Содержание  
A
A
1
2
3
...
24
25
26
...
33

— Митя, давай-ка сначала к дому Аркатовой, — скомандовал он водителю, — а то она трещит без умолку, как сорока.

— Ну вот, — притворно обиделась Лана, — с утра сделали упрек в излишней серьезности, а теперь критикуют за веселье. Ну и жизнь!

Когда Светлана вошла в квартиру и без сил опустилась на пуфик в прихожей, ей показалось, что она никуда не уезжала. В квартире было тихо, все стояло на своих местах, пахло воском для мебели и ее любимыми духами «Палома Пикассо». «Неужели все это было? — спрашивала она себя, распаковывая чемодан. — Только берлинские сувениры доказательство того, что прошедшие три дня не плод моего воображения, а реальность».

Она приняла ванну, заварила крепкий чай, посмотрела по телевизору «Вести», а потом долго стояла у окна в темной комнате, глядя, как заиндевевший клен под окном роняет последние листья. Потом налила еще чаю, молча посмотрела на телефонный аппарат. «Позвонит или нет?» — назойливо вертелось у нее в голове. Наконец мысли о Соколове рассеялись, но перед глазами тут же возникло бледное потное лицо экс-супруга, его перекошенный в крике рот. У Светланы заныло в желудке. «Что же с ним произошло? Неужели все эти двадцать лет он копил ненависть? — размышляла она, слово за словом восстанавливая бессвязные крики Ковалева. — Неужели я заслужила подобное отношение к себе? А ведь он все очень точно рассчитал, и, если бы не прозорливость Потапыча, неизвестно, где бы я сейчас находилась». Оправдания поступку Ковалева Светлана так и не нашла. Ей вдруг стало очень жалко себя. «А может, он все еще меня любит? — неожиданно подумала она о Ковалеве. — Любит и не может простить того, что я ушла? Такое ведь случается». И Лана вспомнила, как Валера ухаживал за ней, когда она болела, как приносил ей специальные чеки, чтобы она могла купить себе что-нибудь в «Березке» (свекровь очень неохотно с ними расставалась), вспомнила отдых в Крыму… «Нет, подобным образом может вести себя только очень эгоистичный человек. — Она решительно тряхнула головой. — И если это любовь, то какая-то недобрая. И я правильно тогда сделала, что ушла». Эта простая житейская мысль снова расставила все по своим местам. Лане стало легко и спокойно, словно она, как часовой, сдала с чистой совестью свой пост, который охраняла долгое время.

Она поставила чашку в мойку, подняла трубку телефона, послушала, удостоверилась, что аппарат работает, и бросила на рычаг. А на другом конце города именно в эту минуту на рычаг телефона опустилась еще одна трубка. Валера Ковалев с удовольствием потирал руки: его партия еще не проиграна! За ним шах и мат! Он покажет этим зарвавшимся «протоколистам», что такое человек с интеллектом. Встреча с журналистом из «желтой газеты» состоится завтра утром, а послезавтра вся Москва узнает о моральном разложении министра российского правительства. По нынешним временам это более чем серьезный проступок.

Москва, 13 октября, 9.50-15.00, проспект Мира — Новый Арбат

Утром Лана проснулась с необъяснимым предчувствием праздника. Она потянулась, энергично откинула одеяло и медленно подошла к окну. Пасмурное утро в отсветах увядающей листвы никак не способствовало хорошему настроению, однако на душе у нее было легко. Она решительно надела спортивный костюм, зашнуровала кроссовки и отправилась к небольшому стадиончику, располагавшемуся недалеко от дома. Лана с удовольствием вдыхала чуть морозный воздух, приближаясь легкой трусцой к стадиону. Она радовалась тому, что вернулась домой, что нет дождя и воздух насыщен пряным запахом жухлой листвы и что она может легко и ладно бежать по серой беговой дорожке. Но ближе к концу пробежки, Лана почувствовала, что настроение безнадежно испортилось. Почему-то ей вспомнилась вчерашняя встреча с Андреем Соколовым, и так отчетливо, до мельчайших деталей. И от вчерашнего вечера остался неприятный осадок, ведь он так и не позвонил ей, а она всю ночь держала мобильный телефон под рукой.

Она как раз завтракала, когда раздался телефонный звонок. «Это он. Точно он!» Теряя тапочки, Светлана подбежала к телефону.

