A
A
1
2
3
...
36
37
38
...
78

– Послушай, один вопрос, приятель. Как ты должен сделать кольцо нуль-портала стабильным? Ну, чтоб луч не гулял туда-сюда? – как о чем-то само собой разумеющемся спросил Корвин.

– Мне сказали, что ты достанешь все инструменты.

“Интересно, а где на самом деле сейчас агент колесничих. И кто это?” – задал довольно интересный вопрос голос предков.

“Я бы тоже хотел это знать”, – последовала беззвучная реплика Марка.

– Честно говоря, не успел, – оправдание для агента не слишком убедительное.

– За столько времени? Что же мы будем делать? – растерялся колесничий.

– Отправимся в мастерские на первый уровень, там возьмешь все, что тебе нужно.

– Нет, это невозможно, нам не хватит времени. Я должен был появиться здесь еще вчера. Что случилось? Кто-то переориентировал портал? Ну конечно! Эти идиоты-блаженные решили порезвиться. Говорили же: нельзя включать эту чертову Пирамиду блаженных. Так нет же…

– Послушай, успокойся, – оборвал его возгласы Марк. – Я сейчас запру тебя в своей каюте и отправлюсь поглядеть, сможем ли беспрепятственно добраться до мастерских.

– Но…

Однако Марк не стал слушать возражения и спешно закрыл дверь.

Гость с Колесницы оказался запертым в каюте, как в мышеловке.

Итак, надо срочно решить, что делать. Пропускать колесничих на Неронию не входило в планы патриция Лация. Его цель: разобраться, кто и как получил доступ в незарегистрированному нуль-каналу, и вернуться на Лаций, выдав противнику минимум информации. Ну, с целью все ясно. А как быть со средствами ее достижения?

Посвятить в происходящее неров? То есть сделать их временными союзниками? Это – на крайний случай. Самое неудачное решение из всех возможных. Корвин выдал тайну портала лейтенанту Вину, надеясь на кратковременное сотрудничество. Сотрудничество оказалось, в самом деле, не слишком долгим – всего несколько стандартных минут, если быть точным. Марку срочно нужен союзник – один он просто не справится. Закономерно встает вопрос: кого призвать под свои знамена? Виолу? Соблазнительно открыться девушке, спору нет. Но кто поручится, что она будет на его стороне. Кто? Может быть, она просто возьмет молекулярный резак и разрежет нового приятеля на части? Недаром ее прозвали Ви-псих. Рудгер? Он точно не подходит.

Но что-то надо было срочно предпринимать.

Марк помчался в каюту Виолы. Девушка еще спала. Корвин растолкал ее довольно бесцеремонно:

– Лейтенант Вин велел предупредить полковника: новая атака колесничих через два часа. Боевая тревога.

Виола проснулась мгновенно:

– Вот дерьмо! – Она спешно начала одеваться. – Как они будут прорываться?

– Ничего не знаю. Вин назвал только время атаки. Скорее! Или мы проспим удар. К полковнику! Бегом!

Ви-псих выскочила из каюты. Остановилась.

– А ты куда? Сразу в док?

– Нет. Мне надо заглянуть к себе. Еще не был в своей норе после боя.

– Тогда поторопись! – она махнула рукой и помчалась выполнять задание погибшего лейтенанта.

На счастье, ей не пришло в голову спросить, откуда лейтенант получил такую информацию.

Корвин отправился вниз, в мастерские. Что понадобится присланному человеку для того, чтобы “окольцевать” нестабильный канал, он представлял весьма смутно. Да и не собирался Корвин искать нужные инструменты. Главная задача сейчас была в другом: проверить, насколько трудно будет пробраться вниз вместе с колесничим, и с кем там придется встретиться.

Оказалось, что проникнуть в мастерские – проще простого. После прибытия новичков ремонтом занимались все, кому не лень. Охрана здесь была, как и на всех уровнях. Но охранник даже не интересовался, кто ты и откуда, просто спрашивал, зачем пришел, и указывал нужную секцию. Или не указывал и бросал краткое: “Сам ищи”.

Марк соврал, что ему нужен автономный сварщик. С этим проблем не было, тут же назвали номер ячейки, откуда он и извлек коробку с новеньким роботом, после чего беспрепятственно удалился.

