ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Разжать пальцы! Немедленно рвануться наверх. Одному. Арка не спасти… не вытянуть. Наверх! Скорее! Роман поднял руку с кольцом. Тонкий луч сверкнул, превращаясь в невесомую, но прочную нить. Тело рвануло так, будто неведомая сила на порядок превосходила силу тяжести. Роман висел над пропастью. Волшебная нить, протянувшаяся из магического камня, удерживала его в реальности. На другой руке неподъемным грузом висел умирающий Арк. Возможно, он уже умер. Во всяком случае, признаков жизни мальчишка не подавал.

«Наверх!»

Мысленно Роман принялся сматывать нить. Их вытягивало. Быстрее! Сил не хватало.

«Я сдюжу!» Он любил это слово. Это было его личным заклинанием. Оно всегда добавляло сил.

«О, Вода-царица!» – призвал колдун на помощь стихию. Она откликнулась. Как всегда откликалась. Или почти всегда. Пропасть отдалилась. Как будто сквозь мутное стекло увидел колдун свет холодного дня, улицу и дома.

Еще одно усилие. Последнее. И он вернулся. Они вернулись.

Колдун стоял на коленях, Арк лежал, вытянувшись, на скамейке, ладонь Романа покоилась на лбу ученика. Мальчишка дернулся, то ли глубоко вздохнул, то ли всхлипнул, и приоткрыл глаза.

– Что… случилось?.. – пробормотал Аркадий. – Я провалился… Да… провалился… Меня накрыло. Волной. Холодом. Болью.

Он попытался сесть. Олег кинулся ему помогать.

Томка подхватила товарища с другой стороны. Не замечала, что слезинки, скатываясь по щекам, падают Аркадию на куртку.

Роман достал из кармана серебряную флягу с заговоренной водой и протянул ученику.

– Пей!

Тот хлебнул. Замотал головой.

– Ну, все, парень, ты попал! – хмыкнул Олег. – Теперь зубрить тебе инглиш до конца жизни!

Арк попытался засмеяться, но только закашлялся. Томка истерически захихикала.

Роман отобрал у мальчишки флягу, сам сделал глоток.

Колдун еще точно не знал, что же стряслось с его учеником. Кто-то навел порчу на мальчишку – что Синклитом строжайше запрещалось. Роман едва вытянул парня. Очень все это странно. Кому понадобилось убивать Аркадия Сидоренко (колдовские способности выше средних Обучен самсым азам магии)? Возможно, это предупреждение, удар по самому водному колдуну. Война. Но с кем?

– Как себя чувствуешь? – спросил Роман Аркадия.

– Хреново. Тошнит.

– Сидите все здесь, – приказал учитель ребятам. – Никуда не уходить. Я машину подгоню, отвезу вас домой.

– Не надо, Роман Васильевич, уже прошло. – Мальчишка попытался встать. Но тут же осел на скамью.

Роман положил ему руки на плечи. Вдруг почудилось: вокруг тьма. Холод. Ночь. И ветер воет. Аркадий рядом, вмерзший по грудь в лед. Голова и плечи торчат изо льда, как незаконченный мраморный бюст – белое лицо, бесцветные губы, незрячие глаза. Роман попробовал растопить лед. Получилось. Кажется, даже образовалась полынья. Пар повалил от воды. Теперь надо извлечь Арка из этой тьмы. Не тут-то было. Черная вода повсюду. Весь Темногорск затоплен.

Роман отдернул руки. Спрятал в карманы. Его самого затрясло.

– Так лучше? – спросил с надеждой.

– Ага, – парнишка кивнул. – Нет, правда, почти все прошло. Только ноги почему-то дрожат.

– Это он так аплодирует вам, коленками! – попытался пошутить Олег.

– Я за машиной. Ждите.

Колдун зашагал назад к своему дому. Хотелось кинуться со всех ног, но он сдержался. Все же учитель, достойно надо себя вести, степенно. Даже когда опасность. Смертельная.

Роман прошел на кухню, взял бутылку воды. Заговорил от порчи. Трижды. Потом направился в гараж за машиной.

* * *

Роман дал каждому из троицы выпить по три глотка заговоренной воды из бутылки. Потом усадил в свой «Форд» и повез.

– Это кто-то на Аркашку порчу навел, да? – спросила Томка.

– Догадливая девочка, – кивнул Роман.

– Мы же защитные заклинания накладывали на себя, – напомнила Томка. – Вы сами нас обучили.

– Не помогло. Слабоваты оказались заклинания.

– Если бы у меня ожерелья было, тогда бы помогло? – спросил Аркадий.

– Не знаю.

