ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вадим Григорьевич! Да что ж это такое! Почему моих гостей у себя держите?! – молодая женщина в белом платье и широкополой шляпе с ленами влетела в кабинет таможенника. – Безобразие! Вас же предупреждали! Содействовать во всем! Вы – Марк Корвин? – повернулась она к Марку. – А я княжна Ксения. Можно просто Ксюша… Дочь князя Андрея Константиновича. Отец прислал меня для вашего сопровождения. С таможней все формальности улажены. Так что прошу. И в следующий раз, Вадим Григорьевич, извольте мне сообщать немедля…

– Княжна, радость моя, да неужто вы их к себе в усадьбу повезете? – изумился таможенник.

– Разумеется! – заявила княжна не терпящим возражений тоном.

– Так ведь ваша усадьба в этот раз первая, Ксения Андреевна! А дней осталось… то есть, совсем не осталось…

– Чушь все это! Чушь! Чушь! Чушь! – весело выкрикнула девица.

Подхватив Марка под руку, Ксения повела его в зал ожидания. Просторный холл и – что удивительно – почти совсем пустой. Лишь несколько пассажиров, судя по всему, с планеты Цин, суетились возле багажного терминала и о чем-то громко спорили с таможенниками. Голоса гулким эхом отдавались под сводами.

“Княжне Ксении должно быть около тридцати”, – вспомнил свой прежний визит на Китеж Марк Корвин. Чуть меньше. Ростом она оказалась Марку до плеча. Пухленькая, круглолицая. Не дурнушка. Но никакого очарования. Ни намека на кокетство. Правда, на лице Друза она задержала взгляд чуть дольше. Но опять же, рассматривала орлиный профиль центуриона и черные его кудри, как картину. Лери даже не встревожилась.

Марк усмехнулся… Следователь! Что ты здесь расследуешь? Человеческие отношения… Психоз… оставь. Ксюша, Ксения… Она улыбалась ему. Неестественно. Фальшиво. Уж очень ей хотелось расположить к себе юного Корвина. Лучше бы нахмурилась, что ли…

– Не стоило себя утруждать. Я хорошо знаю дорогу в усадьбу, – кашлянув, сказал Марк.

– И сколько лет вы не были у нас, милостивый государь? – поинтересовалась Ксения.

– Двадцать. Или чуть больше.

Марк вряд ли выглядел старше своих неполных восемнадцати. Но Ксюша даже не подала виду, что удивлена. То, как выглядит человек в нашем веке – его сугубо личное дело.

– Двадцать лет прошло… Нет, вы не можете помнить дорогу! – заверила она гостя с Лация. – За двадцать лет все изменилось, и дороги – прежде всего. Теперь адаптивные магистрали повсюду. Без меня вы заблудитесь. Идемте, господа. Я нарочно выбрала в отцовском ангаре самый лучший флайер, чтобы вас встретить. Почему вы так задержались? Карнавалы вот-вот начнутся.

– Мы уже купили маски, – сообщила Лери.

– Нам угрожает опасность? – спросил Флакк.

– Опасность? Что за ерунда! Будьте осторожны с масками – только и всего.

Ксения хотела еще что-то добавить, но лишь изобразила гримаску, смысла которой Марк не понял.

– Мне нужно забрать флайер с “Клелии”, – сказал трибун Флакк.

– Зачем? – удивилась Ксения. – В моей машине всем хватит места.

– Мне нужен наш флайер. – Флакк едва заметно выделил голосом слово “наш”.

– Как хотите! – Ксения явно обиделась, даже губу закусила.

Флакк молча поклонился и направился в ангар, а все остальные – на стоянку флайеров.

– Вы нам покажете знаменитые озерные города? – спросила Лери у новой знакомой.

– Непременно. Если вы не боитесь…

– Чего? – Лери насмешливо изломила бровь.

– Захотите остаться у озерников.

– Кто видел Новый Рим, не выберет другой город! – заявила Лери.

– Озерные города ни с чем не сравнимы, – парировала Ксения. – Оттуда на твердь не возвращаются.

“А что, если отец Друза тоже оказался в озерном городе? – подумал Марк. – Вот и отгадка его двадцатилетнего молчания. Соблазнился жизнью в водной среде, назад выбраться был не в силах”.

Судя по воспоминаниям Марка, доставшимся ему от отца, Друз-старший слыл человеком романтического склада. Таких влечет все необычное. Озерники…

“Рано еще делать выводы”, – подсказал знакомый голос.

