ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Потом он отошел к стене и аккуратно встал, стараясь не запачкать костюм. Штром сразу же взял на себя руководящую роль: он подошел к охраннику, стоящему рядом с разрядником, и тихо сказал:

— Прибавляй мощность по единице за секунду. Сейчас они сами приползут к нам, никуда не денутся.

Охранник ухмыльнулся и положил руку на рукоятку шокера.

— Считаю до десяти, — громко, чтобы его слышали шахтеры, объявил Джаффа. — После этого пеняйте на себя.

Все замерло в холодном голубоватом свете прожекторов. Рик выглянул из-за колеса вагонетки, за которым он скрывался. Первоначально шахтеры понадеялись, что вагонетки защитят их от электрошокера, но совсем не учли, что охранники будут действовать широким, расфокусированным лучом, которому вагонетка не преграда. Теперь беглецы расплачивались за эту оплошность.

Рик попробовал поднять дрожащую, полупарализованную руку, но стрелять было бесполезно: «Микки» действовал на очень, небольшом расстоянии, гораздо меньшем, чем бросок камня, а охранники, уже попавшие один раз под град кусков породы, держались теперь подальше.

Рик видел, как рука охранника чуть-чуть передвинула вперед рычажок на электрошокере. На колесе вагонетки заплясали голубоватые искры, по телу Рика пробежала дрожь, а затем оно затряслось в пляске святого Витта. Казалось, в каждый нерв попала такая вот голубая искорка и затеяла там безумный танец в поисках выхода.

Джаффа равнодушно, без всякого выражения на лице, как автомат, начал считать. Его голос камнями падал в тоннель и отскакивал там от стен. При счете «пять» один из заговорщиков взвыл и с пеной у рта, с выпученными от боли глазами закричал:

— Я выхожу! Выхожу! Не надо!

Джаффа прекратил считать и поднял руку ладонью вниз, давая понять охраннику, что с прибавкой мощности пока надо обождать. Бунтовщик полз к своим хозяевам на четвереньках, так как встать на ноги уже не мог. Он отбрасывал на стенку рудника огромную тень — казалось, следом за ним ползет гигантский черный тарантул. В воздухе разносилось только слабое побрякивание кандалов. И охрана, и беглецы напряженно следили за этой сценой, только вот мысли у них при этом были разные.

За первым шахтером последовали еще два. Потом еще четыре. Рик со злостью смотрел, как товарищи оставляют его. Он вновь попытался поднять свой «Микки», но на этот раз рука вообще наотрез отказалась подчиняться.

Когда сдавшиеся подползли, как побитые собаки, к своим мучителям, Штром дал знак охраннику продолжать и возобновил счет. Пока Штром досчитал до «девяти», ему три раза приходилось останавливать экзекуцию, чтобы дать возможность выползти еще нескольким не вытерпевшим пытки. Когда он дошел до счета «девять», с Риком оставался только один шахтер, и то лишь потому, что у него не выдержало сердце.

— Выключи шокер, — неожиданно приказал Штром охраннику.

Тот удивился странному приказу, но беспрекословно выполнил его. Пронзительный, разрывающий уши писк аппарата стих, и Рик в изнеможении ткнулся лицом в землю. По всему телу прошла теплая волна облегчения. От перенесенных только сто напряжения и боли Рик задыхался, все тело покрылось крупными каплями пота. Суставы ломила нестерпимая боль, а голова была тяжелой и казалась чужой,

— Ну что, парень? — крикнул Штром. — Согласен вернуться?

Рик молчал, стараясь до предела растянуть нежданную передышку, затем рассмеялся.

— А! Понятно, — усмехнулся Штром. — Ты считаешь, что я все равно прикончу тебя, как зачинщика, и потому боишься.

Ответ Рика трудно было разобрать на таком расстоянии, но смысл его все поняли очень хорошо. Штром понимающе кивнул, потом сделал знак венерианцу, стоящему за пультом управления электрошокером, и поменялся с ним местами.

Он по-хозяйски, со знанием дела и любовью провел руками по рычагам и кнопкам управления.

