ЛитМир - Электронная Библиотека

Флайер оставили на площадке, в город Марк и его друзья отправились пешком. От места посадки до любой точки Эроса-III можно добраться за полчаса. Никола, указывавший дорогу, заслонялся от ярких лучей белым зонтом, похожим на шляпку огромного гриба. Почти у всех местных имелись такие зонты. Управляющий чип держал блюдце тени как раз над головой идущего.

– Ненавижу жару… – признался Никола. – Люблю, когда дождь… Но дожди в этой зоне Психеи редкость. Особенно летом. А сейчас вот-вот начнется лето. Ненавижу лето…

Все поглядели на сбившиеся возле горизонта оловянного цвета тучи. Они висели неподвижно, готовые разродиться грозой.

– Дождя не будет, – вздохнул Никола. – Тучи могут собираться несколько недель и даже месяцев. Обычно метеослужба, решив, что засуху пора прекратить, гонит стада туч в намеченный район. Но сейчас, похоже, такой час не наступил.

– А я обожаю жару, – засмеялся Друз и, запрокинув голову, подставил лицо лучам. Темные очки защищали глаза. – Надо будет немного позагорать. А то Лери смуглее меня. Я слишком долго служил на «Сципионе».

– Вон клиника Василида, – указал на массивное здание Никола. – Я туда не пойду. Подожду вас на стоянке флайеров. Желаю вам удачи, господа.

Он как-то странно ухмыльнулся. Глумливо. Видимо, решил, что кто-то из них троих хочет прибегнуть к услугам Василида.

«Тем лучше», – подумал Марк.

Здание клиники было построено из сероватого камня, как и многие дома вокруг, окна – из дымчатого пластика, двери облицованы псевдометаллом, отчего напоминали старинные ворота замка. Над дверьми сверкала золотая голограмма с изображением какого-то хитрого знака. Ничего подобного ни в одной геральдике предки Марка не встречали. Двери отворились сами собой, и гости оказались в просторном вестибюле с матовыми стенами. Гостям в лицо ударила струя прохладного воздуха. Занавески на окнах почти не пропускали свет, и в холле царил полумрак.

Администратор, сухощавый, чернокожий, в белом костюме, лениво касался длинными темными пальцами управляющей голограммы компа. Голограмма поворачивалась. Мелькали картинки.

– По какому делу вы пожаловали в клинику Василида? – поинтересовался администратор не слишком любезно.

– Я – Марк Валерий Корвин. Мне и моим друзьям необходима встреча с Василидом по личному делу.

Об истинной причине визита Марк решил пока умолчать.

Небольшая пауза. Администратор по-прежнему касался пальцами голограммы, будто играл. Вопросов не задавал. Видимо, здесь никому не задавали лишних вопросов.

Наконец последовал ответ:

– Василид примет вас в саду. Оружие оставьте в сейфе. Код наберете сами. – Администратор кивнул в дальний угол вестибюля. – Через двери с оружием не пройдете.

После того как трое друзей разоружились, часть матовой стены отодвинулась, гости прошли в небольшой холл, совершенно безлюдный, облицованный темными панелями. Узкие полосы зеркал, вставленные между панелями, сверкали, как стальные клинки, – внезапно и угрожающе. В конце холла одна из дверей была открыта. И судя по яркому свету, что лился оттуда, она вела в перистиль.

– Мне здесь не нравится, – признался Друз. – Ни за что бы не отправил жену рожать в эту клинику.

– Я сомневаюсь, что кто-нибудь в силах куда-нибудь отправить Лери, – отозвался Флакк.

Кажется, уже никто не сомневался, что женой Друза станет Лери. Либо Лери, либо никто…

Перистиль клиники не походил на обычные внутренние садики лацийских домов. Во-первых, здесь не было ни бассейна с фонтаном, ни деревьев, или хотя бы цветов в вазах, во-вторых, сюда не выходило ни одно окно. Это был глухой внутренний двор, облицованный серым камнем, сейчас раскаленный солнцем чуть ли не докрасна. В центре стояли три каменные скамьи. Чтобы сидеть на них, приготовили надувные подушки.

Василид уже ждал в перистиле. Примерно таким Марк его и представлял: розоволицый полноватый мужчина лет сорока с черными курчавыми волосами и черной же коротко постриженной бородкой. Круглое лицо, нос картофелиной – похоже, самой разной крови в этом человеке было намешано немало.