Ага, предки заговорили. Значит, расследование началось. Расследование? Но Марк в данном случае ничего не расследует. Всего лишь ищет сбежавшего отца семейства. Впрочем, с некоторой натяжкой это тоже можно назвать расследованием. Хотя вряд ли отцы-сенаторы зачтут ему это дело.

– Друз! Я так и думал! – окликнул их кто-то сзади.

Молодой центурион обернулся. Его друзья тоже. К ним спешил крепко сбитый человек среднего роста с каштановыми вьющимися волосами и орлиным носом. Сходство с Друзом было настолько явным, что у Корвина мелькнула шальная мысль: перед ним сбежавший папаша, и поиски закончились, едва юный следователь ступил на планету.

– Дядя Лу! – воскликнул Друз и почему-то смутился. Даже покраснел и, опустив голову, уставился в пол. – Я не знал, что ты…

– Меня назначили послом, – произнес дядя со значением.

– Но тебе обещали Неронию.

– Ну что ты! – дядюшка совершенно искренне рассмеялся. – Неронию – мне?! На Неронию полномочными послами всегда отправляют патрициев, тогда как на Китеж можно послать и плебея. – Дядюшка похлопал племянника по плечу. – А ты что здесь делаешь? – вопрос прозвучал запоздало.

– Я вот… отдыхаю… то есть сопровождаю Корвина.

– Слышал о вашем возвращении. – Повернулся к следователю новый полномочный посол и пожал юноше руку. – А также о красоте вашей сестры. – Изящный поклон.

Ксении посол лишь слегка кивнул, видимо, счел за местного гида.

– Надо полагать, мой жених много чего рассказал… – не без яду заметила Лери.

– Меня ждут в дипломатическом секторе, – тут же заторопился дядюшка. – Желаю хорошо провести время, молодые люди. Хотя время для путешествия не самое удачное.

– Имеете в виду карнавалы? – живо спросил Корвин.

– Позже, позже… я тороплюсь! – И посол удалился.

Лери могла не вставлять своей реплики: Марк и сам догадался, что Друз сообщил дядюшке о цели их путешествия. Но выяснять отношения в присутствии княжны Ксении Корвин считал, по меньшей мере, неприличным.

Лацийцы не сделали и десяти шагов, как их остановил прапорщик-китежанин в полевой форме.

– Извините, господа, но мне необходимо провести идентификацию, – заявил прапорщик. За его спиной маячили еще двое здоровяков в полной амуниции.

– Это гости князя Андрея Константиновича, – возмутилась Ксения.

– Не имеет значения. Всеобщая идентификация. Полчаса назад на кабинет-министра совершено покушение.

– Опять? – ахнула Ксения. – Владимил не пострадал?

– Получил несколько царапин. – Прапорщик кивнул в сторону голограммного экрана в центре зала.

На экране девушка в синем платье до пола что-то возбужденно объясняла зрителям. Говорила она так быстро, что Марк с трудом улавливал знакомые русские слова.

“Вне опасности”… “Начато следствие…” “Кабинет-министр проходит обследование в больнице…”

Мелькнуло изображение и самого кабинет-министра. Человек средних лет в белом мундире, залитом кровью, лицо тоже в крови. “И это называется несколько царапин!” – изумился Марк.

Изображение мелькнуло и тут же пропало.

– О, Боже! – воскликнула Ксения. – Кто-нибудь еще пострадал?

– Об этом ничего не сообщается, княжна. – Прапорщик закончил идентификацию, козырнул. – Не смею больше вас задерживать, господа.

Похоже, гости Андрея Константиновича не вызвали у него подозрений.

– Кабинет-министра уже несколько раз пытались убить, – принялась объяснять уроженцам Лация Ксения. – Один раз это едва ни удалось. Погибли жена и дочь Владимила.

– И кто же устраивает покушения? – спросил Марк.

– Кабинет-министра многие ненавидят.

– Ненавидят? За что?

– Ну, как вам сказать… – Похоже, Ксении не очень хотелось говорить о политике. – За радикальные проекты… Он хочет уничтожить озерные города. Еще до начала карнавалов.

– Уничтожить? Зачем? – удивилась Лери.

– Не знаю! – махнула рукой Ксения, будто хотела вопрос отбить ладонью.

“Все наверняка не так просто”, – включился тут же голос предков.

4
{"b":"5291","o":1}