ЛитМир - Электронная Библиотека

Все это находило несомненный отклик в душе Николая. И хотя его предки, созданные для того, чтобы просто убивать при необходимости, не утруждали себя подобными философскими изысками, то, что помимо воли поселилось в нем, было близко и понятно.

— Заснул ты, что ли?

Джинни с досадой шлепнула ногой по воде, подняв тучу брызг.

— Извини.

— Так ты идешь?

Вынужденно прервавший созерцание чужой жизни юноша удивленно спросил:

— Куда?

— Знаешь, иногда мне хочется тебя задушить. — В голосе Джинни звенел металл. — Или утопить.

И в самом деле, подруга заслуживала того, чтобы немного развеять ее скуку.

— Не надо, я сам.

И, незаметно набрав полную грудь воздуха. Николай стал погружаться.

Тело не хотело тонуть, норовя подобно мячику вынырнуть на поверхность. Решив наплевать на достоверность, юноша несколькими мощными гребками достиг дна и, обхватив камень, замер, стараясь держаться неподвижно. Вода была прозрачной, и он видел в вышине поплавок и девушку, слегка шевелящую ногами. Ржавая цепь, покрытая зеленой слизью, была прикреплена к бетонному блоку, который тоже весь порос ракушками.

Джинни разозлилась. Нет, все мужчины — идиоты. И любой серьезный разговор способны превратить в балаган. «Ну погоди, стоит тебе только высунуться на поверхность, и я точно оторву тебе голову».

Прошла минута, две. Упрямец разлегся на дне и не собирался всплывать. Девушка недоверчиво хмурилась, ожидая, что вот-вот он судорожно рванется к поверхности. Но, время шло, а Ник не подавал признаков жизни. Спохватившись, что любимый лежит на дне уже минут семь, она глубоко вдохнула и нырнула в глубину. Но, увы, ей не хватило ни сил, ни дыхания, чтобы достичь дна. Вынырнув и отдышавшись, Джинни снова ушла под воду с головой, чтобы на этот раз, перебирая руками по цепи, добраться до Николая. Ощущение было такое, словно лезешь по канату. Только труднее. А невозможность получить спасительный глоток свежего воздуха только ухудшала дело. Достигнув середины, она почувствовала, что легкие готовы взорваться, и выдохнула, получив временное облегчение. Но, перегруженные мышцы требовали кислорода, и Джинни, помимо воли, сделала вдох. Соленая морская вода мгновенно обожгла легкие, а сознание погрузилось в спасительную тьму.

Видя, чем кончилась его попытка пошутить, Николай что было силы рванулся вверх. Подхватив начавшее понемногу погружаться невесомое тело, выскочил на поверхность. Джинни безвольно висела у него на руках, и юноша, обхватив буй ногами, поднял ее над волнами, перевернув при этом лицом вниз. Изо рта утопленницы полилась вода, и Джинни судорожно закашлялась. А шутник, лежа на спине и держа голову девушки над водой, уже вовсю плыл к берегу.

— Идиот!!!

Николай покорно склонил голову.

— Кретин!!! Согласный кивок.

— Задушу!!!

На этот раз он решился подать голос:

— Не надо, я сам…

Джинни зачерпнула горсть песка и бросила в Николая. Обитатели коммуны разбрелись по палаткам, отстоявшим от берега метров на тридцать в тени деревьев. И потому свидетелей неудачной шутки, как и разбора полетов, вернее, заплывов не было.

— Ну извини, Джин. Кто ж знал, что так получится.

— Дурак несчастный!

— Дурак, — покорно согласился парень, — ладно, когда там твои съемки?

— Да вон, видишь, народ уже собирается потихоньку. — Тогда пошли, что ли?

— Только прошу, не надо больше дебильных шуток.

На территории студии сновала масса народу. Казалось, она кишит как занятые делом люди, так и праздные зеваки. Нужный им павильон располагался на западном краю огромного сектора. Мелькнула мысль, что здесь впору пускать муниципальный транспорт, так велико было пространство, занимаемое киношниками.

Человек, распоряжавшийся на съемочной площадке, был одет в линялые джинсы и рубаху с оторванными рукавами. Поздоровавшись с Брюсом как со старым знакомым, он оглядел кодлу и сказал:

— Сегодня снимаем сцену битвы, так что леди пусть отдохнут. А джентльменов прошу в костюмерную.

