ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Убийца из прошлого
Струны любви
Загадочные убийства
Возвращение блудного самурая
Больше жизни, сильнее смерти
Смертельно опасный выбор. Чем борьба с прививками грозит нам всем
Хаос: отступление?
Драконий луг
И снова девственница!
A
A

– Чей дворец-то? – поинтересовался Огневик.

– Заместителя мэра, господина Жилкова, – поведал глава Синклита.

– Стоит ли лезть напролом? – Данила Иванович засомневался.

– Власть нашу магию не использует! Или забыл устав Синклита? – прошипел Гавриил. – А тут неведомо что наверчено! Надо проверить.

Ярость его была неподдельна. Даже кожистые крылья хлопнули за спиной. Большерук отступил на всякий случай.

У Синклита с властями было что-то вроде соглашения о нейтралитете. Власть в дела колдунов не вмешивалась, но Синклит мэру в колеса палки не ставил и в политику не лез. Это и понятно: если кто-нибудь из колдунов захочет одного из жаждущих власти поддержать, население охмурять и всякие козни строить конкурентам, его противники других чародеев, равных по силе, под свои знамена созовут, и начнется вместо политических игр колдовская война. Политики для себя из этой драки выгоду извлечь сумеют, но колдуны только лбы друг дружке порасшибают, и все дела.

– Колдованов кто угодно может нанять в качестве охранников, – напомнил Большерук.

– Они нового мэра и всю его кодлу обсели, как навозные мухи, – огрызнулся Гавриил. – Гукин уже просил самых любимых в Синклит принять.

– Он вроде бы друг твой, этот Гукин, – Агрикола не упускал случая уязвить даже Гавриила.

– Как же! С каких это пор! – огрызнулся Гавриил.

– Конец Синклиту! – вздохнул Большерук. – Мы и так всяких придурков к себе напринимали. Сашку Веретено да Петрушу Смерча – это не колдуны, а ничтожества полные.

И Петро, и Сашка были воздушными колдунами, зачисленными в Синклит «для равновесия», практиковать пока еще не могли из-за проблем с кейсом, но Большерук обоих терпеть не мог.

– Проверим этот дом, – решил Роман. – Скажем, ищем порчу. Нам отворят. Быть может.

Он приложил ладонь к замку, развеял сталь ржавой пылью и вступил в сад. Гавриил последовал за ним. Большерук остался за воротами – караулить. Огневик пообещал участок обойти и подобраться с тыла.

Солидный трехэтажный особняк походил на крепость: стальные решетки на окнах всех этажей, стальные двери. Аура – нежилая, будто мертвый покров на дом накинули.

– Точно: колдованов внутри полно, – усмехнулся Роман.

Ничего больше он сказать не успел, почти одновременно вспыхнули лучи прожекторов, и грохнул выстрел. Оба колдуна растянулись на земле. С громким хлопком раскрылись черные крылья Гавриила. И вовремя – иначе бы пуля угодила Роману в плечо.

– Не зацепило? – шепнул Гавриил.

– Вроде как живой…

Вспыхнул прожектор.

– Суки, бля! – взревел из-за стены света голос.

– Мы тут с медицинским обходом! – крикнул Гавриил. – По предписанию Минздрава. У нас удостоверение…

– А ну вали! – заревел в ответ все тот же голос.

– У вас больных нет? – поинтересовался господин Вернон.

– Убью! – услышали «медики» в ответ.

– Судя по всему, все здоровы, – шепотом сказал Роман.

И оба колдуна принялись отступать к калитке.

Незваные гости выползли по-пластунски и кинулись бежать. Однако так легко колдуны сдаваться не собирались. И засевшие в доме колдованы – тоже. Из калитки следом за беглецами выскочил человек, принял стойку, как в тире. Вновь хлопнули крылья Гавриила, прикрывая обоих от пуль.

– Большерук! – рявкнул глава Синклита.

Но воздушный колдун уже и без призыва все понял. Поднялся вихрь, сгребая мусор, песок, ветки, обломанные недавними ураганами, пустые пакеты и даже пластиковые бутылки, и все это швырнул стрелку в лицо. Тот нелепо взмахнул руками – глаза ему запорошило. А вихрь уже собрался в мини-торнадо, закрутился вокруг охранника.

Гавриил и Роман остановились, не сговариваясь, обернулись, любуясь происходящим.

– Поднимет его наш Данила или не сдюжит? – спросил Роман.

– Не сдюжит! – фыркнул Гавриил.

Но Данила сдюжил: приподнял стрелка и швырнул его на сломанные ворота. Лязгнули створки, клацнули стальные челюсти, закрываясь.

