ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Послушайте, господа жандармы, он гражданин Лация, и может быть допрошен только в присутствии адвоката посольства! – крикнул Марк, кидаясь вслед за Друзом.

– Вы адвокат? – тут же между Корвином и арестованным вырос жандарм.

– Нет, но я следователь с Лация.

– Свяжитесь с посольством, сударь, – посоветовал жандарм.

Марк чувствовал, как в нем закипает ярость. На себя злился – не на Друза. Как он не разглядел примитивной ловушки?! Как не догадался? Ведь все именно к этому и шло! Да, он чувствовал… Он хотел уехать… Бежать… Не успел.

А черная машина уже поднялась в воздух, унося арестованного в тюрьму.

– Почему вы их не остановили? – Корвин повернулся к Ксении. – Вместо того, чтобы бежать за мной?! Вы бы могли предотвратить убийство.

– Он уже выстрелил, когда я прибежала…

– Что? Вы видели, как Друз стрелял?

– Нет. Только услышала крик.

– Чей крик?

– Не знаю. Кто-то закричал. Кажется: “Нет”! Я прибежала. И вижу. Стас лежит… А Друз рядом с ним и пытается разорвать рубашку.

Марк вызвал по комбраслету Флакка, включив дополнительно сигнал экстренной связи.

– Что случилось? – трибун отозвался без проволочек.

– Друз только что прикончил князя Станислава, – сообщил Марк.

– Вранье! – выкрикнула из-за его плеча Лери. Видимо, узнав о случившемся, кинулась бежать в парк со всех ног. Но опоздала. – Вранье!

– Ты что-то видела? Знаешь? – тут же подступил к ней с вопросами Марк.

– Друз не убивал… – повторила Лери.

– Увы… факты против него. Так ты видела?

– Ничего я не видела! – Лери в ярости топнула ногой. Из глаз ее хлынули слезы.

– Я же чувствовала, что это все подстроено… – выкрикивала она. – Этот Стас и эти ссоры…

– Мы все чувствовали, – пробормотал Марк. – Но кто ожидал такое?

– Так что случилось? – напомнил о себе Флакк.

– Катастрофа… – всхлипнула Лери.

* * *

Ни Марка, ни Лери жандармы не задержали. У обоих имелось алиби: Марк разговаривал в момент убийства с князем Андреем, Лери была у себя в комнате: служанка подтвердила, что приносила гостье полотенца и халат практически в момент убийства. Сам Марк знал пока лишь одно: карнавал выбран для убийства не случайно. Сад и полы в доме истоптаны сотнями ног, так что биосканер, именуемый полицейскими “собачьим носом”, в данном расследовании оказался бесполезен. Кто угодно мог явиться в дом незамеченным и пробыть в саду до утра.

Флайер доставил Марка на окраину Вышеграда. Деловой центр с посольствами, информационными зданиями и правительственными комплексами располагался на острове, куда можно было попасть по четырем подвесным мостам. Небоскребы в сто этажей и выше теснили друг друга, а над ними сверкал сиреневыми огнями силовой купол. Чтобы проникнуть на остров, надо было иметь особый код доступа.

Зато раскинувшийся вокруг полиса-монстра остальной Вышеград являл картинку истинно провинциального городка земного типа: домики с островерхими крышами, широкие улицы, пышные сады. Поверх ажурных решеток свешивались ветви, усыпанные яблоками. По краю тротуара алели паданки. По всему городу шел густой яблочный дух. Но подвесные дороги с бесшумно скользящими прозрачными вагонами и мелькающие время от времени мини-флайеры напоминали, что провинциальность – это всего лишь умело сделанная картинка.

Корвин и Лери, хотя и запаслись путеуказателем, все же изрядно поплутали по этим одинаковым улицам, прежде чем отыскали гостиницу – двухэтажное деревянное здание с высоким резным крылечком. По дороге Марк несколько раз порывался спросить Лери, не было ли у нее свидания со Стасом, но язык не поворачивался. Марк всей душой надеялся, что сестра способна на такую глупую подлость…

“Даже тень подозрения не должна коснуться…” – вертелась в мозгу старинное высказывание, ставшее на Лации поговоркой.

Флакк ожидал их в холле гостиницы. Здесь тоже пахло яблоками – в хрустальных вазах высились пирамиды ярко-желтых и красных плодов.

