ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но оба раза наталкивался на категорический запрет молодого лекаря, отказывавшего допустить его к больной.

Господина Бергассу это крайне раздражало — он предпочел бы действовать другими методами.

Но там, где речь идет о княжеской свояченице, бесцеремонность, уместная с какой-нибудь простолюдинкой, неприменима.

Демонстрируя рвение, комиссар предъявлял непомерные претензии и, встретившись с князем, подробно изложил суть мероприятий, необходимых в ходе расследования.

Замкнувшийся в своем горе князь горячо его благодарил и дал понять, что не поскупится на награду.

И господин Бергассу, проявляя горячий интерес к сановнику его величества русского царя, подумал, что эта награда могла бы выражаться в кусочке синей, зеленой или желтой ленточки, которая прибавила бы еще один цветовой нюанс к бутоньерке комиссара.

Ввиду того, что дело Березовых получило широкий резонанс, сам начальник сыскной полиции тоже разрывался на части.

Последний — маленький человечек с подозрительными, бегающими глазками, прыгающей походкой и селитрой вместо крови в жилах — был большим знатоком своего дела.

В то время как господин Бергассу, подражая героям обожаемого им автора, увлекался беллетристикой, начальник сыскной полиции пускал по следу самых расторопных шпиков и действовал методично и последовательно.

Во-первых, совершено ли данное преступление профессионалом?

Да, и еще раз да.

Стекло из одной створки окна в детской высажено очень аккуратно, что свидетельствует об опытной руке. Смоляной шар, налепленный в центре стекла и предназначенный для того, чтобы оно вылетело целиком от одного резкого движения и не упало, указывает на человека, которому не впервой заниматься взломом.

Господин Гаро перебрал всех известных грабителей, способных на убийство.

В течение не более четверти часа его феноменальная память выдала около двухсот пятидесяти имен способных на все головорезов, которых можно обезвредить, лишь взяв с поличным.

За какие-то сорок восемь часов он уточнил их алиби — когда в дело замешана политика, полиция бывает чрезвычайно расторопна.

Таким образом, для более серьезной проверки осталась лишь дюжина бандитов.

Между тем забрезжил огонек, осветивший это ведущееся на ощупь, но с крайним терпением расследование.

Господин Гаро получил от комиссара полиции района Эпинетт интереснейший рапорт, сообщавший о самовозгорании человека в доме № 52 по улице Де-Муан.

В принципе, документ был интересен скорее с точки зрения физиологии, и господин Гаро вряд ли бы на нем задержался, если бы не одна поразившая его деталь.

У стариков пьяниц, один из которых умер столь необычайной смертью, не было детей, а в рапорте говорилось о детском плаче, часами доносившемся из их квартиры.

Этот факт, незначительный с виду, показался сыщику откровением.

С замечательной интуицией, присущей людям, чей ум всегда готов к новым гипотезам, он смекнул:

— Ребенка старикам подбросили… Ах, если бы это оказался тот самый!

Тысяча против одного, что предположение ложно, и все-таки надо попробовать.

Без проволочки Гаро позвонил в комиссариат Эпинетта.

— Ничего не трогайте на улице Де-Муан, пятьдесят два. Я еду.

Там еще все оставалось без изменений — ожидали судебно-медицинского эксперта.

В сопровождении секретаря Гаро сел в машину, и они помчались.

Через полчаса одновременно с доктором и его заместителем они прибыли на место. Зрелище оказалось действительно жутковатое и было рассчитано на закаленные нервы.

Воистину необычайный факт, живо заинтересовавший судебного врача — почти все тело Лишамора превратилось в пепел.

Комната была полна вонючей сажи, покрывавшей потолок и карнизы.

На паркете застыли пятна жира, фрагменты обгоревших костей, при малейшем прикосновении превращавшихся в сизый пепел.

Среди этого тотального распада уцелело немного — кусок нижней челюсти, половина ступни и затылочная часть черепной коробки.

Вот и все, что осталось от старого пьянчуги.

— Жена где? Где его жена? — сразу же спросил господин Гаро, перебив доктора, который как раз показывал представителям власти, что в стуле старика выгорело лишь набитое соломой сиденье.

