ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Патрон, при всем моем уважении к вам, должен заметить, что вы рехнулись.

— Это ты, сударь мой Жюстен, ума лишился.

— Очень может быть. Но в чем это выражается?

— Я заплачу пять тысяч чистоганом, только бы этот проклятый мазила очухался.

— И это после того, как вы отвалили солидный кушза то, чтобы привести его в такое состояние?!

— Да!

— Ну, значит, вы задумали какую-то адскую комедию!

— Верно говоришь — «адскую». Перед тем как порешить, я хочу лишить его чести. Жизнь его я, можно считать, взял. А теперь я хочу покрыть его позором, сравнять со всякими висельниками… А то, чего я захотел, я добиваюсь. Уж он меня попомнит!

— Шикарная идея, патрон! Пусть узнает перед смертью, что его подружку оприходовали все, кому не лень! Великолепная месть!

ГЛАВА 29

Несмотря на все свои благие намерения, несмотря на смертельную опасность, которой он подвергался, внедряясь к «подмастерьям», первого преступления бедняга Боско предотвратить не сумел…

Подозревал ли таинственный и страшный главарь, увидя Боско один-единственный раз в день его посвящения, что парень ведет двойную игру?

То, что его одного-одинешенька оставили в катакомбах, было ли это обычным недоверием ко всем новичкам или же применили такую меру исключительно к Боско?

Бедолага, находившийся, вне всякого сомнения, под влиянием наркотика, подмешанного ему в вино, заснул мертвым сном, но даже сквозь сон мучился мыслью: «Кто же спасет Леона? Кто защитит Мими?»

Боско медленно приходил в себя, даже не представляя, сколько он проспал. В голове гудело, во рту пересохло, мысли путались. Ему понадобилось немало времени, чтобы прийти в себя.

Осмотревшись и осознав, что находится в каком-то месте, без стен и потолка, Боско припомнил свою бродяжью жизнь, с ее всевозможными ситуациями, в которые приходилось попадать.

Тут и там коптили тусклые ночники, порождая под сводами чудовищные движущиеся тени. В полумраке виднелись в живописном беспорядке расставленные стулья, угадывались очертания лежанок.

Над всем этим хаосом витал запах снеди, табака, алкоголя.

Наконец Боско пришел в себя и пробормотал:

— «Подмастерья»! Я нахожусь в катакомбах!

И снова его больно ранила мысль, мучившая бродягу перед погружением в сон: «Леон! Мими!»

Одному грозит опасность потерять жизнь, другой — честь! Воспомнив об этом, он соскочил со своей лежанки, будто его током ударило.

«Во что бы то ни стало надо отсюда выбраться», — скомандовал он себе.

Однако уж слишком хорошо знал Боско все парижские задворки, чтобы не понять: это невозможно!

Ах, если бы он был не один! Если бы здесь остался кто-нибудь из «подмастерьев», ловко, как демоны, улизнувших из подземелья!

Оплакивая свое бессилие, он пребывал во власти тяжких раздумий, как вдруг услышал, что рядом кто-то громко сморкается.

Кто-то живой был здесь, совсем близко!

Какой-то человек, ворочаясь на диване, потянулся и забормотал пьяным голосом:

— О, мой Бог, какое тяжкое похмелье! Какое похмелье…

Боско приблизился и сразу же узнал стонущего.

— Это ты, Франжен?! — в удивлении воскликнул он.

— Я… — ответил Франжен. — Шишка, всегда к твоим услугам… А ты кто такой?

— Я — Боско.

— Ах да, вспомнил. Ты вчера прибился к «подмастерьям». Вчера?.. Или позавчера?.. Не помню точно… Я отоваривался вином в дорогих магазинах, вот начальник и запер меня здесь… Пойду-ка я, пожалуй, сосну еще часок-другой.

— А мне что-то тут душновато, воздуха бы вдохнуть, — сказал Боско.

Пьянчуга радостно заржал:

— Ты, старина, что ж, до ручки дошел?

— С чего бы это?

— Ты что ж, не знаешь, что новичок должен добрый месяц гнить в подземелье?

Боско как кипятком ошпарило.

— Месяц?! — сдавленным голосом едва выговорил он. — Тогда они пропали…

— Кто — они?

