдон, передайте боссу наилучшие пожелания от меня и от всех ребят, – сказал он.

Эми, приободренная, вернулась к "лендроверу" и, уже садясь за руль, крикнула:

– Обязательно передам, мистер Шипстоун! Накануне вечером она подумала, что Ричарду в больнице понадобятся кое-какие вещи вроде пижамы, зубной щетки и принадлежностей для бритья, поэтому теперь, выехав из карьера, она повернула к его дому. Через несколько минут она увидела знакомое здание из серого кирпича. Поднимаясь по ступенькам к двери, она взглянула на часы – было только без десяти десять.

Странное ощущение овладело ею, когда она открывала дверь ключами Ричарда. Раньше она была здесь лишь гостем, хотя Ричард не уставал повторять, чтобы она чувствовала себя как дома. И вот теперь наконец она впервые ощущала себя хозяйкой. Сегодня она пришла сюда не за тем, чтобы переписать фильм на видеокассету, а ведь сколько времени она провела здесь именно за этим занятием!

Она не спеша обошла комнаты – справа столовая, небольшая раздевалка напротив столовой и дальше по коридору гостиная. Гостиная была просторная и вместе с тем уютная, с огромным окном-эркером, выходившим на тихую улочку; бархатные болотного цвета шторы красивыми складками ниспадали до самого пола. Это была ее любимая комната. Эми остановилась в дверях, мимолетно улыбнувшись при виде лежавших на каминной полке видеокассет.

Эми оставила их у Ричарда, потому что в Уайдейл-холле смотреть их было не на чем. В этих маленьких коробочках хранились все ее впечатления от Англии. Повинуясь внезапному побуждению, она пересекла комнату, вынула кассету и сунула ее в плейер. Она точно знала, какой именно фрагмент ей хочется увидеть. Через несколько секунд на экране замелькали кадры, на которых была запечатлена панорама Тернового перевала.

58
{"b":"527","o":1}