ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нет. Мне попросту запрещен въезд на Лаций. Я должна всю жизнь провести в колониях. Эта – лучшая. Но ведь есть еще такие как Петра. Ты бывал на Петре?

– Лично я – нет. Но мой дед воевал там. Ужасная планета с разреженной атмосферой. Жить можно только в купольных городах.

– А я была, – сказала Верджи. – Хотела сделаться петрийским наемником.

– У тебя отличный удар правой. Тебя бы взяли, – засмеялся Марк.

– Мне не понравился их обряд посвящения. Поэтому я выбрала Острова Блаженных.

“Кто она такая? Незаконная дочь какого-нибудь патриция, лишенная ноши, но сохранившая гордость и надменность предков? Или ее родители – причем оба – совершили государственное преступление, и вся семья была выслана с Лация, – внезапно ожил голос предков. – Их дети после шестнадцати должны находиться под постоянным контролем”.

Корвина это открытие должно было бы оттолкнуть. Но не оттолкнуло. Напротив, проснулось жгучее любопытство – захотелось непременно узнать, почему девушка оказалась высланной из метрополии пожизненно. Он ощутил с ней странное родство: оба против воли были лишены родины, оба пребывали не там, где хотели бы жить. Возможно, она росла среди чужих людей, как и Марк. Ее преследовали. Мгновенно он сочинил для своей новой знакомой целую историю жизни, расцветил многочисленными подробностями. Там еще не было конкретных имен и географических названий, но канва событий была прочерчена пунктиром от самого рождения до восемнадцатилетия героини.

– Пойдем, прокатимся на главной горке, – предложила она.

Корвин посмотрел на вершину скалы, откуда, совершая один поворот головокружительнее другого, спускался полукруглый желоб. По нему, оглашая окрестные горы визгом и воплями восторга, мчались вниз на амортизационных подушках любители приключений. Снизу этот спуск казался смертельно опасным. На самом деле замечательная горка ничем никому не грозила, зато гарантировала бешеный выброс адреналина в кровь.

– Идем, – Марк поднялся. – Но, похоже, там теперь уйма отдыхающих.

– Не страшно! Мы их всех растолкаем! Сядем на одну подушку, спустимся вместе. Так интереснее – могу тебя заверить. Подушки рассчитаны на двести килограммов. Вперед! На абордаж!

– Тогда она нас выдержит. Надеюсь, я не слишком растолстел! – юноша попытался выпятить свой плоский живот. Его спутница рассмеялась. Но он был уверен, что Верджи смеется и шутит как-то через силу. Будто роль, которую она выбрала, с каждой минутой ей нравилась все меньше.

Они направились в площадке с лифтами – подниматься на гору. В соседнюю кабинку забежали две девчонки и парень – прекрасно сложенный широкоплечий блондин с профилем античного героя. Загорелые девчонки с идеальными фигурками смеялись, поочередно обнимали и целовали своего красавца, а потом друг друга. Видимо, вся троица уже успела скатиться с горки, потому что они тащили с собой три оранжевые пухлые подушки. Тем, кто скатывается в первый раз, амортизаторы выдавали наверху.

Две кабинки двигались почти параллельно. Марк со своей спутницей отстали от соседей на полметра – не больше. Верджи внимательно посмотрела на красавца и его спутниц, отвернулась. Полдень еще не наступил, склон горы и кабинки лифтов находились в тени. После жаркой террасы кафе здесь было довольно прохладно. Корвин заметил, что его спутница дрожит. Верджи вцепилась в поручень и, запрокинув голову, смотрела, как приближается макушка горы. Ее взгляд был прикован к причудливой арке, под которой начинался полупрозрачный желоб аттракциона.

– Надо вернуться, – вдруг сказала она.

– Ты же обещала: мы будем вместе. Или ты боишься? Смешно! Спуск совершенно безопасный.

– Нет.

Корвин видел, как побелели костяшки ее пальцев, сжимавших поручень.

– Мы что же, сядем в кабинку лифта и отправимся обратно? – спросил Марк. – Над нами будет хохотать весь аквапарк.

Он проводил взглядом пустую капсулу, что промчалась вниз за новыми искателями приключений.

– Да, – выдавила Верджи. – Очень осторожно. Не привлекая внимания. Мы вернемся. Как только доедем до верху, и двери откроются, сразу нажимай на спуск. Но не раньше. – В ее голосе больше не было шутливых интонаций. Она говорила серьезно и зло. Отдавала приказы.