Впрочем, костюмерная — это было слишком громко сказано. Просто из трейлера вынесли кучу тряпья и связку мечей в черных ножнах.

Напялив балахоны и натянув на головы закрывающие лицо маски, парни похватали мечи, слишком легкие для настоящих.

— Все просто, — размахивал руками оборванец, — вы банда ниндзя, напавших на главного героя. Подбегаете по одному и пытаетесь зарубить. Он же успешно отбивается, разя врагов направо и налево. Сцена проходная, так что никто не требует от вас особого таланта.

Новоявленные ниндзя дружно закивали, а главный уже кричал кому-то:

— Мотор!

При чем здесь мотор, Николай не понял, но выяснять не стал.

Дублером главного героя был крепкий гибкий парень, двигавшийся словно пантера. Пренебрежительно глянув на кодлу, которая, несмотря на мужественную экипировку, так и осталась толпой хиппи, он взял двумя руками меч и взмахнул им перед собой.

— Давайте, сынки. Да не бойтесь получить по заднице, вы же ниндзя!

Ниндзя, которых в общей сложности набралось человек десять, подбегали по двое, по трое и, получив свое, валились на землю.

— Тебе что, особое приглашение нужно?

Николай тряхнул головой, отгоняя наваждение. Все, что делал стоящий перед ним человек, было неправильно. И меч он держал не так, и будь у него в руках действительно заточенное оружие, то, скорей всего, он отрезал бы себе все, что можно отрезать.

— Давай же, остолоп. Тоже мне нашел время, когда задуматься.

И, вытянув свой так называемый меч рукоятью вперед, юноша сделал шаг навстречу противнику.

«Танец смерти» — так называлось то, что он сейчас демонстрировал. Прекрасно понимая, что это всего лишь игра, Николай тем не менее не мог позволить себе сыграть фальшиво. Его меч порхал, обозначая удары, а тело помимо воли выделывало сложные акробатические па. Немного мешал вес оружия, так как парень привык к настоящему мечу или по крайней мере к учебному деревянному.

«Каждый изучает то, к чему имеет естественную склонность, но ты явно ошибся в выборе», — глядя на отступавшего под его натиском каскадера, думал Николай.

Вернее, скорей всего, это были «мысли» Чена, убитого им на другом краю земли.

«Говорят, что Путь Воина есть обоюдное слияние Путей кисти и меча. И каждый стремящийся к постижению должен достичь высот на обоих поприщах. Не важно, если человек не имеет естественных талантов в этих областях, — неустанно упражняясь, он сможет приобрести необходимые навыки, чтобы в дальнейшем принять главную идею Пути».

— Стоп, стоп, стоп! — уже минуты две орал в мегафон толстяк в рваной рубашке. — Откуда ты вообще взялся на мою голову? Это ж додуматься надо до такого. «Путь кисти»! Нравится рисовать — так проваливай к чертовой матери! — И, уже примирительно: — Ты пойми, дурья башка, по сценарию главный ГЕРОЙ убивает своих врагов. А не бандит с большой дороги расправляется с рыцарем без страха и упрека.

Оказывается, в пылу воображаемого сражения Николай говорил вслух.

— Не надо так горячиться, мистер Роберте, — раздался голос с края съемочной площадки, — Молодой человек продемонстрировал высокий класс. Так что, я думаю, глупо зря пропадать такому таланту.

— Но, сценарий… — неуверенно залепетал Роберте.

— Ничего страшного. Просто поменяйте их местами. В конце концов, дублировать звезду мирового класса должен лучший.

В том, что во всем этом балагане принимают участие вообще хоть какие-то звезды, Николай сильно сомневался. Не говоря уже о мировом классе. Но, возражать не стал, а покорно переоделся и, сопровождаемый воплями Джинни, повторил сценку еще раз.

— Вот, Брюс, держи сотню.

— Одну минутку, мистер Роберте. Мы так не договаривались.

— О чем ты? Вас десять человек, по десятке на брата. Считать-то ты умеешь?

— Да, сэр. Но, мой парень дублировал вашего человека, а это стоит дороже.

По лицу толстяка было видно, что у него на сей счет другое мнение, но вновь вмешался человек, приказавший Николаю и каскадеру поменяться, местами:

50
{"b":"5271","o":1}