ЛитМир - Электронная Библиотека

Пат Бут

Малибу

АНСЕЛЮ АДАМСУ, РОБЕРТУ

МАППЛТОРПУ И МЭНУ РЕЮ

С БЛАГОДАРНОСТЬЮ

ЗА ПРЕДОСТАВЛЕННЫЕ МЕМУАРЫ

ПРОЛОГ

«Порше» пронзил светом фар ночное шоссе и оставил после себя горячий ветер, с гулом пронесшийся по каньону Малибу. В ночи были слышны и другие звуки, и урчание автомобиля не заглушало завывание койота, пульсирующее стаккато вертолета пожарного департамента, патрулирующего горы Санта-Моника, гул далекого прибоя. Руки водителя «порше» в перчатках из красной кожи повернули руль, и машина стала подниматься в горы. Внизу оставалось залитое лунным светом Тихоокеанское Береговое шоссе, раскинувшееся неоновой лентой вдоль океана.

Еще одно движение руки, и в салоне раздались звуки сладкого голоса Глэдис Найт, льющиеся из магнитолы «Блаупункт». Она пела о человеке, который решил покинуть Лос-Анджелес в поисках лучшей доли, о человеке, который уезжает в полночном поезде, чтобы никогда уже не вернуться. В этом месте водитель засмеялся — и это был страшный, жестокий смех. Песня попала в точку! Сегодня вечером тоже ожидается отъезд. Уже сегодня будет разбито сердце. В графстве Лос-Анджелес поселятся страх и ненависть.

От мыслей водителя «порше» отвлекла тень орла Его крылья, как сказочное видение, величественно смотрелись на фоне серебряного сияния луны. Затем полные злобы глаза вновь вернулись к дороге. Какое-то время спустя водителя охватила внезапная дрожь. Он узнал голос адреналина, полный напряжения, мобилизующий все его силы. Нога полностью утопила газ, и смертоносная машина помчалась навстречу предначертанному.

На шоссе Мулхолланд «порше» притормозил и уткнулся носом в кучу гравия на обочине. Свет фар высветил глубокий обрыв. Руки в перчатках выключили мотор, и в наступившей тишине было слышно лишь тяжелое дыхание. Потом руки дотянулись до канистры, и она, грохоча по каменистому склону, пролетела вниз, пока не нашла себе пристанище в глубокой расщелине. И снова маниакальный смех раздался в тишине. Это была всего лишь канистра, но сейчас она стала смертельной угрозой. Впереди был путь к власти, к миллиардам.

Теперь водитель действовал стремительно. Руки схватили садовый шланг, который лежал на красном кожаном заднем сиденье. Раздался щелчок дверного замка. Затем шланг был вставлен в бензобак «порше», другой конец его свесился с обрыва. Адская смесь запахов высокооктанового бензина, шалфея и эвкалипта пропитала ночь. Бензин булькающим ручейком стекал вниз на сухое ложе каньона. Здесь давно уже не было дождей, и земля высохла. Мелкий дубовый кустарник погибал от засухи и песчаных ветров, проносившихся по каньону в сторону океана.

