1
2
3
...
67
68
69
...
75

– Ребята! – раздался голос Друза сразу на двух комбраслетах. – Я только что проверил связь с базой нуль-портала. Так вот… При таком удалении (а вы помните, что в это время года планета находится дальше всего от портала) дать приказ непосредственно искину «стража» достаточно сложно. К тому же в тот день была магнитная буря. Так что для связи с базой пришлось бы задействовать планетарный усилитель. Но там все сигналы отслеживаются. Я сделал запрос. Выяснил вот что: приказы с управляющей базы через планетарный усилитель на корабли охраны в тот день не поступали. Так что наш малыш Никола ошибся. Видимо, искин получил приказ прикончить нас от кого-то другого. Или попросту искин взбесился. Такое бывает с искинами, хотя очень редко. Но вы знаете, даже искусственный разум сходит с ума…

– Ма фуа… – Марк провел ладонью по волосам. – Получается, Павсаний не виноват, а искин решил с нами сам разделаться.

– Великолепно! – воскликнул Флакк.

– Что же тут хорошего? – подивился Корвин.

– Знаешь, как противно, – думать, что один из тех, кто долго был рядом, оказался предателем. А так получается, что Павсаний ни в чем не замешан. Про тот первый случай с анималом он просто забыл. Элементарно, по-человечески.

«По-плебейски», – уточнил про себя Марк. Или его голос. Он уже порой не различал, кто есть кто.

Марк рассмеялся:

– Итак, Павсаний наш союзник. Его надо срочно использовать. Меня интересует вот что: куда девался планетолет князя Сергея. Может быть, Павсаний ответит на этот вопрос? Если планетолет переправили через лацийский нуль-портал. А я сомневаюсь, что Нерония позволила бы протащить этот кораблик через свои ворота.

– Ну что, ребята, я вам здорово помог? – спросил Друз.

Оказывается, Флакк не отключил свой комбраслет, и центурион слышал весь разговор.

– Ты незаменим! – воскликнул Флакк.

– Как только я получу официальный статус следователя, ты будешь назначен младшим префектом, – пообещал Марк.

– Вот как? Я был уверен, что кредиты уже капают на мой счет. А тут что же получается? Я тружусь бескорыстно?

– Не совсем. Ты оплачиваешь авансом поиски своего отца, – отвечал Марк.

ГЛАВА V

Гость с Неронии

Рядом с Лери стоял сухощавый мужчина на вид лет сорока пяти, среднего роста (даже чуть-чуть ниже Лери), горбоносый, загорелый, светловолосый. Карие внимательные глаза в густой сетке морщин, складки вокруг рта и ехидная усмешка надменно изогнутых губ. Более живое подвижное лицо трудно было вообразить.

– Князь Константин, – представила его Лери.

– Приветствую достославных патрициев, – Константин поднял руку, как это принято на Лации.

– Приветствую, – ответили Марк и Флакк и пожали гостю руки, как это принято на Китеже.

Переглянулись. О том, что Константин прилетит собственной персоной, Лери их даже не предупредила.

– Я не патриций, – сказал Друз.

– Да? – князь Константин чуть приподнял бровь. – Странно. Но, как я понял из рассказов Лери, вы – ее жених.

– Так оно и есть! – заявила Лери и, шагнув к Друзу, поцеловала изуродованного центуриона в губы.

– В конце концов, с точки зрения Лация, все аристократы Китежа – плебеи. В этом смысле мы с вами равны, Друз. – Константин протянул центуриону руку. Тон князя был одновременно и насмешлив, и доброжелателен, Друзу ничего не оставалось, как пожать протянутую руку.

– Я не предупредил о своем прилете. Но думаю, это не так страшно. У меня появилась надежда, что убийство Эмми и убийство моего брата (а ведь он фактически убит) будет, наконец, раскрыто благодаря вам, юный Корвин. Ведь вы – наследник знаменитых сыщиков. Ваш разум должен быть еще более изощрен, нежели разум вашего отца или деда. Я верно понимаю способности патрициев, не так ли?

Марк нехотя кивнул.

– Потому я не мог усидеть на месте и уговорил вашу очаровательную сестру взять меня с собой. Князь Сергей – мой брат. Так что мне хотелось бы узнать подробности этого дела.

