ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хлебцы были слишком сладкими, и он ел тунца прямо из банки, подливая себе марго. Странно есть в одиночестве. До знакомства с Лорой, когда он был беззаботным холостяком, он жил в Сарлате, в прекрасной двухкомнатной квартире в средневековом доме старого города. Чаще всего он ужинал в ресторане с подружкой, которая была на тот момент, или принимал приглашения друзей. В те времена у него никогда не было впечатления, что он живет в одиночестве, но сегодня он открыл для себя, что это означает.

На дне коробки Виктор нашел пачку сигарет и большой коробок спичек, который купил на всякий случай. Ему было немного стыдно, что он снова начал курить, однако затянулся с наслаждением. Раздумав варить себе кофе, он взял ящик с ключами от дома и поднялся в свою комнату. Там он уселся перед секретером с дверцей и перепробовал все ключи, но безуспешно. С некоторым раздражением он пристально рассматривал замочную скважину. Кому, черт побери, пришла в голову мысль запереть этот секретер и зачем? Спрятать там что-то ценное, какой-то секрет? Тридцать лет назад он обязательно подумал бы о сокровище. Но он вырос, и поскольку не мог открыть деревянную дверцу силой, не повредив ее, бросил эту затею, несмотря на жгучее любопытство.

Перед тем как раздеться, он машинально задвинул щеколду на двери. Потом заставил себя проскользнуть меж ледяными простынями и медленно начал согреваться. Должно быть, поднялся ветер, потому что в трубе слышался заунывный свист. По оконному стеклу что-то стукнуло, вероятно, ветка дерева или птица, и он насторожился. Его последней отчетливой мыслью была та, что ему совсем не хочется выключать ночник.

– Как это, не можете его найти? – Максим негодующе уставился на своего клерка.

– Нет, мэтр, я проверял много раз.

– Может, его положили не в ту папку по ошибке или по недомыслию. Если понадобится, переверните все архивы, но мне нужно это завещание!

С рассерженным видом он широким шагом направился к кабинету Виктора.

– Ты понимаешь, что нас ждет?

Оповещенные накануне о смерти одного из клиентов, Робера Вильнёва, они обнаружили в регистрационных книгах след о существовании завещания, переданного нотариальной конторе Казаль, однако сам документ найти не удалось.

– Оно могло быть аннулировано,– неуверенно предположил Виктор.

– Ты знаешь папу! Это было бы обозначено в надлежащем порядке. Если ты посмотришь в досье, оно не содержит никакого изменения положений.

– Ты звонил ему?

– Папе? Конечно! Он категорически сказал, что речь идет о тайном завещании, которое было передано в нотариальную контору в закрытом и опечатанном виде в присутствии свидетелей. Процедура довольно редкая, вот почему он о ней все еще помнит.

– Да, но это было тридцать лет назад. С тех пор могло произойти что угодно.

– Какого рода «что угодно», Вик?

– У нас много семей с фамилией Вильнёв, скажи клеркам, чтобы поискали у других.

Раздосадованный неудачей, Максим поспешно вышел из кабинета, а в это время в интерфоне раздался голос секретарши.

– У вас встреча в одиннадцать часов, мэтр. Клиентка уже пришла.

– Дайте мне пять минут, Алина!

– На то, чтобы сделать несколько затяжек?

Не ответив, Виктор вышел во внутренний двор, где и в самом деле закурил. Максим, такой же дотошный, как и отец, принял эту историю с завещанием близко к сердцу, но его она мало волновала. Равно как и большинство дел, которыми он в данный момент занимался. Оставалось надеяться, что клиентам это не будет явно бросаться в глаза.

Он принял молодую женщину по поводу солидного брачного контракта, затем супружескую пару, которые, будучи фермерами, постоянно отодвигали границы своего владения, пренебрегая кадастром, а потом вышел из конторы, чтобы пойти пообедать у родителей.

– Ну как Рок? – спросил отец вместо приветствия.

– Мне кажется, что он очень... очень большой. Марсьяль подтолкнул его к канапе и властно сунул в руку стакан.

– Не стоит печалиться из-за этого, места никогда не бывает слишком много!

– Его всегда слишком много, когда надо делать уборку,– заявила Бланш с виноватой улыбкой.

