ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Уверен, что сладишь с ним и не получишь пулю в живот?

Алексей отрицательно мотнул головой.

– Тогда отвлеки его на секунду, а остальное предоставь мне.

Не дожидаясь дальнейших расспросов, колдун неожиданно и совершенно бесшумно погрузился в придорожную канаву с головой. Юл обалдело смотрел, как расходятся по поверхности круги. Во-первых, канава была вовсе не глубокой, и скрыть полностью колдуна никак не могла. Но самым удивительным было то, что сквозь воду Романа не было видно. Дно, поросшее желтеющей осокой, проглядывало. А колдун начисто исчез. Тем временем Алексей двумя ударами ноги повалил секцию покосившегося забора. Расчет отказался прост, но верен. Человек, укрывшийся за толстенным тополем на другой стороне улицы, на секунду высунулся из своего укрытия. И тут же из канавы рядом с ним выскочил Роман и плеснул водой незадачливому наблюдателю в глаза. Тот взвыл не своим голосом, и закружился на месте, закрывая ладонями лицо. Колдун ухватил его за шиворот, и верченье прекратилось. Человек мгновенно обессилел и опустился на землю.

– Ты здесь один? – поинтересовался Роман, выливая пригоршню воды пленнику на темя.

– Возле дома один, – отозвался тот бесцветным голосом. – Димон побежал на пожар смотреть.

– Выслеживаешь кого?

– Ага. Колдуна Вернона.

– Нет его здесь. – Роман зачерпнул новую пригоршню воды из канавы и вновь облил голову незадачливого соглядатая.

– Ага, нет, – охотно согласился тот и шмыгнул носом.

– Через час прозреешь и отправишься назад, – повелел колдун. – Скажешь: видел в Пустосвятово пожар, а колдуна не видел. Не приезжал Роман Вернон сюда.

– Ага, не приезжал. – Из носа уже текло вовсю, и парень непрерывно шмыгал.

– И беглеца, которого ловите, ты не видел.

– Не видел, – поддакнул тот.

– Где твоя тачка?

– За углом.

– Давай-ка я тебя, друг мой, туда провожу, чтобы ты часом в канаву не упал и не утонул, – предложил колдун и, ласково приобняв соглядатая за плечи, повел в указанном направлении.

Через несколько минут он вернулся, весьма довольный собой.

– Ты с каждым такое проделать можешь? – спросил Алексей, хмурясь.

– За исключением сильных колдунов – с каждым. Я редко занимаюсь такими штуками – слишком много энергии забирает.

– А меня мог скрутить?

Роман кивнул.

– Отчего не скрутил?

– Ты бы этого никогда не простил. Так ведь? Ладно, пошли, сваливать надо и поскорее.

Стеновский нагнал его, сказал резко:

– Надо было забрать у мерзавца пистолет.

– Зачем? Мы его не видели, он нас не видел. Если явится обратно без пушки, возникнут лишние вопросы. И потом, огнестрельное оружие… – Роман передернулся, будто увидел змею. – Чужая стихия. Меня волнует тот парень, что ушел глазеть на пожар. Хотя… Что он там мог увидеть? Стену огня. Потом стену воды.

– Как они узнали, где мы?

– По мумиям. Эти молчаливые свидетели нас выдали. Каждый житель Темногорска от пяти до семидесяти скажет вам, что такое под силу лишь Роману Вернону, – не без бахвальства отозвался колдун. – Этот твой Колодин – крутой мужик?

– С ним лучше не связываться.

– Значит, Синклит меня не защитит.

И, будто подтверждая его слова, протяжно и тоскливо завыл пес Бобка.

«Как о покойнике воет», – подумал колдун и вошел в дом.

Дверь была не заперта. В комнатах тишина. Какая-то мертвая, неживая. Будто в доме уже и не живет никто.

«Страху много», – подумал Роман, обходя комнаты.

Ни отца, ни Варвары не было. Где они – колдун не знал. Может, отправились сарайчик свой на берегу спасать от учиненного пожара. Роман надеялся, что отец не знал о плане изничтожения собственного сына.

Колдун наскоро собрал старую свою одежонку из той, что хранилась на чердаке, и спустился во двор.

– Я с вами не поеду, – заявил Юл. – Носите свои ожерелья, колдуйте на здоровье – мне плевать. Сам убийцу отца буду искать. А на вас всех мне плевать.

– Разумеется, плевать, – поддакнул Роман. – Особенно если учесть, что Алексей – твой сводный брат.

– Какой еще к черту брат! – выкрикнул Юл, и осекся.