— Не важно, мои приятели…

— Ну-ка не темни. Да и с кем — со стариком Франженом, с самим Шишкой?! У тебя где-то есть хорошенькая милашка? Так я могу ей от тебя весточку передать, какие-нибудь мелкие порученьица исполнить…

— Да нет, я предпочел бы выйти на волю сам.

— Выйти, когда хозяин не разрешил? Невозможно! Пулю в лоб схлопочешь! С Бамбошем шутки плохи…

— Бамбош? А кто это такой?

— Да ты что?! Он — главарь «подмастерьев»!

— Я в жизни не слыхал, чтоб его так при мне называли.

— Забавно. А ведь ты наперечет знаешь всю шпану, из которой первые — «подмастерья».

— Да, конечно, но так случилось, что я никогда с ним не пересекался. Так вот, возвращаюсь к моему вынужденному заточению: что, действительно улепетнуть никак невозможно?

— Невозможно. Это, можно сказать, своего рода посвящение в арпетты.

— Но это же подло! — вне себя воскликнул Боско, мучимый мыслью о Мими и Леоне, обреченных на муки мерзким Бамбошем.

— Тьфу, — ответил Франжен, именуемый Шишкой, — выкрутиться всегда можно.

— Так я как-нибудь смогу отсюда выкарабкаться? — вопросил Боско.

— Нет, не сможешь, но я знаю, где хранятся запасы вин и ликеров… Если туда проникнешь да пару-тройку бутылей отопьешь, так время пролетит очень и очень приятственно…

Эти несколько оброненных пьянчугой слов поспособствовали тому, что у Боско зародился отчаянный план.

Франжена Шишку, восемнадцатилетнего паренька, которого алкоголизм толкнул на преступный путь, Боско знал хорошо. Знал он и то, что, подпоив Шишку, с ним можно делать практически все что угодно, веревки из него вить.

Боско притворился, что целиком и полностью разделяет желания пьяницы и готов потакать всем его желаниям.

— Так ты говоришь, что мы должны оставаться здесь, запертые, как крысы в норе?

— Да, потому что иначе я и ломаного гроша за твою шкуру не дам.

— Ну что ж, пойдем, хоть глотку промочим. Хорошая порция спиртного заставит меня позабыть о том, что на земле сейчас день в полном разгаре…

— В добрый час! Ты, братишка, настоящий кореш! Давай-ка выпьем!

Шишка знал все входы-выходы в подземелье и провел Боско по неосвещенной галерее, из которой доносился сильный винный запах. Он зажег «летучую мышь», и перед потрясенным взором Боско предстало невообразимое количество бочонков — больших, маленьких, всех форм и размеров. Кроме них там находились в определенном порядке разложенные бутылки, а также плетеные корзины, тоже наполненные бутылками с блестящими этикетками, сулящими массу возможностей.

Два друга припали к ящику с настоящим бургундским, истинным вином для ценителей. Каждый откупорил по бутылке и сделал из нее изрядный глоток.

— Превосходно! — воскликнул Шишка, полоща вином глотку.

— Настоящее вино для знатока, — откликнулся Боско, тоже понимавший в этом толк.

Как опытные пьяницы, они мгновенно опустошили свои сосуды.

— А ежели попробовать еще и другие марки? — предложил Боско.

— Как знаешь, — ответил Шишка.

— А что, как золотое шампанское?

— Тьфу, это вино для англичан или же для русских…

— Не скажи! В нем наверняка что-то есть, иначе оно не стоило бы так дорого!

Они раскупорили шампанское, и пробки с грохотом взлетели в потолок.

— Скажи-ка мне, а твой Бамбош не устроит нам нахлобучку, когда увидит, как мы разделали его погреб, — спросил Боско, осененный одной идеей. — Не обидится ли он, увидя, что мы с тобой стянули кое-что из его погребов?

— Не бойся, — откликнулся Шишка и засмеялся. — Наличными у него не разживешься, но касательно выпивки — он ничего не зажимает. Всяк «подмастерье», оставленный в подземелье, может пить, пока окончательно не налижется.

— Славное дельце! Ну, будем!

Выпивая, Боско оставался совершенно спокойным и превосходно владел собой.

Шишка, напротив, стал болтлив и начал петь песни.

Боско заставил его выдуть еще бутылку шампанского — время не терпит.

Когда тот дошел до кондиции, он вдруг спросил:

— А где ты здесь веселишься, когда уже более-менее надерешься?

48
{"b":"5343","o":1}