– Поверь, милая, это смешно. Вот что, давай, я отнесу тебя к желобу на руках, и мы вместе помчимся вниз.

– Я тебя не пущу.

– Это почему же? – Корвин рассмеялся.

– Мы погибнем, если окажемся в желобе.

“Она просто больная, – сообразил Марк. – Или у нее нервный срыв. Недаром она подралась с этой Ири”.

– Ты знаешь, как мы умрем? – он старался, чтобы в голосе не прозвучало насмешки.

– Тебя убьют, – отвечала Верджи уверенно. – Во время спуска. Это самое удобное.

– Милая Кассандра! – рассмеялся патриций. – Разве ты не знаешь, что твоим предсказаниям никто никогда не верит?!

Девушка резко повернулась, обхватила его одной рукой за шею и зашептала:

– Ты спустишься вниз! Я тебе приказываю! Слышишь! Или ты умрешь! Сейчас! Марк! Умоляю! Поверь мне! Ты же умный! Герой, патриций. Ты должен понять.

Оба лифта остановились на верхней площадке почти одновременно. Красавец-блондин, обнимая девушек за талии, выпрыгнул на площадку. В этот момент открылись двери кабины, в которой ехал Корвин со своей спутницей. Верджи с неожиданной силой втолкнула своего клиента обратно в лифт и нажала кнопку “спуск”. Лифт помчался вниз. В последний момент Марк успел заметить, что одна из красоток супермена обернулась. Ее лицо Корвин видел лишь мгновение. Но разглядел точно – на хорошеньком личике были написаны разочарование и злость.

– Кто они такие? Что им надо? – спросил клиент у своего гида шепотом.

Девушка не ответила. Она по-прежнему одной рукой обнимала Марка, но в этом жесте – он готов был поклясться – не было ничего интимного.

Верджи держала своего спутника, как будто он мог упасть!

Потом она вдруг отшатнулась и рванула юношу за собой. От рывка Корвин не удержал равновесие и упал в объятия гида. Одновременно раздался какой-то скрежет, порыв ветра ударил в спину. Корвин оглянулся. Треть кабины исчезла – ее будто срезало ножом – край крыши, угол, где сходили две стенки и кусок пола. Девушка по-прежнему держалась одной рукой за поручень, иначе они бы вдвоем вывалились из кабины. Ясно было, что стреляли сверху, те трое. Оружие у них было в подушках.

Марк тоже ухватился за поручень рядом со своей “Кассандрой”, теперь они стояли, прижавшись к внутренней стенке кабины. Нельзя сказать, чтобы это место было полностью безопасным, но все же достать их здесь, стреляя сверху, было труднее всего.

– На скамейку! – приказал он.

И не сразу сообразил, что Верджи выкрикнула те же слова одновременно с ним.

Они успели запрыгнуть на скамейку, когда еще один угол кабины и с ним весь пол отделила от уцелевшего обрубка огненная полоса.

Марк поднял голову. Отстав от них метров на двадцать, кабинка с белокурым атлетом и двумя его красотками неслась вниз.

– Надо было взять бластер, – прошептал Корвин. Хотя не представлял, как бы он мог купаться в бассейне с бластером на боку.

Похоже, люди внизу что-то заметили. На посадочной площадке началась паника. Казавшиеся сверху игрушечными фигурки удирали подальше от лифтов. Два флайера колониальной полиции поднялись в воздух с площадки спасательного пункта и устремились к несущимся вниз кабинкам. Юноша левой рукой покрепче обнял спутницу, правой судорожно вцепился в поручень. Девушка сделала то же самое. Они так крепко прижимались друг к другу, что казались единым целым.

– Сейчас! – предостерегла Верджи.

Кабинка качнулась и замерла. А мимо них, кувыркаясь, пролетел вниз огненный шар. Корвину показалось, что он разглядел внутри три мечущиеся, еще живые фигуры.

Флайер вигилов снизился и завис напротив их изуродованной кабины.

– Скорее! – взмолился Марк.

– Мы падаем, – сообщил его странный гид.

Не стоило смотреть вниз – под ногами больше не было пола. Впрочем, Корвин и так чувствовал: уцелевший обломок, на котором они висели, как две несчастные обезьяны, неумолимо кренится. Еще миг – и они сорвутся.

9
{"b":"5298","o":1}