Потому что вспомнил, что отец, в самом деле, говорил ему пару раз о своем старшем сыне. Но рассказ этот был так невнятен, полон странных намеков и недомолвок, что Юл почти не вспоминал об этом родстве. И вдруг старший брат явился. Только теперь Юл заметил, как Алексей похож на отца. Вернее, на фотографию отца в молодости, которая хранилась у матери в альбоме.

– Значит ты… – пробормотал Юл.

– Ехал на похороны, – признался Алексей.

– Нам лучше убраться отсюда, – напомнил Роман, – а уж потом будем разбираться, что было сначала, а что потом.

Он будто невзначай положил ладонь на плечо Юлу. И ничего не почувствовал. Абсолютно ничего. Прежнее ощущение белизны исчезло. Перед ним был обычный мальчишка, озлобленный и равнодушный ко всему, кроме своих собственных болячек. Ну, может быть, не совсем обычный. Может быть, даже наоборот. Способность ощущать высшие энергии в нем присутствовала по-прежнему. Но светоносности прежней не стало. Напрочь. Роман так оторопел, что стоял не двигаясь и смотрел на Юла.

«Что же ты, малец, – обратился он мысленно к мальчишке. – Куда же всё подевалось, а?»

Услышал Юл вопрос или нет – неизвестно. Только он раздраженно оттолкнул Романову руку.

Колдун с трудом подавил в себе желание вновь до него коснуться. Была еще слабая надежда, что после пережитого страх подмял под себя нетвердую ребячью душу и все затмил, и светлая аура не исчезла, а просто затемнена. Может быть и так. Будем надеяться, что так!

– Быстрее! – подгонял братьев Роман.

Происходившее его обескуражило. С одной стороны – за Алексеем Стеновским следили, но с другой, Матвейку вовсе не они подговорили напасть на колдуна. А что Матвей не сам устроил огненное жертвоприношение, Роман был готов прозакладывать не одну сотню баксов.

– Торопитесь? – прозвучал неизвестно кем заданный вопрос.

Колдун обернулся.

У ворот стоял следователь Сторуков. Улыбался. Милая такая улыбочка. Ничего хорошего не сулящая.

– Рад, что вы живы-здоровы, Роман Васильевич, – еще шире улыбнулся Сторуков. – А что у вас с волосами?

– На берегу горящие сараи гасил, вот волосы и обгорели. – В свою очередь улыбнулся как можно дружелюбнее Роман, пытаясь угадать, чего хочет от него следователь.

Предъявить обвинение в убийстве? Мол, вону изгнал, обезводил организмы? Так ведь не обвинить в подобном.

– Вы мне очень помогли, уважаемый Роман Васильевич. – Сторуков значительно замолчал. – Мы ведь убийцу нашли.

– Да неужто? – почти искренне изумился Роман.

– Труп на Ведьминской лежал. Там, где дом недостроенный и забор наполовину. Все приметы, как вы говорили. И пистолет, из которого Стеновский был застрелен, при нем, рядом. Так что спасибо за помощь.

Роман изумился. Но постарался удивление свое скрыть. Труп на участке с недостроенным домом? Как он туда попал? Сам пришел? Заказчик подкинул, чтобы всякий след отрубить? Роман терялся в догадках.

– Да какая тут помощь… ну что вы… так…

– А я вам тоже помочь решил, – Сторуков глянул через плечо колдуна. – Ведь этот мальчик, что с вами теперь – это сын убитого Стеновского Юл? Так ведь?

– Он сам ко мне обратился, пришел на прием.

– Ну да, да. Только его мать заявление написала. Мол, пропал. А он тут разгуливает. В очень странной компании. Пусть хоть домой позвонит, чтобы мамаша не волновалась и заявление свое забрала. Лады?

– Ну конечно! – с охотой пообещал Роман.

– Надо полагать, вас очень интересует, почему отца этого мальчика убили? Так ведь? – Сторуков не собирался так просто оставлять Романа в покое.

– Ну… – протянул колдун неопределенно. – Меня все на свете интересует. Особенно то, что в Темногорске творится. Я не из равнодушных.

– Знаете, у меня тут кое-какие проблемы, опять же расходы на бензин, ремонт машины. Вы бы могли помочь.

Роман достал бумажник (у Матвея вовремя успел отбить, впрочем и в машине кое-какая сумма припрятана, на всякий случай). Вынул несколько купюр. Сторуков сгреб их небрежно. Как должное взял.

24
{"b":"5290","o":1}