1
2
3
...
32
33
34
...
75

– Разве ты этого не знал? – удивился сенатор.

– Знал, конечно. Но только теперь увязал с действиями виночерпия. И меня вдруг пронзила мысль: что он делал? Сыпал пряности из-за неумения? Но ведь андроид-виночерпий не может ошибаться. Тогда… что-то другое.

Кажется, объяснение вышло правдоподобным.

– Нас пытались отравить? – изумился Друз. – Это уже серьезно.

Флакк поднес к запястью контактный браслет:

– Табий? Это Флакк. Да, трибун Флакк. Кто сегодня должен подавать нам завтрак? Сто восьмидесятый? А двухсотый? Кризис личности? С чего вдруг… Охрана дома в порядке? А вигилы, присланные из столицы, они охраняют усадьбу? Постоянно? Вызови специалиста-вигила. У нас есть подозрение, что меня, сенатора Корвина, и его внуков пытались отравить. Андроид-виночерпий подсыпал отраву в вино… Такое невозможно? Все равно проверь, – Он опустил руку. – Сейчас все выяснят.

– Может, я зря всполошился, – пожал плечами Марк. – Обычный андроид с номером. Пожалуй, совершеннее тех слуг, что я помню. Все же восемнадцать лет… – Марк вяло улыбнулся. – Там, где я жил, не покупали андроидов. А этого можно принять за человека. Да, пожалуй… кроме номера – он выглядел как человек.

– Нет, нет, Марк, – запротестовал сенатор. – Наши искусственные слуги не настолько похожи на людей.

– Диверсант-андроид? – покачал головой Флакк. – Но кто мог его прислать?

– Или человек, который пытался выдать себя за андроида, – продолжал рассуждать вслух Марк. – Я теперь почти уверен, что это был человек. – Его охватило беспокойство. Вполне возможно, что его оплошность спасла им всем жизнь.

– Как он сюда пробрался, минуя охрану и защитное поле? – подивился сенатор.

– И когда он ушел? – спросил Флакк.

– Сразу, как мы сели за стол, – вмешался в разговор Друз. – Я еще удивился: куда почесал этот урод, как только мы начали есть.

– Друз, я просила тебя не использовать это слово! – напомнила Лери.

– Я стараюсь, – изобразил искреннее раскаяние центурион. – Но оно ко мне буквально привязалось.

На пороге возник вигил – молодой румяный парень в красно-серой форменной рубашке и брюках чуть ниже колен.

– Доброго дня, господа. Где бокалы?

Марк указал на сервировочный столик. Вигил доставил на пол чемоданчик мини-лаборатории, опрыскал пальцы жидким латексом и только тогда взял один из бокалов. Внимательно оглядел, потом что-то капнул в него. Вино вспенилось и из темно-красного сделалось грязно-зеленым.

– Вино в самом деле отравлено, – заявил вигил. – Сильнейший яд. Все бы умерли в течение нескольких минут. Рядом никого не было… Никто бы не помог…

– Молодец Марк, все заметил. Впрочем, это неудивительно, учитывая твое происхождение. – Сенатор улыбнулся. – Только что ты спас нам всем жизнь.

У Марка перехватило дыхание. Что это было? Нелепая шутка? Или… какой-то особый дар? Память наоборот? Предвидение? Опыт многих поколений следователей, позволяющий автоматически подмечать мельчайшие детали?

– Я попытаюсь отыскать следы андроида через планетарную базу слежения. Но я должен сообщить центуриону о происшедшем. Ничего подобного расследовать нам еще не приходилось. Но мы его быстро найдем. Если… – Вигил покосился на протектор Марка. – Если юный господин разрешит через шунт сосканировать портрет андроида.

– Мой внук – патриций. У него нет вживленного шунта, – надменно заявил сенатор Корвин.

– Извините… – Вигил смутился. – Но я думал… Извините.

– Дай мне световое перо! – повернулся Марк к Друзу и потянулся к блестящему наконечнику, торчащему из нагрудного кармашка центуриона.

– Они не пишут. – Ухажер Лери спешно накрыл ладонью нагрудный карман.

– Извольте, доминус. – Вигил протянул Марку пентаценовую планшетку и световое перо.

Марк задумался на миг. Тут же рука его заскользила по поверхности планшета. Помнится, прадед был прекрасным рисовальщиком. Его акварели должны висеть в экседре. Минута, две, и портрет подозреваемого был готов.