Водитель вернулся к машине, щелчком включил ключ зажигания. Глаза остановились на указателе уровня бензина в баке. Когда бензобак опустел, шланг был выдернут и заброшен в багажник машины. Водитель подошел к кромке каньона в поисках дома. Он напряженно всматривался в лежащую внизу долину. Дом, окруженный зарослями, словно прятался в складках гор. Ползущий вверх жасмин обвивал изящную лепнину. Жертва спала. Ветер Санта Анны кружился в ожидании пламени. Укрытая от ветра руками в красных перчатках обычная зажигалка фирмы «Бик» загорелась неровным пляшущим пламенем. Огонь побежал вниз, к земле, влажной и темной от пролитого на нее бензина. Ветер устремился к нему, чтобы помочь разгореться в полную силу и достичь желанной цели. Нестерпимый жар заставил водителя отступить. Двери «порше» вновь открылись и захлопнулись, двигатель заработал. Спустя секунды под шинами заскрипел гравий, и автомобиль тронулся с места в сторону безопасного океанского берега. А вниз по каньону устремился оранжевый огненный шар. Он катился, окрашивая облака в непередаваемо жуткие цвета. Гул пламени и иссушающая жара со скоростью в семьдесят километров в час неслись огненным смерчем к беззащитному домику и его обитателю. Луна, скрытая дымом, превратилась в маленький футбольный мяч, потом, и вовсе исчезла. Наконец дым рассеялся и стало видно, как пламя ударило в дом. Оно проникло через открытые окно, зажгло занавеси. Пожрало заросли кустарника. Огонь взорвал стекла цветных витражей и ворвался в дом по широким деревянным лестницам. Жертва уже не спала, человек проснулся буквально за несколько секунд до следующего вечного сна. Жертва прижалась спиной к стене, в глазах застыл ужас. Руки вскинулись в тщетной попытке остановить неотвратимое. И уже не было сил и времени помолиться Господу, Деве Марии во спасение. Была только смерть в Малибу, гнев Господень, так неожиданно сорвавшийся с небес.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Пэт Паркер была истинным детищем Нью-Йорка. Вот и сейчас она твердо знала, что ей единственной удалось получить разрешение на фотосъемку. Сидя в наэлектризованной человеческими эмоциями аудитории, Пэт скрючилась на самом краешке сцены. Юбочка из черного джерси задралась и выставила на обозрение круглые ягодицы, но ее это не волновало, ведь надо было не упустить момент и сделать снимок. На сцене, как всегда, события разворачивались стремительно, и важно было не спать. Волшебный миг удачи не станет никого ждать. Ее занимало сейчас, как побыстрее поймать фокус и не промахнуться с быстроменяющимся освещением. Она распласталась на сиденье, показав публике свои маленькие шелковые черные трусики. Но свою работу Пэт делала точно и профессионально. Ее «Никон» с электропроводом замер в руках, как будто стал частью ее нервов, ее кровью, ее плотью. Загорелось зеленое табло, говорящее, что фотокамера готова к работе, и Пэт приготовилась плавно нажать на затвор.

В Бруклинской музыкальной школе, где проходило шоу, Мадонна и Сандра Бернар интриговали публику. Пэт была заворожена, как и все остальные, но не уставала отщелкивать все пикантные подробности. У нее колотилось сердце, груди тяжелели и наполнялись сладким томлением, но тем не менее она вознесла молитву, чтобы ничто не помешало ей отснять все кадры и удачно проявить пленку…

У Пэт были чудесные аквамариновые глаза, совершенной формы нос, и чувственный разрез глаз. Но за всем этим таился настоящий компьютер, в который превращались мозги Пэт в моменты профессиональных подсчетов. В нем не было места лирике, оставался лишь чистый холодный расчет. Пэт отсняла почти всю пленку. Перезарядка кассеты займет несколько секунд. Но сколько осталось двум девушкам на сцене до кульминационного критического момента? Перематывать пленку или нет — вот в чем вопрос! А что, если в этот самый момент будет пропущена та единственная сцена, ради которой и стоило возиться? Или рискнуть и использовать один-единственный кадр, но так, как если бы она была снайпером?

— Опусти свой чертов зад, — процедил обладатель билета в пятьсот долларов из первого ряда.

Она даже не обернулась. Еще чего! Ничто сейчас не могло оторвать ее от объектива, а объектив от сцены. Пэт ждала. Ее великолепное тело свесилось с края сцены, в то время как она сама не отрывала глаз от бесконечно длинных ног Сандры Бернар. Пэт посмотрела выше, туда, где бедра Сандры соприкоснулись с бедрами Мадонны…

«Я взяла тебя… малышка…» — пели они в микрофон. И это была песня для всех и для каждого. Но Каждый вкладывал в нее свой смысл.

Не успела Пэт перевести дух, как сцена взорвалась. Из зала шел жар эмоций. Пэт не помнила ничего подобного со времен выступлений Мика Джеггера и Тины Тернер. Мадонна и Сандра были необъявленным дуэтом. Как же пожалеют те шикарные мужчины и женщины, которые уже ушли с представления и направились в ресторан, в его залы «Индокитай» и «Ундокитай», туда, где для них были приготовлены столики.

Пэт Паркер всегда интересовалась разного рода сплетнями и слухами. Она никогда не уходила раньше времени. Вот и сейчас удача вновь улыбнулась ей. Пэт стала обладательницей самой лакомой сенсации дня. Мадонна и Сандра с блеском сыграли эротическую сцену в шоу-программе Леттермана, и завтра в репортаже Пэт в обозрении «Интервью» читателям намекнут, что Мадонна поднялась на еще одну ступеньку в своем сексуальном развитии.

1
{"b":"5361","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Разведенная жена или, Жили долго и счастливо! vol.2
Анна. Тайна Дома Романовых
Свидание напоказ
Смерть тоже ошибается…
Математика покера от профессионала
Бумажная роза (сборник)
Вигнолийский замок
Эффект чужого лица
Век живи – век учись