– Но вы нас защитите? – спросила Томка.

– Уже, – отрезал колдун. – Надеюсь, во второй раз защиту не пробьют.

– Но вы же говорили, что один колдун на другого заклинания накладывать не может.

– Один сильный колдун на другого сильного колдуна, – уточнил Роман. – У вас еще не та сила, чтобы я ваш самобытный дар повредить мог.

Они обиделись. Все трое. Каждый мнил себя непобедимым, уникальным, самым, самым… И правильно делали. Потом, лет через десять, поймут, какими были неумехами этой весной. Но это потом. Сейчас их уверенность в себе непоколебима. И это хорошо.

– Я что, самый слабый? – обиделся Арк.

– Нет. Просто ты в воронку попал. Меня тоже вслед за тобой чуть не утянуло. Честно скажу, я еще ни с чем подобным не встречался.

На самом деле Роман врал, и врал правдоподобно. В воронку эту вполне могли угодить все трое. Но провалился почему-то один Аркадий Сидоренко. А его друзья прошли, как по льду, и опасности не заметили. Это-то и было самым странным. Потому что Арк был не сильнее, но и не слабее своих друзей. Значит, кроме колдовской силы имело значение что-то еще.

– Меня до сих пор тошнит, – признался Арк.

– Это что-то вроде посттравматического шока, – объяснил колдун. – А вы что-нибудь почувствовали? – обратился он к остальным.

– Я увидела, как вокруг все потемнело… И холод… – сказала не очень уверенно Томка. – А вот он, – ткнула в Олега пальцем – упал.

– Да ничего такого, у меня просто ноги подкосились, – пробормотал Олег.

«Значит, их задело. Но не утянуло. Почему? Олег сильнее? А Тамара?»

Господин Вернон был всегда уверен, что из этой троицы Олег – самый одаренный. Но не настолько же! И потом – Томка. Она-то вряд ли больше других одарена.

Роман остановил «Форд», Олег и Аркадий хотели вылезти из машины, но учитель их остановил.

– Погодите.

– В чем дело? – не понял Олег.

– Вы не чувствуете?

– Нет. Ничего.

– Идет новая волна. Ничего страшного. Вам сейчас бояться нечего.

– А что, машина волшебная? – спросил Олег. То ли насмешливо, то ли уважительно – не понять.

– От пуль заговоренная – и стекла, и сталь. Но сейчас нам не пули угрожают. Нечто другое. Машина не защитит. А вот я попробую.

Водный колдун не ошибся – черная волна налетела, накрыла машину и промчалась дальше. Томка крутила головой, пытаясь разглядеть – что там, за стеклами. Мальчишки сидели притихшие, втянув голову в плечи. Аркадий сморщился, поднес руку к губам. Олег стиснул зубы.

«Мое охранное заклинание полностью закрыло девчонку. Ее дар пластичен, какой я ее сделаю (или кто-то другой руку приложит) – такой и будет. А вот мальчишки каждый – иной. Своя суть сквозь мою защиту вылезает. Их каждый раз будет бить… Весь вопрос – насколько сильно».

Когда волна пронеслась, вновь загудел в ветвях деревьев ураган, забрякали плохо закрепленные вывески. И в завываниях ветра послышался колдуну отдаленный яростный вопль.

Ветер, как и в прошлый раз, быстро унялся.

– Офигеть, – клацнул зубами Олег.

– Ну вот, теперь можно вылезать, – сказал Роман и распахнул дверцу.

Мальчишки боязливо ежась, вышли один за другим. Томка осталась – она жила в соседнем квартале. Роман подумал и отдал Арку бутыль с заговоренной водой.

– Выпей на ночь стакан. Завтра утром – тоже. Если слабость почувствуешь, или покажется, что в пропасть засасывает, сразу звони мне. Номер ты знаешь.

– А если еще раз тьма навалится? – спросил Аркадий. В его голосе отчетливо послышался страх.

– Может стошнить, – предрек Роман. – Но каждая новая волна будет слабее прежней.

– Почему вы так решили? – недоверчиво спросил Олег.

– Потому что тот, кто наслал порчу, большую часть силы в первый удар вложил, вторая – слабее первой, ну а третья – вообще последки. Уж поверьте, я кое-что понимаю в порче.

О, Вода-царица! Может, стоило подарить этим ребятам ожерелья? Колдун хотя бы смог услышать их зов в час беды и прийти на помощь. Но сейчас нельзя. Сейчас, когда вокруг разлита чернота неведомой порчи, ожерелье может и не получиться. Либо водная нить не сомкнется, либо получится с червоточиной.

21
{"b":"5297","o":1}