– Насколько я знаю, не ты ее делаешь,– холодно возразил Марсьяль.

Очевидно, Рок навсегда остался для них яблоком раздора.

– Я очень счастлив, что ты там. У меня сердце разрывалось от того, что дом заброшен. Ты занял нашу комнату?

– Нет, я оставил ее вам, если вы захотите провести выходные в деревне.

Мать странно посмотрела на него, но смолчала, и он решил переменить тему.

– Макс звонил тебе по поводу Робера Вильнёва?

– Да, но это выше моего понимания! Как вы умудрились потерять бумаги? В мое время...

Марсьяль замолк на полуслове, вероятно, вспомнив о том, что передал контору в чужие руки почти на четыре года, пока жил с Анеке.

– Я видел Робера два-три месяца назад, на ужине в моем охотничьем клубе,– снова заговорил он.– Он сдавал нам гектаров пятьдесят у Белого мыса, чтобы ограничить размножение кабанов на его землях. Ты знаешь, несмотря на свой возраст, Робер был хитрый малый, никогда своего не упускал. Во всяком случае, он мне ни о чем не говорил, разве что о своем племяннике, который был для него как бельмо на глазу.

– А другой семьи у него не было?

– Именно поэтому он и составил завещание! Он хотел отделить другую семью от своего наследства. Поскольку он уже не имел родителей, а детей у него не было, он мог распоряжаться всем своим имуществом. А состояние у него было немалое... Но я полагаю, ты это знаешь, вы ведь не могли потерять всё досье?

Виктор пропустил мимо ушей ироническое замечание и поставил стакан на низкий столик. Подняв глаза, он заметил, что мать стала мертвенно-бледной. Она поджала губы и сцепила руки, растерянно глядя на них.

– Мама, что с тобой? Тебе плохо?

Он бросился к ней, подхватил на руки и понес к канапе. Он хотел уложить ее, но она тут-же села, оттолкнув сына.

– Со мной все нормально! Это просто так... небольшое недомогание, только и всего. Приступ жара. Ты понимаешь?

Она сказала это тоном, в котором слышалась злость, что показалось ему странным. Может, у нее не было желания посвящать его в свои проблемы со здоровьем, может, она намекала на климакс, но что бы там ни было, очевидно, ей не хотелось, чтобы сын вмешивался. Он пробормотал что-то, извиняясь, и отошел от нее.

– Полежи немного,– посоветовал Марсьяль.– Хочешь коньяку?

Виктор отметил, что в голосе отца не было теплоты, тем не менее, Марсьяль посмотрел на жену с некоторым беспокойством. Он дал ей выпить глоток алкоголя, повернулся к сыну и продолжил разговор с того места, где он прервался.

– Что за идея без конца перекладывать архивы! Ты видишь, к чему это привело? У Макса это уже стало манией, и вот результат – вы потеряли завещание. Только и всего! Что вы теперь думаете делать? По определению, копии его не существует.

Виктор знал, что отец очень трепетно относился к репутации нотариальной конторы Казалей, пусть даже сам он и отошел от дел. Передав контору сыновьям, он постановил для себя никоим образом не влиять на ход дел, однако это никогда не мешало ему высказывать собственное мнение.

– Ну что ты вмешиваешься! – вдруг сухо бросила Бланш.

Обычно она обращалась к мужу неизменно ласково. Надо было сильно возмутить ее, чтобы она допустила подобный тон. Виктор решил, что она таким образом пыталась защитить сыновей, что было весьма необычно. В большинстве случаев она предоставляла им возможность самим выпутываться из словесных перепалок с отцом и вмешивалась только тогда, когда надо было встать на сторону Нильса.

– Слушай, вот что я придумал,– возразил Марсьяль.– Мы с Виктором пойдем перекусим в городе, а ты останешься здесь и отдохнешь, вместо того чтобы переживать из-за нас.

Не оставив ей времени на возражения, он ласково похлопал жену по плечу и сделал знак Виктору следовать за ним.

Им требовалось пройти буквально несколько шагов, чтобы оказаться на улице Фенелон и зайти в «Росиньоль» – один из любимых ресторанов Марсьяля.

8
{"b":"5278","o":1}