ЛитМир - Электронная Библиотека

— Отныне я провозглашаю Малибу зоной, свободной от ядерного оружия. Убежищем для чужестранцев и пристанищем для бездомных! Уголком мира, где природа будет под защитой вне зависимости от того, дикая она или нет…

Новый мэр обвел присутствующих взглядом, одарил энергичной улыбкой, полностью уверенный в том, что его слова достигли сердец слушателей. Вполне возможно, что и так, но вежливые аплодисменты уже успели стихнуть еще до того, как он дошел до своего кресла. Латхам понял, что настал его миг. Он встал и пошел к трибуне, стараясь двигаться так, чтобы все смогли оценить его уверенность в себе и поверить в его силу.

— Благодарю вас, Мартин, — только и сказал он. Дежурная улыбка блуждала по его лицу, но общее сосредоточенное выражение всей фигуры говорило, что ничто не сможет нарушить его планов. — Я убежден, что никто здесь, в Малибу, не хочет взлететь на воздух. К счастью, в студенческом корпусе университета в Пеппердине нет пока ракетной базы. Кое-что у нас, правда, есть. Но все это не имеет никакого отношения к ядерному оружию.

Латхам подождал, пока стихнут тихие смешки. Вдруг показалось, что из-за спины этого богача выглядывает мальчишка-озорник. Но все было так мило, что никто даже не подумал рассердиться. Кроме того, многим гостям было по душе растущее напряжение в Пеппердине. Жители, города Малибу вели настоящее сражение со своим университетом. С одной стороны, делались попытки расширить учебную площадь университета и благоустроить береговую полосу. С другой стороны, домохозяева, не желали ничего менять. Пока перевес был на стороне университета, несмотря на шумную кампанию противников.

Латхам вновь вернулся к мыслям о своей новой гостиной. Прикинул, не повредит ли камин полотнам Хокки и Босха? Впрочем, очевидно, ничего плохого не случится, подумал он.

— И я знаю, что мы выполним обязательства по отношению к бездомным и даже, в известной степени, к чужестранцам, если они у нас появятся…

Дик Латхам продолжал говорить, а в то же время не переставал размышлять. Большинство из гостей, которые сейчас его слушали, состояли в партии демократов. В Малибу были, конечно, республиканцы, к числу которых принадлежал и сам Дик. Так, демократы беспокоятся о бездомных. Отлично. Но из этого вовсе не следует, что ими надо заселить прекрасные пляжи Малибу. К тому же это обострит отношения со старожилами. А чужестранцами, без сомнения, окажутся мексиканцы. С ними уже возникли проблемы, когда они просочились из Лос-Анджелеса со своими стилетами и бешеными ритмами, которые они, напиваясь до одури в кабачках, лихо отплясывали. Все это создавало источник постоянной напряженности. Да, это так. Но ведь есть в Малибу парки, которые надо поддерживать в чистоте, кухни, которые требуют уборки. Кто будет мыть машины, ухаживать за садами, поливая их в жару? Кто будет убирать бесконечные пляжи Малибу в суровую зиму, когда штормы буквально переворачивают все вверх дном? Ну и кто-то же должен ухаживать за посетителями ресторана «Малибу Адобе», который открыл бывший мэр Али Макгроу. Но все же проблема с появлением иностранцев в Малибу не так проста для решения.

— Я думаю, мы все пожалеем, что самим нам, жителям Малибу, вряд ли будет под силу решить проблему, которая мне представляется общенациональной задачей. Я уверен, что немногие из вас с радостью прочитают в газетах призывы к бездомным посетить наш маленький Малибу и усесться на нашу не слишком толстую шею. Мне думается, что Мартин, Чарли и Эмилио могли бы подыскать для них более удобное местечко, скажем, в Пойнт-Думе…

Это предложение вызвало громкий смех Чарли Шина. Он очень любил и уважал своего отца, нового мэра Малибу, но отнюдь не разделял его убеждения. Эмилио Эстивес, вероятно, самый занятой человек во всем Голливуде, был известен еще и тем, что никогда громко не смеялся. Сейчас же и он не удержался от легкой улыбки.