– Пошли! – заорал водный колдун и устремился в пролом.

А за ним понеслась, поднимаясь и закручиваясь спиралью, вода из канав и колодцев, из прудиков и прудов, из речки Темной, собираясь во вращающийся водный столб, идущий к дому. Два пролета кирпичного забора снесло, кирпичи полетели снарядами. А водный смерч, сдирая с участка песок и траву, устремился к дому.

Вот он уже достиг крыльца, пошатнулись столбы, полетели во все стороны балясинки резных перил. И вдруг столб накренился и стал обходить дом по кругу, срывая кусты роз и зеленые свечки туй.

Роман в первую секунду не понял, что произошло: смерч должен был снести угол дома вместе с крыльцом и дверью.

Водный колдун оглянулся. В воротах стоял Большерук и двумя руками направлял свою стихию: воздушный поток сбивал водный смерч и отводил в сторону. За спиной повелителя воздуха маячил Агрикола, помогал Даниле Ивановичу по мере сил.

Роман стиснул зубы, пытаясь пересилить Большерука: смерч качнулся, ударился о стену, зазвенели, осыпаясь дождем, стекла. Следом полетели обломки враз проржавевших решеток. В доме закричали сразу несколько голосов. Роману послышался среди них женский.

Гавриил устремился к дому, хлопнули крылья, поднимая повелителя Темных сил в воздух. Оттолкнувшись ногой от стены, Гавриил нырнул в окно и скрылся.

Крушить дальше дом не имело смысла. Роман отпустил на свободу смерч, вода обрушилась на землю, покорно устремилась к ногам своего повелителя. Вскипая бурунами, поволокла за собой добычу: обломки садовых скамеек и скульптур, что еще пятнадцать минут назад украшали сад Жилкова, ведра с веревками, ворот с уцелевшей металлической ручкой, полуразложившиеся трупы кошек – начинку опустошенных колодцев на близлежащих участках. Все это было сдобрено мусором: разнокалиберными бутылками, ботинками, кастрюлями и мисками – всем тем, что по причине мистической таинственности русской души, окрестные жители набросали на протяжении осени, зимы и весны в окрестные канавы.

– Вы что, одурели оба? – прошипел Большерук за спиной Романа. – Это хоромы зама Гукина! Завтра нас всех выпрут из города на хрен!

Роман не ответил, шагнул к крыльцу, но Большерук ухватил водного колдуна за руку:

– Не пущу! Ты что, не понимаешь? Колдованы, будь их там хоть сотня, порчу навести не могли! И чемоданчик наш им без надобности. Они его разве что со злости укусить могут. Да и в дом Чудака колдован пробраться не мог. Не та сила для этого потребна. Тут настоящий колдун старался. По ложному следу идем!

Роман вырвал руку, но и только.

Прав был Большерук: пустить темную волну по городу даже сотне колдованов не под силу. Подлинный дар для этого нужен.

Но там внутри был Гавриил. И еще неведомо, чем ему грозила встреча с охраной Жилкова. Роман шагнул к крыльцу. Но сделать больше ничего не успел: с крыши рвануло стальную черепицу, и в образовавшуюся дыру, кувыркаясь, вылетел Гавриил. Впрочем, крылья его, похоже, в этот раз не пострадали, он ловко их расправил и спланировал даже не на участок, а на дорогу за забором. Большерук и Роман, не сговариваясь, устремились следом. Впрочем, граница у этого сада была теперь, прямо скажем, условной.

– Колдованы. Настоящее гнездо, пробовал глаза им отвести, да без толку – на них подобные штучки не действуют. – сообщил, переведя дыхание, глава Синклита. – А этот придурок Огневик сбег, как школяр с уроков.

– И правильно сделал! Гукину сам будешь объяснять сегодняшние художества! – Большерук, повернувшись, зашагал по Ведьминской, немного ссутулившись и косолапя. Агрикола поспешил за ним.

– Из настоящих колдунов там никого не было? – как бы между прочим поинтересовался Роман.

– Не нашел. А вот Медоноса встретил.

– Это он тебя сквозь крышу проводил? – невольно рассмеялся водный колдун.

– Если бы Огневик не сбежал. Да и вы могли бы подсобить, а не стоять, разинув рот и наблюдать!

– Собери послезавтра Синклит, надо разобраться, что к чему. Сообща кейс найдем. И с Медоносом сообща разберемся. А теперь домой и баиньки, – сказал Роман. – Утро вечера мудренее.

36
{"b":"5297","o":1}