Содержание  
A
A
1
2
3
...
30
31
32
33

— Да.

— Ну, с возвращением в родные пенаты. Пропуск на тебя уже заказан.

— Да вы что?

— А я и не сомневался, что ты примешь правильное решение.

Лана положила трубку и взяла в руки будильник. «Во сколько же мне завтра вставать? — с недоумением подумала она. — Раньше в агентстве рабочий день начинался с десяти, вряд ли что-нибудь изменилось. — И она уверенно завела будильник на восемь часов. — Все. Теперь спать».

Уже лежа в постели, Светлана вспомнила, что она так и не спросила у Потапыча, зачем он ее окликнул именно в тот момент, когда Соколов хотел задержать ее у себя в кабинете. Думала об этом она спокойно, словно бы и не о себе.

Москва, Старая площадь, 16 октября, 10.00-18.00

Утром Светлана, как всегда, тщательно оделась и, улыбнувшись своему отражению в зеркале, задорно сказала: «Здравствуй, новая жизнь!» Путь на новую работу был знакомым. Да и новая ли это была работа? Не зря говорят, что все новое — это хорошо забытое старое. Ее встретил тот же офис, знакомые лица. «О, снова к нам!» — здоровались бывшие коллеги. Никто ни взглядом, ни полунамеком не дал ей понять, что что-то такое о ней знает. В рекламном агентстве сплетни имеют короткую жизнь. Это в размеренной жизни простых офисных служащих слухи разрастаются подобно грибам после дождя, а в агентстве для них среда неблагоприятная: там царит хаос. Телефоны беспрерывно трещат, курьеры бегают, дизайнеры бурно обсуждают очередное креативное решение и ругают клиентов, копирайтеры погружены в поиски наиболее удачных словосочетаний по поводу нового шампуня или мыла. В умах царят рекламные идеи, а в коридорах рассказывают рекламные байки.

— О, сколько лет, сколько зим! — поздоровался с Ланой старый сослуживец Виктор Салатов. И, не дожидаясь ответа, продолжил скороговоркой: — Видела недалеко от нас щит турагентства?

— Не обратила внимания, — растерянно ответила Светлана. Последнее время она привыкла обращать внимание на другие вещи. И хотя за свое пятиминутное шествие по коридорам уже успела обрадоваться рекламной круговерти, но еще чувствовала себя чужой в этом калейдоскопе из картинок и слов.

— Зря. Слоган потрясающий: «Пролет в оба конца». Каково?

— Это их идея? — улыбнулась Лана.

— Конечно. Мы-то, слава Богу, еще по-русски говорим, а вот некоторая часть населения уже нет. Недавно на одном сайте читаю: «Положение с грамотностью взрослого населения в России просто ужасающе». И они правы. Ты сейчас к Бутову? Он мне уже шепнул пару слов.

Светлана вздрогнула. «Неужели опять о статье?» — подумала она.

— Большим начальником Бутов хочет тебя сделать, — продолжил Салатов.

У Светланы отлегло от сердца.

— Пришла, птица моя? — встретил ее Леонид Федорович. — Садись, поговорим.

— Добрый день, — запоздало поздоровалась Лана.

— Добрый, добрый, — отозвался Бутов — Вот что, подруга моя, человек ты у нас толковый, потому буду краток. Рабочая ситуация такова: заказы на мемуары обеспечивает Салатов, твоя задача организовать работу с авторами и наладить процесс подготовки изданий к печати. Про работу с авторами сама сообразишь, а по поводу подготовки к печати у нас в агентстве есть с кем проконсультироваться. Насчет сроков, объемов Салатов введет тебя в курс дела. Место твое рабочее покажет. Приступай!

Лана заглянула в кабинет Салатова.

— Заходи, — он встал из-за стола, — твой кабинет рядом с моим, ключ хранится у секретаря. Надеюсь, сегодня-завтра обустроишься. На данный момент у нас в работе три заказа. Вот материалы. — Он вытащил из стола три толстые папки. — Разбирайся. Это расценки на работу редакторов, верстальщиков и прочее, понадобится привлекать людей со стороны, своими силами не справимся. Ну, жду от тебя план работ на предстоящую неделю, в конце недели — отчет. Вопросы ко мне есть?

— Пока нет, — бодро ответила Светлана.

— Если что — обращайся.

— Понятно.

Светлана попрощалась и вышла из кабинета. «Так, сейчас к секретарю, потом надо разобраться с папками. Что там нужно готовить к печати, в какие сроки… Чем хорошо было в „Протоколе“, — продолжала размышлять Светлана, забирая ключ у секретаря, — там никто не бросал тебя сразу в омут головой. Мол, плыви как знаешь. По-другому там куют кадры. А здесь придется осваивать новое дело с минимальной поддержкой».