— Но мы могли бы полностью согласиться с последним пожеланием нашего дорогого Мартина Шина. Конечно, любая жизнь для нас священна, тут и говорить нечего, И не имеет никакого значения, какая она — дикая или нет. И даже жизнь койота, который только что разорвал и слопал вашу любимую собачку…

Тут Дик Латхам позволил себе громко засмеяться. Его загорелое лицо просто извергало мощные потоки обаяния. Глаза затмевали голубизну океана у него за плечами. Белые зубы, казалось, освещали пляжные дюны ярче, чем само солнце. Седина на висках, нажитая за пятьдесят лет жизни, лишь усиливала его шарм. Далее то, как Дик говорил, привлекало к нему людей. Завораживал его смех. Тот, кто услышал его хоть раз в жизни, неважно, мужчина или женщина, навсегда отдавали ему свое сердце, И вот сейчас все эти чары были пущены в ход.

Собравшиеся смотрели на него, и многие из них знали, что его достоинства вовсе не ограничивались выдающейся внешностью и манерой держаться. Он был не просто человеком вкуса во всем — от брюк от Вилкинсона до дорогих запонок. Дик Латхам слыл одним из умнейших и богатейших людей Америки. И он знал, как приманить и прикормить неверную птицу счастья и удачи, чтобы приумножить свои капиталы. Но не все знали еще одну вещь. Дик Латхам был очень одинок.

Ричард Латхам резко вернулся к серьезному и деловому тону, как если бы просто перекрыл кран и закрыл струю смеха.

— Что бы я действительно хотел сделать в ответ на щедрое и, несомненно, бескорыстное предложение нового мэра Мартина Шина, так это поблагодарить вас за то, что вы пришли в мой дом. До сих пор я не был знаком со многими из вас лично. Но ваша слава, ваши таланты и добрые сердца, отданные на благо нашего общего дела, позволяют мне сделать вывод, что я вас всех уже достаточно узнал.

Дик всмотрелся в присутствующих. Так, польсти им. Побольше, посильнее, не повредит. Кто хоть однажды попробовал вкус славы, отравлен на всю жизнь. И тут маслом каши не испортишь. Дик Латхам знал, что делал. Всем им, чтобы пробиться в своё время в мире кино, потребовалось не терять веру в себя даже тогда, когда в них никто уже не верил… Большинство его гостей знали годы нужды, лишений и унижений, поэтому падки на лесть. И сейчас он льстил этим людям во имя своей цели.

— Никто еще не смог обвинить Джи-Ар в том, что у него доброе сердце, — со смехом подал голос из задних рядов Ларри Хагман. Этот человек, казалось, уже целую вечность жил в Малибу. Вряд ли можно было найти кого-либо еще, кто сделал бы больше для местного общества.

— В таком случае я обвиняю, — поддержал игру Дик Латхам. — Я вижу, как вы из кожи вон лезете, стараясь помочь сохранить отделение «скорой помощи» в Малибу. Человек, у которого в жилах течет рыбья кровь, никогда не стал бы так надрываться…

Его снова заглушили энергичные аплодисменты. Скорая медицинская помощь Малибу оказывала помощь круглосуточно. Но сейчас она была на грани закрытия. Местные старожилы — Джон Кэрсон, Дин Кэннон, Оливия Ньютон-Джон и Майкл Лэндон помогали Хагману собирать деньги на оплату работы ночной бесплатной медицинской службы Малибу. Дик Латхам слегка приподнял руку в немного застенчивом жесте. Но этот жест ничего общего не имел с протянутой рукой школьника на уроке — столько в нем чувствовалось уверенности и силы. Он получил еще очко в свой актив. Пока все идет прекрасно. Он выполнил свою задачу — покорил их! Более того, ему, возможно, удалось их привлечь на свою сторону.

— Вы знаете, что я ваш новый сосед в Малибу. Я уже успел полюбить это место всей душой. Я разделяю вашу озабоченность его будущим. Сегодня я собрал вас здесь для того, чтобы сказать: весь мой капитал, весь мой опыт и знания я отдаю в ваше распоряжение во имя одной цели — чтобы Малибу состоялся как город! В то же время я хочу помочь вам отстоять Малибу от грязных рук тех, для кого он просто источник обогащения. От тех, кому наплевать на этот один из красивейших уголков мира.

Это был кульминационный момент замысла Ричарда Латхама. Его слова «весь мой капитал» были много больше, чем просто слова. За ними стояли десять миллиардов долларов. Его адвокаты уже были готовы обмерить все границы Малибу от Сансет-Бульвара до границ с графством Вентура. Президент США мог бы позавидовать внушительному списку средств массовой информации — журналов и газет, радио и телевидения — на который распространяется влияние Латхама. И сегодня эта самая финансовая мощь предлагала обитателям Малибу свою помощь и обязывалась выступить на их стороне. Войну можно было считать уже выигранной. Это был волшебный миг. Но Латхам продолжал наступление.

11
{"b":"5361","o":1}