Сложность была в другом: Марк так и не мог решить, что делать, – позволить колесничему стабилизировать канал, или, напротив, воспрепятствовать. С одной стороны, если канал станет стабильным, Корвин вернется на Острова Блаженных. Он останется цел и невредим, а заодно сможет сообщить своим очень важные сведения. С другой стороны, даже патриций Лация пока не мог оценить, чем грозит Неронии, а заодно всей системе Звездного экспресса, подобное преимущество колесничих.

Марк поставил коробку со сварщиком-автоматом на пол и открыл дверь в каюту сержанта Лонга ключом.

Посреди каюты на стуле сидел раздетый до пояса человек с изуродованным безумным лицом, губы его распухли, глаза были выпучены, на грудь изо рта текла розовая слюна. Он дрожал и бормотал что-то невнятное. Рядом с пленником стояли двое: невысокий бледный офицер в черно-серой форме спецформирования Неронии (почему-то прежде всего в нем привлекал внимание очень длинный тонкогубый лягушачий рот), и широкоплечий атлет в черном трикотажном костюме, видимо, штатный палач.

– В чем дело? – повернулся к Марку тонкогубый человек в сером. – Кто вам позволил? Кто вы?

– Сержант Лонг, – представился лациец, понимая, что совершает ошибку, но другого подходящего имени у него не было в запасе.

– Сержант Лонг погиб! – прошипел лягушачий рот.

Он еще не закончил свою фразу, еще слово “погиб” не прозвучало, а Марк левой рукой выхватил из кобуры бластер и нажал на разрядник. Офицер попытался уйти с линии огня. Он мог бы… он успел бы… если бы в руках стрелка был огнестрельный пистолет. Но Корвин полоснул наискось лучом, плавя обшивку каюты, стойки кровати, сложенные на полках вещи и тело офицера в серо-черной форме. Марк видел, как палач в черном в свою очередь тянется к кобуре, но скользкие от крови пальцы не успевают выхватить оружие. В правой руке фальшивый сержант Лонг все еще сжимал ключ – массивный кругляк, открывающий все станционные двери. Корвин швырнул его. Удар оказался точен. Кругляк угодил палачу точно в лоб. Не убил, даже не лишил сознания. Но заставил пошатнуться и вскинуть руки, удерживая равновесие. Пару секунд Марк выиграл. Вполне достаточно, чтобы выстрелить из бластера в упор.

* * *

Марк разрезал молекулярным резаком путы на теле колесничего.

– Я д-думал, ты с-сдал меня эт-тим… – освобожденного пленника била крупная дрожь, он вытирал ладонями лицо и сплевывал кровавую слюну на пол.

Физиономия у него была жуткая. Неясно, как можно вывести этого человека из каюты – разве что залить все лицо, кроме глаз и отверстий для носа и рта герметиком. Кое-какие сведения по медицине у Марка имелись: его прапрадед, прежде чем согласиться пойти по торной дороге рода Корвинов, учился на медицинском факультете и даже практиковал около года. Однако полученные сведения были глубоко заархивированы в мозгу потомка, и чтобы их извлечь, требовалось изрядно напрячь память, к тому же с тех пор медицинские знания изрядно устарели.

– Этот тип как-то выяснил, что настоящий Лонг погиб, и заявился к нам в каюту, – объяснил Корвин. Неясно было, понимает колесничий, что ему говорят, или нет. – И натолкнулись на тебя. О чем они спрашивали?

– С-с кем я работаю, – несчастный специалист по порталам с трудом двигал разбитыми губами.

– Что ты сказал им?

– Извини… правду. Твое имя – Габриель Лами.

“Всегда приятно узнать настоящее имя”, – усмехнулся голос предков.

– А еще?

– Пароль.

– Назвал пароль? Маренго? – колесничий кивнул. – Плохо. А, впрочем, неважно! – прервал сам себя Корвин. – Теперь они ничего никому не расскажут. Ты можешь хотя бы подняться? – Марк протянул колесничему бутылку с водой, тот сделал глоток и сморщился, проглотил меньше половины, остальное розовой пеной стекло по подбородку.

– Не знаю… дышать тяжело, – признался колесничий.

– Тогда вот что. Напиши-ка мне список, чего и сколько тебе надо – я все принесу со склада. Теперь там такой хаос, что по частям можно вытащить даже запасной гравигенератор.

37
{"b":"5298","o":1}