Лана положила папки на стол и осмотрелась. Первое, что ей уже нравилось на новой работе, — это ее кабинет. Обстановка там была, правда, скучно-казенная: серый стол, серые шкафы, черные стулья. «Зато личное пространство», — подумала Лана. Новомодная привычка разделять огромную офисную площадь прозрачными перегородками ей была не слишком по душе, в таких интерьерах обычно бывает трудно сосредоточиться на работе, все время кажется, что за тобой кто-то наблюдает.

«Начнем», — подбодрила себя Лана и открыла первую папку.

Она настолько погрузилась в работу, что не сразу расслышала стук в дверь.

— Обедать идешь? — просунул голову в дверь Салатов.

— Иду.

— Пошли, пошли, — заторопил ее Виктор, — у нас теперь новая мода — бесплатные обеды для сотрудников.

Даже столовую под это дело отгрохали. Растем! А повар откуда-то с Кавказа, готовит — пальчики оближешь, и, заметь, не только вкусную, но и здоровую пищу. Так что мы теперь тут все питаемся правильно, на работу ходим стройные и подтянутые. И все благодаря Бутову, ты же знаешь, он понимает толк в деликатесах, но аскет! За день может съесть одну конфетку, выпить три кружки чаю, и все!

Светлана никак не могла привыкнуть к быстрой, насыщенной множеством фактов речи своих коллег. «Издержки профессии, — подумала она, — странно, что раньше я этого не замечала. Неужели некоторое время назад и я выдавала вот такую скороговорку?» Между тем спустившись этажом вниз, Светлана с Салатовым вошли в столовую.

— Вот они, наши бойцы. — Виктор обвел рукой небольшой зал, где за маленькими столиками мирно обедали сотрудники агентства.

Оглядевшись, Лана заметила, что знакомых ей лиц не так уж и много.

— А у вас много новеньких.

— Растем! — снова выдал Салатов.

Обед действительно был отменный. Густой ароматный овощной суп, запеченный лосось с овощным гарниром, напиток из облепихи, чай, кофе, мороженое, фруктовый десерт.

— Неплохо живете, — заметила Салатову Лана.

— Хорошо живем, Света, хорошо.

Светлана решила, что ей хватит запеченной рыбы и фруктового десерта, и с удовольствием приступила к еде. Салатов продолжал травить свои байки:

— Мы тут как-то пролетели с одним заказом. Помнишь, по всей Москве висели перетяжки концертной программы «Незнайка в Кремле»? Вот так цветным по белому и было написано. Размещением занималось агентство «Мата Хари». Через некоторое время звонит мне от них один знакомый и рассказывает историю. «Представляешь, — говорит, — не провисели наши перетяжки и два дня, как нам звонок сверху! И спрашивают про этого самого Незнайку, который в Кремле. Так и спрашивают: „Вы что имеете в виду?“ А что мы можем в виду иметь? Текст заказчик предоставляет, мы только рисуем. Вот и нарисовали. Всю ночь эти перетяжки наши ребята демонтировали, измучились».

В первой половине дня две папки были уже просмотрены, и после обеда Лана принялась за третью. Взгляд мгновенно уперся в тринадцать букв: «Андрей Соколов». Светлана вздрогнула. «Опять! Нет, это невыносимо! — Она обхватила голову руками, пытаясь унять нарастающую внутри боль. — Может, не он?» Пролистав еще несколько страниц, Светлана окончательно убедилась — он. Вот и вправду говорят, что от судьбы не уйдешь. Это надо же — перейти на новое место работы, чтобы тотчас заняться книгой о министре экологии!

Москва, Концертный зал имени Чайковского, 16 октября, 19.00-21.00

Чтобы успокоиться, сбросить напряжение первого рабочего дня, Светлана решила отправиться на концерт. Классическая музыка всегда ее успокаивала, заряжала энергией, будила творческую фантазию. В вестибюле концертного зала шла бойкая торговля билетами с рук. На кассе висело объявление «Билеты на вечерний концерт проданы». Лана взглянула на афишу «Бах. Органная музыка. Исполняет Джеймсон Вильяме, Великобритания». Лана, не колеблясь, купила билет, сдала в гардеробе плащ, поднялась по лестнице, чувствуя, как ее захватывает праздничное настроение. Гудящая толпа электризовала ожиданием предстоящего концерта. Лана бегло оглядела присутствующих и задохнулась: у дверей с надписью «Партер» стоял Соколов. Его профиль был особенно элегантен на фоне бордовой бархатной портьеры. Лана перевела дыхание и медленно огляделась в поисках укромного места — попадаться на глаза Соколову ей не хотелось. Как назло, Андрей повернул голову в ее сторону, вздрогнул, увидев Лану, но тут же взял себя в руки и мило улыбнулся.

31
{"b":"5284","o":1}