Но ее ждало разочарование, звонила секретарь Ермолаева.

— Михаил Михайлович просил, чтобы ты пришла к часу в офис.

— Но ведь у нас сегодня выходной!

— Его вызвало высокое начальство, а в час придет журналист брать интервью. Пропуск я ему заказала.

— При чем тут я? — с легким раздражением отозвалась Лана.

— Он очень просил тебя поговорить с этим журналюгой.

Поднимаясь на этаж, где располагался Комитет по экологии, Лана придирчиво осмотрела свое отражение в зеркале лифта и хмыкнула. Черный костюм, состоящий из короткой юбки и жакета с атласными лацканами, купленный в «Галерее Лафайет» в Берлине, был сшит словно по ее мерке.

Журналист, рыхлый молодой человек с цепким, неприятным взглядом, уже ждал в приемной.

— О чем мы с вами будем разговаривать? — поинтересовалась Светлана после того, как они расположились в большой комнате для переговоров.

— Наша газета молодая, то есть мы пишем для молодого читателя. У нас есть рубрика — «Тайны профессии». Мне хотелось бы написать о плюсах и минусах работы переводчиков…

— Странно, мне казалось, что вы специализируетесь на ином… — с сомнением проговорила Лана.

— Вы хотите сказать, что мы «желтая пресса»? — с неприятным смешком переспросил журналист.

— Судя по вашим материалам, да. — Лана твердо посмотрела ему в глаза, отчего его рука, ставившая на стол диктофон, дрогнула и диктофон неловко стукнулся о столешницу. — Ладно, посмотрим, — решилась Лана, — я дам интервью при условии, что вы пришлете статью для проверки.

— О' кей, — ухмыльнулся молодой человек и включил диктофон. — Итак, мой первый вопрос: в чем преимущества работы переводчика?

— Самый большой плюс заключается в блестящем владении языком, ни один специалист другой квалификации не знает язык настолько глубоко, как переводчик.

— Какими качествами должен обладать переводчик?

— Это творческая профессия, — заметила Лана, — если у человека нет способностей к творчеству, сделать письменный художественный перевод будет для него достаточно сложно; необходимо и уверенно владеть письменной речью, хотя бы уметь написать хороший публицистический текст. Без всего этого трудно достичь чего-либо в художественном переводе, ведь это своего рода искусство.

— Некоторые считают, что синхронным переводом можно заниматься до тридцати пяти лет. Потом это становится неинтересно. Что вы думаете по этому поводу?

— Это совсем не так! — возмутилась Лана. — Устный перевод, профессиональный устный перевод — это сложное дело, требующее интеллектуальных сил и способностей. Другое дело, что с возрастом некоторым тяжело работать синхронистом. Хотя лично я знаю прекрасных переводчиков, которым уже давно за сорок, но они работают в сто раз лучше, чем молодежь.

— Только что в Берлине закончилась международная конференция, в организации которой вы принимали участие. Сделали ли вы для себя какие-то интересные открытия?

— Да нет, — покачала головой Лана, — я работаю на подобных конференциях не в первый раз.

— А что вы можете сказать о составе участников? Легче переводить их речи или сложнее?

— Что-то мне не совсем понятен ваш вопрос, — покачала головой переводчица.

— Я имею в виду, что не все наши политики и бизнесмены, к сожалению, — пустился в разъяснения журналист, — умеют публично выступать. А переводить их, наверное, сущее мучение.

— Да, это одна из проблем синхронистов, в чем-то вы правы. Но в том и состоит наша профессия — сделать так, чтобы люди понимали друг друга.

— Большое внимание уделялось на конференции новому министру экологии Андрею Соколову. Что вы можете о нем сказать?

— Ну, знаете, я не могу давать оценок… — рассердилась Лана.

— А я выключу диктофон, — журналист нажал на кнопку «стоп», — я понимаю вашу позицию, но все-таки поделитесь своими личными впечатлениями.

— Я лучше перескажу вам, что написала о нем германская пресса, — тряхнула головой Лана, — это ни в коем случае не мое личное мнение, учтите. — Помолчав секунду, она стала вспоминать: — «Он умеет быть почтительным, нейтральным, доброжелательным, искренне компетентным, исполнительным. Недоговоренность легко переходит в предельную резкость или банальную внятность. Говорит почти скороговоркой — кратко и точно, по существу».

25
{"b":"5284","o":1}