— Лежит в соседней комнате смертельно пьяная, — отозвался комиссар.

Господин Гаро прошел туда, где старая мегера бросила малыша Жана, а Бамбош переодевался в вечерний костюм.

Он увидел омерзительную груду жира. Старуха была неподвижна. Дотронувшись до нее, полицейский обнаружил, что она чуть теплая и к тому же, кажется, уже не дышала.

«Только этого не хватало, — подумал про себя сыщик. — Похоже, вместо одного покойника мы заимели двоих».

— Что случилось, господин Гаро?

— Старуха-то мертва.

— Мертвехонька, — подтвердил врач после беглого осмотра. — Придется делать не одно вскрытие, а два.

— Проклятие! Это осложняет дело. Можете ли вы установить причину смерти?

— Должно быть, неумеренная доза алкоголя, которая вызвала кровоизлияние в мозг, либо отравление, либо удушье. Вскрытие покажет.

— Но что сталось с ребенком? — спросил начальник сыскной полиции у комиссара.

— Я его не видел, но упомянул в рапорте о доносившемся детском крике лишь по показаниям свидетеля, первым сообщившим нам о случившемся.

— Значит, ребенок исчез?

— Вне всякого сомнения.

— А что за человек, этот свидетель?

— Рабочий, живущий этажом выше. Чуть не угорев, он вовремя проснулся и, выбив у соседей дверь, немедленно побежал в комиссариат.

Господин Гаро, перепрыгивая через ступеньки, помчался на верхний этаж. В двери Леона Ришара торчал ключ.

Он постучался и вошел, не дожидаясь приглашения.

Молодой человек, предполагая, что полиции могут понадобиться дополнительные сведения, остался дома. А так как он не привык терять времени, то сейчас, в минуты досуга, читал одну из своих любимых книг.

Оглядев скромное, но ухоженное холостяцкое жилье, шеф полиции в мгновение ока воссоздал жизнь этого примерного работяги.

Маленькие военные трофеи свидетельствовали о почетном прошлом. Аккуратно расставленные на полках книги — о серьезном образе мысли и тяге к знаниям. Названия разбросанных на письменном столе газет указывали на то, что юноша отдает предпочтение изданиям передового направления.

Леон Ришар поднялся навстречу гостю, которого тотчас же узнал по многочисленным фотографиям и гравюрам, растиражированным прессой.

Господин Гаро любезно ответил на приветствие, скользя проницательным взглядом по корешкам книг.

Да он социалист! Славный трудолюбивый малый, кристально честный, с мозгами, нафаршированными политикой… Поведения, разумеется, безупречного… Знаю я эту породу людей…

Ах, господин Гаро, если бы сильные мира сего тоже ее знали.

Но господин Гаро отличался точным умом, страсти над ним не довлели, и он не позволял сбить себя с толку личным симпатиям и антипатиям.

Истина — прежде всего.

Начальник сыскной полиции коротко допросил Леона, отвечавшего на вопросы с исчерпывающей точностью, но, к сожалению, мало что смогшего добавить к уже сказанному.

Предположение, что он мог стать жертвой галлюцинации и детский плач ему просто померещился, Ришар категорически отверг.

— Я его явственно слышал, месье. И могу это официально засвидетельствовать.

— Не кажется ли вам, что старики издевались над этим крошечным существом?

— Кто знает? Они пели, кричали, бранились между собой… Я бы не обратил внимания на весь этот шабаш, если бы до меня не донеслись жалобные вопли несчастного малютки…

— А вы не замечали, чтоб к этим вашим старикам ходили какие-нибудь подозрительные личности? Возможно, вы сталкивались с кем-либо из них на лестнице.

При мысли, что его могут заподозрить в чем-то похожем на шпионство, Леон Ришар побагровел, но дипломатично ответил:

— Месье, я никогда на обращаю внимания на то, что происходит вокруг. Что же касается подозрительных лиц, я не обладаю специальными познаниями, чтобы судить, кого из незнакомцев можно считать подозрительными.

13
{"b":"5343","o":1}