A
A
1
2
3
...
35
36
37
...
83

— У Валгаллы сильная армия?

Боль в виске постепенно стихала. Только теперь Ланьер сообразил, что сидит совершенно голый перед женщиной. Он огляделся, пытаясь найти свою одежду.

— Не стесняйся, малыш, — улыбнулась Ли. — У тебя красивое тело. Малость тощее. Но ничего, это поправимо.

Она достала упаковку сухарей, вскрыла; быстро искромсала ветчину и сыр своим кинжалом.

— Угощайся. Заключенных не слишком хорошо кормят, я знаю.

Виктор взял кусок ветчины, принялся жевать. Известие, что Бурлаков мертв, никак не укладывалось в голове. Впрочем, там мало что сейчас могло уложиться.

— Пришлось сказать, что я беру тебя для подполковника Салливана, — продолжала посвящать его в свои маленькие тайны Ли. — Это мой непосредственный командир. Начальник тюрьмы.

Виктор поморщился.

— Нечего воротить нос: жуй ветчину и слушай, — Ли запихала ему в рот следующий кусок. — У Валгаллы армия небольшая, но прекрасно организованная. Если они прорвутся через врата, то зажиревшим на той стороне миротворцам не поздоровится. Похоже, в Вечном мире у Луиса полно агентов, к тому же немало добровольцев тут же примчится со всех сторон — только свистни. Так что вопрос очень простой: как незаметно миновать врата. К сожалению для императора и к счастью для Вечного мира, врата хорошо стерегут. Это во-первых, а во-вторых, у врат небольшая пропускная способность. Для целой армии нужно слишком много времени. Никто нам его не даст. Но вторые врата могут изменить ситуацию кардинально.

— Другие врата не выдумка? Они в самом деле существуют?

— Говорят. Они пропускают на ту сторону зимой и обратно — летом. Император уже давно их ищет. Но где они — никто не знает. Никто, кроме герцога.

— Налей мне еще коньяку, — попросил Ланьер.

Ли наполнила его фужер.

Виктор сделал глоток.

— Пятью пять — двадцать пять, — сказал он почти удовлетворенно. Без тени вопроса. — Чем ты здесь занимаешься?

— Заведую тюрьмой. Фактически.

— Тебе здесь нравится? Это же ад.

— Ад — самое подходящее место для чертей. Черти должны радоваться и прыгать от счастья, что находятся в аду. Но почему-то они все здесь такие мрачные. Никто не улыбается.

— Улыбка — это дерзость. Б аду дерзость не в чести. Особенно — в тюрьме.

— На самом деле тюрьма — ведение Салливана. Но шеф постоянно в зюзьку пьяный или трахает зэков. В зависимости от настроения. Когда мрачен — пьет. Напьется — тут же становится веселым и трахает зэков. На мое счастье, он — голубой. Ко мне не пристает. И еще одна удача для нас с тобой: Салливан мечтает удрать из Валгаллы.

— Это возможно?

— На твоем вездеходе, окованном серебром, — без труда. Я убедила его, что ты — герцог, и ты знаешь, как вернуться в Вечный мир незаметно через потайную дверь. Нам надо удрать, пока Луис не вытряс из тебя последние мозги.

— Он пригрозил завтра надеть на меня «колпак правды», — сказал Виктор.

— Чистый блеф. Этот приказ прошел бы через Салливана, а нам ничего подобного не сообщали. Салливан жутко трусит, но жажда убраться из этого осиного гнезда у него сильнее страха. Пообещай ему кучу золота и возвращение на ту сторону через другие врата — без таможни.

— Но я не знаю, где второй портал.

— Не имеет значения. Главное — убедить Салливана. Сочини что-нибудь. Скажи, второй портал — в Лысых горах. Там две метеостанции. Мы удерем и дождемся у погодников весны.

— Нас не пустят на станцию.

— Пустят, не волнуйся. Я сумею убедить охрану. А ты ври Салливану, что знаешь про врата. Ври, не моргнув глазом. Скажи так: в Лысых горах за перевалом Бурь. А где конкретно — обещай показать на месте. Говори: покажу дорогу, буду проводником.

— Не поверит, — усомнился Виктор.

— Поверит. Ты — герцог. Ты — властелин этого мира. Можешь мгновенно перемещаться. Слышишь мортал. Грузи все что хочешь. Он заглотит, потому что ему не терпится очутиться вместо скалы в теплом мире с миллионом евродоллов на счете. Только пусть твоя версия будет непротиворечивой.