– Да, конечно, – без всякого энтузиазма согласился Марк. – Но лишь когда оно будет раскрыто.

– Ах, мой юный друг, вы сама щедрость. Но я, признаться, почти не удивлен. Зная вашу сестру, я не мог ожидать другого. Не так ли, Лери?

– Мы с братом не настолько схожи. Разве что… – девушка запнулась.

– Благородством души, – подсказал Константин. – Лери поняла, что трагедия, которая произошла с моим братом, уже два года не дает мне покоя. Было бы несправедливо и жестоко не позволить мне прилететь сюда.

Друз смотрел единственным глазом на посла Китежа в Неронии, и лицо его, без того изуродованное, искажала гримаса непереносимой боли. Он чувствовал обаяние этого человека: его непринужденное поведение, его манера держаться, едва заметная ирония, как бы маскирующая несомненное чувство достоинства, – что бы отдал сейчас Друз за то, чтобы говорить таким чарующим голосом, так же держаться, просто и естественно! И главное – сознавать свое неизмеримое превосходство. Он вдруг понял, что пожелай этот человек уложить Лери к себе в постель, она бы легла с ним, не задумываясь, и даже не поняла бы, почему уступила.

Марк внимательно поглядел на сестру. Та, казалось, ничего не замечала.

«Возможно, я не прав в своей главной версии, – подумал Марк. – Если князь Сергей обладал хотя бы половиной очарования своего брата, то Эмми могла влюбиться в него без ума». Час назад ему казалось, что он уже распутал все дело. Но с прилетом Константина опять начал теряться в догадках.

– Надеюсь, в доме для меня найдется комната, – сказал Константин. – Прошу заметить, я неприхотлив, хотя и провел немало времени в этом оплоте гедонизма – Неронии. Думаю, каждому человеку хоть однажды надо побывать на Неронии. Чтобы по достоинству оценить свой мир.

– Я там уже был.

– Вот как?

– Попрошу Инну устроить вас, – Корвин решил не отвечать на это изумленное «вот как», – выделить вам покои для гостей. Уверен, в усадьбе еще остались свободные комнаты. Но прежде мне надо поговорить с сестрой.

Марк почти оттолкнул Друза, провел Лери к себе в кабинет, запер дверь, придвинув комод. Усадил Лери на диван, сам сел в кресло напротив.

– Теперь скажи, ты любишь этого человека? – Голос Марка напоминал голос обвинителя в суде.

– Что?

– Лери, опомнись! Легче подстрелить песчаного тигра на Колеснице Фаэтона или справиться в бою с двумя живыми кораблями Неронии, чем сладить с князем Константином. Через два дня ты и Друз будете смотреть ему в рот, ты не сможешь представить, как прежде жила без него, а все остальные кинутся ему угождать. Лери, он не собирается нам помогать. Константин прилетел, чтобы узнать информацию для себя. Что-то исключительно важное. То, что он может узнать только здесь, на Психее. И он заставит нас ему служить, хотим мы этого или нет.

– Я не собираюсь ему служить! – закричала Лери. – Да, он умеет быть очаровательным… Но я вовсе его не люблю! Друз – единственный…

– Друз рядом с Константином – жалкий щенок, моя дорогая. Если Константин захочет, Друз сам приведет тебя к нему в спальню.

Лери молчала. Верно, она чувствовала очарование Константина, но то ли не могла понять, в чем дело, то ли боялась признаться самой себе. Теперь Марк открыл ей глаза. Но и с открытыми глазами она готова была идти туда, куда укажет князь.

– Он уже пытался сделать тебя своей любовницей?

– Нет! – Лери отрицательно мотнула головой. – Он был предупредителен. Он…

Она запнулась. Потому что хотела сказать «был очарователен». Но в данном контексте эти слова звучали двусмысленно.

– Очарователен, – подсказал Марк. – Кажется, так ты хотела охарактеризовать Константина? – Лери кивнула.

Разумеется, Марк сознательно преувеличивал привлекательность князя. Однако – так ему казалось – это был единственный способ заставить Лери чуть более трезво поглядеть вокруг. Марк мысленно выругался: Фортуна как будто посмеялась над несчастным центурионом, изувечив его в тот момент, когда ему необходимо было все его обаяние.

68
{"b":"5295","o":1}