ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ожерелье колдуна начало слегка подрагивать и ощутимо покалывать шею.

– Это Марья Гавриловна? – спросил Роман.

– Она. Хороша, правда? Удивительной красавицей была, – зачем-то пояснила Галя, хотя и так было видно, что на полотне женщина красоты необыкновенной.

– Удивительно, что все это уцелело!

– К сожалению, далеко не все. Великолепная коллекция импрессионистов, которую Марья Гавриловна привезла из Франции, пропала в революцию. Она покупала картины по тридцать-сорок франков, так они были дешевы. Но несколько картин удалось найти и вернуть. Мы их пока не выставляем. Две картины Клода Моне и две – Альфреда Сислея. Пейзажи. И все – с водой.

– Давайте найдем остальные, – предложил вдруг Роман, чувствуя, что у него комок подступает к горлу.

Пейзажи с водой…

– Вы шутите?

– У меня есть тарелка кузнецовского фарфора, нальем сейчас воду, вы руку на поверхность положите и подумаете о пропавших картинах. И мы увидим их. – Роман демонстративно вынул из кармана серебряную флягу с пустосвятовской водой.

– Ну, я не знаю. Это как-то… – Галина Сергеевна замялась.

– Почему бы и нет? Вы не верите в колдовство? Не может быть! Взгляните. – Роман расстегнул ворот рубахи, демонстрируя ожерелье. – У вас точно такое же, не правда ли? Ну, что медлите?

Галя молчала.

Роман вернулся в прихожую, где оставил сумку.

Дядя Гриша сидел на стуле и приканчивал бутылку.

– Сильно нахулиганили? – спросил и спрятал бутылку за пазуху.

Роман отрицательно покачал головой. Ему не нравилось, что Меснера до сих пор нет. Прошло не полчаса – целый час. Возможно, Эд рванул в Беловодье принести присягу на верность Сазонову, а Роман здесь, как дурак, теряет время. Конечно, можно воскликнуть: «Плевать на Беловодье!» – что еще кричать проигравшему?

Ладно, будем надеяться, что Меснер не предаст.

Колдун вернулся в гостиную, поставил тарелку на столик и наполнил водой.

Галя явно робела.

– Я не знаю, можно ли… И потом, вдруг это как-то повредит…

– Со мною можно все. Обратитесь мысленно к воде, – повелел господин Вернон, беря Галю за руку, – и просто подумайте о коллекции Марьи Гавриловны.

– Нет, ничего не получится! – Галя испугалась, рванула руку, но колдун держал крепко.

– Обратитесь к воде, – повторил колдун и положил ладонь Гали на водную поверхность.

То, что он увидел, его почти не удивило. Там, в водном зеркале, распахнулась дверь из гостиной и возникла просторная зала, увешанная картинами. Стены были обиты пунцовым штофом, и оттого теплый отсвет ложился на замкнутые в прямоугольниках рам небо и воду. Рассеянный свет лился из окон. А за окнами колыхалось светлое озеро Беловодья…

В следующее мгновение господин Вернон опрокинулся на пол, рядом грохнулась и разлетелась на сотни осколков белая тарелка. Верхом на Романе сидел Меснер, одной рукой схватив поверженного колдуна за горло, второй приставив к его лбу «Беретту».

– Не двигаться! – рявкнул Меснер.

Предупреждение относилось не столько к Роману, сколько к дяде Грише, что возник на пороге гостиной.

– Еще один хулиган, – пробормотал тот и поднял руки. – Прям целая коллекция…

– Меснер, что ты делаешь?!.. – Роман с трудом ворочал языком – «Беретта» оказывала на него парализующее действие. – Мы же к тебе… за помощью…

Меснер не ответил, вскочил необыкновенно проворно для его комплекции и рывком поднял колдуна, потащил к боковой двери.

– Эд, я не понимаю… – начала было Галя.

Но Эд явно недооценил хулиганские способности дяди Гриши. Едва Меснер повернулся, чтобы протолкнуть пленника в дверь, как Григорий Иванович выхватил из-за пазухи бутылку и швырнул. Стеклотара угодила Меснеру точнехонько в висок. Эд осел на пол. Конвульсивно его пальцы нажали на спусковой крючок, грохнул выстрел. Галя завизжала и присела, зажав уши ладонями. Роман застыл на месте, не в силах двинуться. Зато дядя Гриша налетел на Меснера, придавил к полу и взгромоздился верхом, как несколько секунд назад сидел на Романе сам Меснер. «Беретта» очутилась в руках главного хулигана.

– Ну что, похулиганим? – последовал вопрос.

Эд промычал невнятное.