– Я всегда принимаю незваных гостей только здесь, – сообщил Василид. – Чтобы ненароком какой-нибудь шустрый тип не залез ко мне в комп и не скачал оттуда то, что ему знать не положено. Так что не обижайтесь на скромность обстановки: мое дело требует осмотрительности. Кстати, кто из вас троих Марк Корвин? Ты, я угадал? – Василид фамильярно ткнул пальцем в Марка и расхохотался. – Не похож на отца. Все потому, что вырос среди рабов. Патриций, выросший среди рабов, – это совершенно уникально… Это экспонат для моей выставки, клянусь Купидоном! Вы видели мои экспонаты в боковой галерее?

– Я не собираюсь принимать участие в вашей выставке, – отрезал Корвин. – Лучше перейдем к делу.

– Да, многие господа с Лация являются сюда, гордо задрав носы. Нашкодившие плебеи и блядствующие аристократки. Дамочки высокомерно цедят слова и глядят сверху вниз. А потом я залезаю им в вагину и выковыриваю из их маток нерожденных ублюдков. Вот и все мои дела. Ваши, я полагаю, того же сорта. У одного из вас есть красотка, которая хочет избавиться от младенчика, не так ли? Ну, так кто? Кто из вас обрюхатил патрицианочку?

– Мне необходима ваша помощь, – сообщил неожиданно Флакк, видя, что Марк совершенно растерян. – Старшая сестра этого юноши ждет ребенка. Сейчас она на Неронии, но как только мы договоримся, она тотчас прилетит через нуль-портал.

– Отлично! – Василид хмыкнул. – Итак, девица хочет сделать аборт. Что еще?

– Аборт, помещение зародыша в искусственную матку, затем малыш должен быть выращен и передан вот этому человеку. – Флакк кивком указал на Друза. – Полная конфиденциальность.

– Полагаю, этот парень и есть отец ребенка, – сказал Василид. – Ну что ж, пойдем со мной, папаша. Обсудим детали. И сумму, которую ты выложишь за своего гибрида. Кажется, так вы называете ублюдков на Лации?

Василид поднялся и торжествующе глянул на трибуна:

– Вас бы, Флакк, я ни за что не пригласил внутрь. Я знаю, на что вы способны. Поэтому, пока мы говорим со счастливым любовничком, вас постерегут мои молодцы. – Он коснулся узора на контактном браслете.

Сразу же явились два охранника в черных блестящих комбинезонах. Широченные плечи, тонкие талии, перетянутые вычурными кожаными ремнями с металлическими бляхами. Весь их вид сразу наталкивал на мысль о биокоррекции. У каждого на поясе в автоматической кобуре висел парализатор.

– Мои гости подождут своего друга здесь, – Василид явно выделили последнее слово.

Друз встал. Повел плечами, как борец перед схваткой. Удалился вместе с хозяином. Корвину и Флакку оставалось только ждать в не самой комфортной обстановке. Казалось, камень вот-вот начнет плавиться от жары… Судя по тому, как хорошо чувствовали себя охранники, их комбинезоны были снабжены охладительными системами. Марк и Флакк также надели рубашки с охладителями, но в здешнем климате этого оказалось маловато.

«Китеж – планета с куда более умеренным климатом, – думал Марк. – Да и Лаций не так жарок по сравнению с Психеей. А ведь сейчас еще только весна. Почему Эмми с мужем поселилась на Психее, в зоне пустынь? В северных лесах можно подыскать куда более приятный, тенистый уголок. Неужели она любила эту собачью жару?»

Время тянулось медленно. Друз все не возвращался.

«О чем только они там беседуют?» – поражался Марк.

И Друз вернулся. Сначала распахнулась дверь, за ней что-то мелькнуло, затем на каменные плиты выпал еще один охранник. Причем выпал так удачно, что сбил своего собрата с ног. Следом выпрыгнул Друз. Напрасно охранник пытался подняться: башмаки центуриона прошлись по всем болевым точкам его организма. Досталось и тому, что оказался снизу. После первого же удара ему расхотелось хвататься за кобуру. Флакк среагировал мгновенно: не стал выяснять, что происходит, а угостил стоявшего рядом с ним здоровяка ударом локтя в лицо. Каков этот удар, Марк знал отлично. Парализатор успел выпрыгнуть из кобуры Василидова «пса». Но почему-то очутился в ладони Флакка. А охранник уже лежал на раскаленных плитах двора лицом вниз.

58
{"b":"5295","o":1}