ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Все чисто, – сказала я. Квинн открыл дверь и, согнувшись в три погибели, стал выходить из клетки. Я последовала за ним. Внезапно девушка в красном платье пронзительно закричала. Быстрым движением Квинн схватил меня за руку и одним рывком выволок из клетки. Свободной рукой он захлопнул дверцу, о которую кто-то ударился.

По раздававшимся звукам я поняла, что битва уже началась. Однако я ничего не видела, поскольку лежала под горой мускулов, обтянутых гладкой загорелой кожей.

Я слышала, как бьется сердце Квинна.

– Он укусил тебя? – спросил судья.

Мне никак не удавалось унять дрожь. Нога намокла. Глянув вниз, я увидела, что колготки разорвались, а из ссадины на правой ноге течет кровь. Интересно, ногу мне ободрала захлопывающаяся дверца или зубы вервольфа? О, боже, если меня укусили…

Члены стаи столпились вокруг клетки, жадно наблюдая за рычащими волками. Их слюни, и кровь разлетались по сторонам и падали на зрителей. Я увидела, как Джексон ухватил Фурнана за его сломанную заднюю лапу, когда тот попытался цапнуть Хервекса за морду. Элсид с лицом мученика наблюдала за отцом.

Я не желала наблюдать, как люди убивают друг друга. Уж лучше пялиться на кожу незнакомца.

– У меня идет кровь, – заметила я. – Но рана не глубокая.

Внезапно из клетки донесся визг. Значит, кому-то из волков удалось нанести противнику серьезное увечье. Я подскочила.

Какой-то вервольф оттеснил меня к стене, на безопасное расстояние. Развернув меня, он опустился на корточки.

Квинн тоже присел. Для человека такого огромного роста двигался он необычайно плавно. Я невольно засмотрелась на его лицо. Квинн, опустившись на колени, снял с меня туфли и разорванные, пропитанные кровью колготки.

Когда оборотень лег на живот, я задрожала. Он схватил мою ногу, словно какую-то барабанную палочку, а затем молча принялся слизывать с нее кровь. Я боялась, что он подготавливает мою кожу для укуса. Но тут к нам подошла доктор Людвиг и одобрительно кивнула головой.

– Ты поправишься, – сказала она. Погладив меня по голове на манер раненой собаки, карлица вернулась к своим помощникам.

Легкие прикосновения языка Квинна производили на меня совершенно неожиданный эффект. Я думала, что кроме беспокойства и тревоги ничего не почувствую. Взволнованная до глубины души я пыталась восстановить дыхание. Может, мне следует освободить ногу из рук Квинна? Глядя на покачивающуюся блестящую голову, я почти забыла о смертельной схватке. Движения Квинна становились все медленнее. Когда он облизал почти всю кровь, я ощутила, какой у него шероховатый и теплый язык. Хотя мысли оборотня оставались для меня загадкой, мне показалось, что Квинн испытывает те же чувства, что и я.

Покончив с моей ногой, Квинн положил голову на колготки. Он тяжело дышал, в то время как я старалась сдерживать дыхание. Ослабив хватку, верзила начал поглаживать поцарапанную ногу. Затем он поднял голову и посмотрел на меня. Его глаза изменились. Теперь они стали черными, словно безлунная ночь. Наконец-то они обрели понятный мне цвет.

По выражению лица Квинн понял, что этот эпизод, мягко говоря, смутил меня.

– Не наше время и не наше место, детка, – вздохнул он. – Но, Боже, как это было… здорово. – Квинн вытянулся, но не так, как это делают люди. От основания спины до самых плеч спина оборотня покрылась какой-то рябью. Ничего подобного я еще не видела, хотя в своей жизни я повидала огромное количество всяких странностей.

– Ты знаешь, кто я? – спросил Квинн.

Я кивнула.

– Квинн? – вымолвила я, чувствуя, как краснеют щеки.

– Слышал, тебя зовут Сьюки, – пробормотал он, встав на колени.

– Сьюки Стакхаус, – поправила я.

Квинн взял меня за подбородок. Волей-неволей, а мне пришлось поднять голову. Я в упор глядела на оборотня. Он и глазом не моргнул.

– Хотел бы я знать, что ты там видишь, – вымолвил Квинн и отпустил меня.

Я опустила глаза и посмотрела на свою ногу. Царапина, скорее всего, осталась от металлической двери.