Виктор допил коньяк. Сочинять — пожалуйста! Убедительно преподносить сомнительные факты? Сколько угодно! План Ли казался уже почти идеальным.

— Ты как? — спросила Ли. — Не хочешь кое-чем заняться?

Виктор передернул плечами. Никак, совершенно никак. То ли майорша-тюремщица его не возбуждала, то ли Валгалла так на него действовала. Или то, что он недавно прошел глубокий мортал, сказалось.

— Ладно, ничего, оклемаешься, — Ли похлопала его ободряюще по бедру. — Отдыхай пока. Через пару часов пойдем обрабатывать Салливана.

Виктор вытянулся на кровати, закрыл глаза.

Если честно, то он почти не верил, что на пароль, сообщенный ему в Париже Вязьковым, кто-то может откликнуться в Валгалле. Но вот же — откликнулся. Не обманул его страж.

4

— Лысые горы, Лысые горы, — пробурчал Салливан. — Мы отправили туда три экспедиции. Но никто не видел там никаких врат. Даже маленькой калитки не нашли.

Салливан не походил на других валгалловцев. Невысокий лысоватый мужчина с брюшком, его можно было представить в какой-нибудь конторе за старым компом, тупо смотрящим в экран монитора покрасневшими глазами. Или где-нибудь в этнографическом парке перед пришедшими на экскурсию детьми он мог изображать работника железной дороги девятнадцатого века или почтмейстера. Хотя вряд ли — теперь для этих ролей приспособили андроидов.

Салливан только что проснулся и теперь сидел на кровати в майке и трусах. На правой ноге — дырявый носок. Он скреб ногтями подбородок и подозрительно разглядывал Ланьера. Видимо, серая солдатская форма с буквой W на рукаве казалась ему подозрительной. Такую форму носит обслуживающий персонал: уборщики, повара, грузчики. И проститутки. Как сообщила Ли, в Валгалле был свой бордель.

— Я знаю, как пройти во внутреннюю долину по пещерам, именно там находятся врата, — соврал Ланьер.

— Сейчас зима. Холодно. Мы доберемся?

— Оденемся потеплее. Эти врата в Вечный мир пропускают только зимой.

С минуту Салливан раздумывал, все так же расчесывая пятерней подбородок.

Потом сказал:

— Полчаса на сборы. И если что, Ли, я тебя продам с потрохами. Тебя будут трахать в борделе тупые извращенцы.

— Здесь все извращенцы. И не угрожай, это глупо, — передернула плечами Ли. — Лучше подумай, что с собой взять. Не забудь запасные носки и термопатроны. Идем, герцог!

Майорша увела Ланьера к себе в комнату.

— Клюнул? — спросил Ланьер, не веря в свою удачу.

— Похоже. Впрочем, о том, что герцогу известна тайна вторых врат, в Валгалле, похоже, знают все, даже рядовые. Надо было всего лишь заставить Салливана поверить, что ты готов открыть эту тайну именно ему. Но это как раз несложно: кто усомнится в собственной исключительности? А? — Ли открыла шкаф и принялась выкидывать из него вещи. Тут все было уже приготовлено для «ледяного похода» — свитер, теплые носки, запасные ботинки, комбинезон, запасная куртка на гагачьем пуху, спальники.

— Как ты получила такой высокий чин? — спросил Виктор, укладывая в мешок термопатроны и упаковки с пищевыми таблетками, капсулы для обеззараживания воды («Дольфины» зимой не пригодны). Впрочем, пару «Дольфинов» Виктор тоже прихватил: в мортале они будут работать исправно. На самое дно он положил бинокль, потом серебряный портсигар и нож с серебряной рукоятью — эти две вещицы он приметил в ящике стола и вынул, когда Ли отвернулась.

— Хочешь узнать, почему меня сделали майором, а не посадили развлекать офицеров в бордель? — Она пожала плечами. — Сюда попасть не так просто. Ты должен пройти испытания, продемонстрировать, что можешь не дрогнув перерезать человеку горло. Но главное — принять участие в успешной операции. Мне повезло, я справилась.

— Каково было испытание?

— Ты точно это хочешь знать?

— Я любопытен.

— Ничего особенного. Нас было двадцать пять человек «красных». Мы окружили сорок отставших от своих вояк «синих». Мы перебили офицеров, а рядовых всех до одного взяли в плен. Я лично прикончила троих. Одному осколком стекла перерезала горло.

36
{"b":"5289","o":1}