После тесного контакта с пистолетом колдуна тошнило.

Он по стеночке выбрался в прихожую, достал из сумки бутылку с пустосвятовской водой, глотнул. Немного полегчало. Колдун вернулся в гостиную и плеснул водой Меснеру в лицо.

Меснер фыркнул, приходя в себя. Попробовал встать – не тут-то было: дядя Гриша был куда сильнее и отпускать пленника пока не собирался. Теперь ствол меснеровской «Беретты» упирался своему хозяину в лоб.

– Почему ты напал на меня, а? – Роман вновь глотнул из бутылки.

– Ты бросил Стена, бросил профессора, Беловодье, всех… предал, – прохрипел Меснер.

– Получается, ты уже виделся с Сазоновым. Поздравил с воскрешением?

– Зачем ты провез его в Беловодье? Вы вдвоем все это задумали?

– Я задумал? Ха! Да этот ваш сумасшедший Сазонов чуть меня не убил!

В гостиную влетел Баз.

– Я услышал выстрел… – тут он увидел дядю Гришу и Меснера и опешил. – Что? Что такое? – Добрый доктор хотел кинуться к живописной группе на полу, но Роман ухватил его за руку.

– Небольшое хулиганство, – пояснил колдун и подтолкнул База к Гале. – Поддержи даму, как джентльмен.

Баз помог Гале подняться. Она лишь всхлипывала и не могла ничего сказать. Баз усадил ее на стул.

– Все в порядке, – проговорил добрый доктор, как всегда, мягким голосом.

– Еще какой порядок! Эд схватил меня за грудки, приставил пистолет к виску и потащил куда-то, – хмыкнул Роман.

– Ты должен немедленно вернуться! – закричал Меснер и вновь дернулся.

– Остынь! – прикрикнул дядя Гриша.

– Я и сам этого хочу вернуть! – в ответ закричал Роман и в ярости грохнул кулаком по столу. – Но мне нужно найти хоть какое-то средство против Сазонова! Ты хоть знаешь, что случилось? Да ни черта ты не знаешь! Я соврал Сазонову, что ограда готова. И тогда он накинулся на меня с ножом. А нож с водным лезвием! Он мог срезать мое ожерелье! – Роман передернулся.

– Ты ж говорил, что самый сильный, – напомнил дядя Гриша. – Самый сильный водный колдун. А теперь жалобишься.

– Я – самый сильный, – подтвердил Роман. – И Беловодье – это вода. И мне надо лишь найти способ сладить с Сазоновым. Но ты, дядя Гриша, мне ничего не подсказал. Лишь шутканул – и только.

– Да не знаю я его слабостей. Нет их у него. Он будто в панцире али в броне.

– Эд, ты можешь выстрелить из «Беретты» в Беловодье? – спросил колдун.

– Нет, конечно.

– А он стреляет. Только летят не пули, а огненные стрелы. Ну, что теперь скажешь! Я ищу хоть какое-то оружие против него!

– Этот мэн может с меня слезть? – спросил Меснер.

– А ты будешь вести себя как хороший мальчик? Не хулиганить? – Дядя Гриша немного подобрел.

– Я буду стараться. Траст ми.

– Да? Что-то нет охоты. – Дядя Гриша все же отпустил Эда и встал не торопясь. – Только пушку я тебя не отдам.

Эд поднялся, кряхтя. Грузно опустился на стул. Роману показалось, что Меснер притворяется. На всякий случай колдун отодвинулся к двери.

– Кто это с тобой приехал? – Меснер кивнул на дядю Гришу.

– Родственник База.

– Можете мне все вкратце объяснить ситуацию?

– Попробуем. Этот Сазонов… – Дядя Гриша кашлянул. – Он принял облик моего племянника Васьки Зотова. Никто от настоящего отличить не смог, даже я. А Васятка, завернутый в одеяло, все это время у меня в погребе лежал. А Сазонов… я так понимаю, теперь в этом вашем Беловодье хулиганит.

– Я Сазонову никогда не доверял. Он – опасный человек. – Меснер потер висок. – Но профессор был ему обязан. Очень сильно обязан. Был. Теперь – нет. Профессор Сазонову заплатил. Гамаюнов открыл Сазонову тайну изготовления бриллиантов из воды.

Ого! Машин жених, оказывается, парень не промах. Дорого берет за услуги.

– Не знаю, зачем Сазонов вернулся. – Роман протянул Меснеру бутылку с водой. Тот глотнул. – Но мне нужно попасть в Беловодье, вытащить оттуда братьев Стеновских и Лену. И еще я должен оживить Надю.

68
{"b":"5293","o":1}