– Это точно не укус, – заключила я. На последнем слове мой голос дрогнул. Напряжение сменилось облегчением.

– Ага. Волчицей ты не станешь, – согласился Квинн. Он встал на ноги и протянул мне руку. Я взяла ее, и здоровяк моментально поднял меня с пола. Из клетки раздался пронзительный визг, который вернул меня к реальности.

– Объясни, какого черта они просто не проголосуют? – спросила я Квинна.

В уголках его круглых глаз, вновь ставших фиолетово-коричневыми, от удивления появились морщинки.

– Детка, это же оборотни. Увидимся позже, – пообещал он и немедленно пошел к клетке. Мое маленькое свидание закончилось. Сейчас нужно было обратить внимание на действительно важные события.

Клод и Клодин беспокойно поглядывали на клетку. Я втиснулась между ними, и близнецы тут же обвили меня руками. Они были очень расстроены, по лицу Клодин скатились две слезинки. Посмотрев на клетку, я сразу же поняла причину их беспокойства.

Серый волк одерживал победу. Шерсть черного волка вся была в крови. Он по-прежнему стоял на лапах, не прекращая рычать, но время от времени его задняя лапа подкашивалась. Дважды ему удалось избежать зубов Фурнана, но на третий раз его подвела поврежденная лапа. Отец Элсида оказался под Патриком. Волки завертелись, слившись в одно неразличимое пятно из зубов, рваной плоти и шерсти.

Наплевав на правило, запрещавшее нарушать тишину, вервольфы разразились криками поддержки, некоторые просто выли. Жестокость и шум слились в одну хаотическую картину. В этой неразберихе мне, наконец, удалось разглядеть Элсида. Он взволнованно колотил руками по металлической решетке. Мне еще не приходилось никого так жалеть. Казалось, что он вот-вот вмешается в схватку. Однако даже если Элсид нарушит правила и попытается прийти отцу на помощь, у него все равно ничего не выйдет – вход в клетку загородил Квинн. Вот почему в качестве судьи члены стаи пригласили чужака.

Внезапно все закончилось. Серый волк схватил черного за глотку. Перегрызать ее он не торопился. Может, Джексон бы и продолжил борьбу, если бы не многочисленные раны. У него не осталось сил. Израненный и обессилевший он лежал на полу и скулил. В помещении воцарилась тишина.

– Победил Патрик Фурнан, – хладнокровно объявил Квинн.

И в тот же момент Патрик Фурнан перегрыз горло Джексону Хервексу.

Глава 16

Квинн занялся уборкой помещения. Судя по его неспешным действиям, он уже не раз участвовал в подобных мероприятиях. Потрясенная произошедшим, я совершенно ничего не понимала, однако заметила, что верзила отдает четкие указания, как поступить с реквизитом для состязания. Члены стаи разобрали клетку и арену с молниеносной скоростью. Уборщики отмывали пол от крови и другой жидкости.

Вскоре в помещении не осталось ни следа схватки. Патрик Фурнан превратился в человека. Доктор Людвиг обрабатывала его раны. Их было немерено, жаль только, что ни одна из них не была смертельной. Стая ничего не имела против жестокости Фурнана. Но я не могла смириться с таким неоправданным варварством.

Элсида утешала молодая вервольфиха по имени Мария Стар Купер – я ее немного знала.

Мария Стар, обняла Элсида и нежно поглаживала его по спине, оказывая поддержку своим молодым телом. Я прекрасно понимала, что сейчас Элсиду нужно побыть в обществе другого вервольфа. Я хотела обнять его, но, приблизившись и посмотрев ему в глаза, еще раз убедилась, что Хервексу-младшему моя поддержка не требуется. Мне было очень больно; но тут речь не обо мне и о моих чувствах.

Клодин рыдала, уткнувшись в плечо брата.

– Она такая ранимая, – прошептала я. Странно, что я сама не плачу. Но меня волновал только Элсид; его отца я практически не знала.

– Клодин прошла через вторую Войну Эльфов, в Айове. Она сражалась бок о бок с лучшими из них, – покачав головой, начал Клод. – Я видел, как поверженный гоблин в предсмертной агонии показал ей язык, а она рассмеялась. Но как только Клодин выходит в свет, она размякает и становится очень чувствительной.

56
{"b":"531","o":1}