Шахтеры с бледно-зелеными лидами, а некоторые и испачканные рвотой, с опаской прижались к дальней стенке рудника. Охранники на всякий случай последовали их примеру. Все замерли в ожидании. В тоннеле повисла напряженная тишина, слышно было только надсадное дыхание тех, кто только что испытал на собственной шкуре мощь излучателя. Но Штром не торопился; он с удовольствием закурил, сделал несколько затяжек, затолкал коробок спичек в пачку с оставшимися сигаретами, прикинул вес на руке, затем, тщательно прицелившись, бросил пачку туда, гда прятался «желтоглазый дьявол» по имени Рик. Все это он проделал очень легко и непринужденно, но пачка, однако, громко стукнулась о стену над головой Рика.

Рик подобрал подачку, сел, привалившись спиной к стене, и с наслаждением закурил. Он делал глубокие затяжки, и ему казалось, что никотин придает силы. В напряженной атмосфере отчетливо слышалось гудение осветительных ламп.

Рик задрал голову и посмотрел на потолок. Высоко, прямо над ним, было вентиляционное отверстие, забранное проволочной сеткой. Но сбежать через него не представлялось никакой возможности. С первого же дня, как только Рик попал на шахту, он искал возможность бежать: вентиляционные отверстия в первую очередь привлекли его внимание. У самого выхода из рудника находился главный силовой рубильник, на стенах, правда, висели и другие выключатели,

эти относились только к осветительным секциям. Но Рику не добежать ни до одного из них. Прямо за спиной у него начинался спуск в тоннель, но этот тоннель кончался тупиком и не имел никаких боковых ответвлений. К тому же он был почти прямой и хорошо простреливался на всю длину.

Когда Рик с товарищами задумывали побег, они рассчитывали воспользоваться главным выходом, обезвредив охрану, поэтому о других вариантах даже не задумывались. Но их план с треском провалился. Продолжая курить, Рик внимательно осматривал стены. Вдруг его взгляд наткнулся на дыру, которая располагалась прямо напротив него. Это был заброшенный штрек. Трудно было сказать, куда он ведет. Он мог так же, как и тоннель у Рика за спиной, заканчиваться тупиком, а мог и соединяться с сетью нор, которые проделали доисторические черви, когда здесь было море. После того как море высохло, стенки этих нор окаменели, и под землей образовались целые лабиринты.

Но как ни крути, в обоих случаях это была верная смерть, только в первом — быстрая, а во втором — медленная. В довершение всего добраться до этой дыры под прицелом электрошо-кера было бы все равно, что допрыгнуть до Фобоса.

Джаффа докурил свою сигарету, бросил окурок на землю и тщательно его погасил: он уже давно работал на руднике и привык неукоснительно выполнять правила противопожарной безопасности. Покончив с окурком, он повозился с рычагами управления и дал пробный выстрел.

Теперь луч был сфокусирован в иглу, а аппарат при работе издавал еще более истошный визг.

Тонкая струя ослепительного потрескивающего пламени лизнула стену над головой у Рика. Ему на голову и плечи сыпались брызги расплавленного камня. Один из шахтеров, стоящих у стены, отвернулся: его начало рвать.

Рик моментально скорчился под защитой колеса вагонетки, его кошачьи ярко-желтые глаза горели в темноте злобой и яростью. А тем временем Джаффа возился с точной наводкой, его лицо не выражало никаких эмоций: ни удовольствия, ни даже просто интереса. Он тщательно навел прицел на колесо, за которым укрывался Рик, и закрепил аппарат.

Мощный разряд, ударивший в колесо вагонетки, обжег Рика. Даже на расстоянии он почувствовал, как нагрелось железо, как по нему заплясали голубоватые искорки. От исходящего от колеса жара пот у Рика на лице мгновенно высох, от яркой вспышки, как у электросварки, заболели глаза. Рик попробовал было перебраться под защиту другого колеса, но яркая вспышка над головой заставила его тут же залечь. Катясь по полу туннеля, Рик попробовал найти более надежное укрытие, но поблизости ничего такого не было, к тому же луч оказался намного проворнее его.

Пришлось вернуться на исходную позицию. Луч еще раз ударил в колесо и затих. «Интересно, как долго может продолжаться эта игра?» — подумал Рик.

12
{"b":"5279","o":1}