– Странно. Очень похож на Сальвана, одного из наших вигилов! – Охранник спешно коснулся комбраслета. – Сальван! – Ему никто не ответил. – Центурион! У меня есть подозрение, что Сальван пытался убить сенатора Корвина. Что? Покинул усадьбу? Мне надо срочно идти! – объявил вигил, прерывая связь.

– Так иди! – Сенатор сделал широкий жест, отпуская служителя порядка.

«Я начинаю карьеру следователя», – отметил Марк про себя.

– Браво, юный Корвин! – улыбнулся Флакк и несколько раз демонстративно хлопнул в ладоши. – Гляжу, не зря я вытащил тебя с Колесницы!

– Поздравляю с первым раскрытым делом, братец! – засмеялась Лери.

– Ну, допустим, оно еще не раскрыто.

– Скорее всего, Сальван связан с плебейскими экстремистами. С теми, что убили сына Манлия Торквата, – предположил Флакк.

– Эта версия пока ничем не подтверждена, – сухо заметил сенатор.

– Может быть, Сальвану заплатили колесничие?! – решил проявить свои детективные способности Друз. – Что тут гадать, и так ясно: они в ярости, что Флакк утащил у них из-под носа двух парней, вот и устроили покушение.

– Наполеончики? Устроили диверсию на Лации в доме сенатора Корвина?! – Флакк расхохотался. – Друз, ты всегда был большим фантазером.

– Да, кстати… – сенатор отодвинул тарелку. Есть всем расхотелось. – Что со вторым парнем? С Люсом?

– Его обследуют. На борту «Сципиона» пытались идентифицировать его генетический код. Установили, что по матери он принадлежит к роду Манлиев. Но кто его отец, пока выяснить не удалось. Ни один патрицианский род не идентифицируется. Выходит, по отцу он плебей. Пока решено поместить его в госпиталь для более подробного обследования.

– Значит, кто-то из матрон согрешил на стороне и отправил свое чадо в рабство на Вер-ри-а, – уточнил сенатор.

– Похоже, что так. – Других версий у Флакка не было.

– Что теперь будет с Люсом? – спросил Марк.

– Как только выяснят его происхождение, ему предложат стать гражданином Лация с правом проживания в одной из колоний, – ответил Флакк. – Не волнуйся, о нем позаботятся. Кто-нибудь из Манлиев станет его патроном.

– Я хочу повидать Люса, – заявил Марк вызывающе. Он был уверен, что это желание не понравится ни Флакку, ни деду. Но бросить Люса на произвол судьбы он не мог.

– Разумеется. Как только закончится его обследование, – пообещал Флакк.

* * *

Тот, кто выбирал место для постройки столицы Лация, прежде всего заботился о том, чтобы Новый Рим по возможности напоминал Вечный город, тот, что остался на Старой Земле. Здесь Город тоже располагался на семи холмах, и широкая река, несущая в море серо-зеленые воды, называлась Тибром. Пусть холмы здешнего Рима имели иные очертания и были куда выше холмов земных, носили они точно такие же названия.

Квиринал!

Виминал!

Авентин!

Эсквилин!

Палатин!

Целий!

Капитолий!

Эти названия вспыхивали в мозгу, как маяки. Капитолийский холм, на котором располагался храм Юпитера Всеблагого и Величайшего, можно было увидеть отовсюду. Шел ли человек в крытые павильоны огромного рынка Траяна, или направлялся на Марсово поле, или спешил на форум – стоило ему поднять голову, и он видел в синем небе Лация глыбу храма, облицованную белым сверкающим мрамором. Сама скала, изжелта-серая, с отвесными склонами, служила естественным постаментом для огромного храма и храмиков вокруг, для сотни больших и малых статуй, колонн, увенчанных крылатыми Никами, и триумфальных арок. Подняться на Капитолий можно было по наружной лестнице или на лифте с северной стороны холма. Время от времени за подлинным Капитолием на фоне неба, заслоняя легкие весенние облака, возникала голограмма храмового комплекса, куда больше натуральной величины, чтобы издалека любой вновь прибывший мог в подробностях рассмотреть все сооружения на скале.

У подножия Капитолия лежал форум, политический центр всей планеты, раз и навсегда осененный тенью главной святыни Лация.

33
{"b":"5295","o":1}