Ни о чем не спрашивая, трибун провел брата и сестру к себе в номер – две большие комнаты, разделенные тяжелой шторой. Окна выходили на озеро Светлояр. Начинало смеркаться, и сиреневый туман пушистыми прядями висел над озером.

– Завтра утром мы сможем переговорить с Друзом в присутствии здешнего следователя и нашего адвоката, – сообщил трибун Флакк результаты своей интенсивной деятельности в посольстве.

– Жандармы отыскали в траве за скамьей его бластер. Судя по зарядке батареи, из него выстрелили один раз. Скорее всего, из этого оружия и был убит Стас, – поведал в свою очередь Корвин результаты расследования местных сыщиков.

– Но именно там и оборонил его Друз вчера ночью! – воскликнула Лери.

– Друз потерял свой бластер? – изумился Флакк.

– Оружие у меня, – отрезал Корвин. Рассказывать кому бы то ни было о ссоре центуриона с князем Сергеем не входило в его планы. Надеюсь, сестрица разделяет его взгляды. – Завтра отдам оружие следователю. Тогда лучемет как улика не будет фигурировать.

– Нет, постой, Марк! Давайте сразу обговорим! Друз никого не убивал, – поспешно заявила Лери. – Он вспыльчив, но не безумен.

“Честно говоря, была пара моментов, когда я сам готов был пристрелить этого Стаса. Хотя не думаю, что я – сумасшедший. Во всяком случае пока”.

– Никто и не сомневался, – поддержал девушку трибун. – Я знаю нашего Друза с детства. Если бы центурион прикончил парня, он бы ни секунды не отпирался. И уж тем более не стал бы прятать бластер в траве.

Корвину казалось, что Флакка гнетет еще что-то, кроме ареста Друза, но расспрашивать он не стал. Возможно, это связано с делом, ради которого военного трибуна вызвали накануне в посольство.

– Ясно как день, что ссора Друза и этого психованного Стаса подстроена. Парня поставили, как мишень. Стреляй! И кто-то выстрелил, – размышлял вслух Марк. – После всех драк и ссор никто не сомневается, что Друз – убийца. Кому-то было просто необходимо, чтобы лацийца арестовали по ложному обвинению в убийстве. Или настоящему – не имеет значения.

– Но кому? И зачем? – воскликнула Лери. – Это из-за карнавала? Месть Лацию?

Флакк лишь вопросительно глянул на Марка.

– У меня есть одна зацепка, – признался юный следователь. – Обвинение в убийстве как-то связано с отцом Друза.

– Что?

– Меня предупредили… – Марк не стал уточнять, от кого он получил предупреждение. – Чтобы я держал в тайне, что отец нашего друга – Сергий Малугинский. Но, положим, кто-то знал об этом, знал давно. Тогда…

– Нас пасли с самого начала. Все делалось для того, чтобы стравить Друза с “кузеном”, – закончила за Марка Лери.

– Да, кстати, Флакк, твои охранники из посольства так и не прибыли.

– Знаю… у них сломался флайер, они рухнули в придорожное поле пшеницы. И местные крестьяне их задержали. Наш представитель из посольства выехал на место аварии – обговаривать размеры убытков.

– Не случайность, – констатировал Марк.

– Конечно, – отозвался Флакк. – Пятеро безоружных крестьян взяли в плен двух наших легионеров. – Трибун недоверчиво фыркнул.

Теперь это было более чем очевидно. К сожалению, запоздалое открытие не могло ничего исправить. Но кто мог предположить, что нелепые ссоры со Стасом закончатся трагически?

– Итак? – спросил Флакк. – Что мы будем делать?

– Нам надо выяснить две вещи, – тут же принялся развивать план действий Корвин. – Первое: где отец Друза, и чем занят сейчас Сергий Малугинский, кто его враги, кто друзья? И второе: кто стравил Стаса с Друзом?

– Отлично. Замечательно! – хмыкнул Флакк. – Вопросы просто уникальные. Еще бы знать, кто нам ответит.

– Я и отвечу, – заявил Корвин.

– Скажи-ка, милая сестрица, после того как мы с тобой встретились на террасе, куда ты направилась?

– К себе в комнату. Стала собирать вещи: ведь мы решили уехать.

– И ты ничего не видела? И не слышала?

– Ничего, – Лери покачала головой.

– А сирена? Ты же помнишь: Друз установил сигнализацию.

21
{"b":"5291","o":1}