ЛитМир - Электронная Библиотека

Размышляя таким образом, Дик в очередной раз болезненно ударился плечом о выступ скалы. Тоннель продолжал свой извилистый путь. Тут впервые холодок пробежал по спине Латхама. Он осознал, что не знает, куда ведет его этот узкий тоннель. Он мог окончиться выходом в океан. А мог оказаться тупиком. А сзади него плыл Тони. Латхам взглянул на воздушный датчик. Он показывал, что израсходовано около половины воздуха. Его оставалось еще на пятнадцать минут.

Неожиданно вода снова забурлила вокруг него и снова потащила с большой скоростью по тоннелю. Он зацепился маской за что-то, и та слетела в воду. Загубник также выскочил изо рта, и Латхам с изумлением понял, что в этой водной сумятице он не найдет маску и не сможет поймать загубник. Воздух был только тот, что в баллоне, и тот, что остался в легких. Дик судорожно забился, завертелся, пытаясь поймать скользкий загубник, найти маску. В это мгновение он угодил правой ногой в какое-то отверстие, попытался выдернуть ногу, но окончательно застрял. Пытаясь освободиться из капкана, Дик случайно оторвал загубник и потерял перчатки. Воздух в баллонах был, но до него уже не добраться. В довершение всего фонарь выпал и лежал бесполезным светлячком на дне тоннеля.

«Ну что, Дик Латхам. Ты прожил насыщенную жизнь. И всегда и во всем поступал как хотел. Вот и сейчас ты по своей воле оказался в той ситуации, куда загнал себя — пронеслись страшные мысли в его мозгу. Дик попытался повернуться, чтобы дать знак Тони не приближаться к нему, чтобы и он не попал в водную ловушку. При этом он стиснул зубы и продолжал вырываться из смертельных объятий каменного капкана, удерживавшего его ногу. Вода вокруг бурлила и кипела, пробивалась сквозь плотно сжатые губы, лезла в нос. Сознание начинало затемняться, тщетно борясь с недостатком кислорода. Неожиданно четко и остро Дик осознал, что сейчас он умрет. Без кислорода, без маски, без фонаря он умрет. При этом совершенно безразлично как — в каменном капкане или, вырвавшись из него, просто захлебнется в этом узком тоннеле. А там, наверху, на спокойной глади спокойного океана его сейчас ждет инструктор-подводник Джо, даже не догадываясь, в какую переделку по своей собственной глупости попал один из его лучших учеников Дик Латхам… Даже если бы Тони удалось развернуться в этой каменной кишке, у него просто бы не хватило воздуха на обратную дорогу, да еще с обессилевшим Латхамом на буксире…

Дик Латхам продолжал бороться за жизнь, но с каждой секундой все больше слабел. Но даже в этот момент он удивился. Он слышал от многих людей, переживших катастрофы, что в последние мгновения перед ними проносилась вся их жизнь. Дик же ничего такого не испытал, и ему стало немного обидно, что у него все не как у людей. Внезапно он понял, что совсем не хочет умирать. Нет, черт возьми! У него осталось еще столько дел, которые надо сделать, и которые может сделать только он, Латхам. Осталось столько женщин, которых он должен познать. Наконец, кто же будет заниматься его журналом «Нью селебрити» без него? Кто перережет ленточку на открытии новой киностудии «Космос»?

Дик Латхам напрягся в последнем, поистине героическом усилии, напружинил свои мускулы. Мысль о том, что его соперник Тони сейчас наблюдает картину его гибели, придала ему решительности. Наконец ему удалось выдернуть ногу. Он весь ободрался до костей, и кровь клубами окружила Латхама. Теперь задача немного облегчилась. У него появилась надежда, правда, один шанс из тысячи. Но шанс был! Следующая ударная волна могла расшибить его в лепешку об острые скалы или как катапульта выбросить его из тоннеля в открытый океан. Иного в данной ситуации не было дано.

И вот пришла новая волна. Она бросила его вперед, в полную темноту, навстречу неведомому. Дик даже не успел сотворить молитву, как полетел куда-то. Его полет завершился ударом, отозвавшимся фейерверком искр, брызнувших из глаз. Он почти потерял сознание и начал медленно сползать вниз, опускаясь у той самой стены, на которую его бросила волна. Дик уже не сопротивлялся. Он постарался расслабиться, едва пришел в себя, представил, как вода проникает в него, заполняет легкие, желудок, как он становится одним большим бидоном с морской водой и обретает вечное успокоение в водной могиле.

Неожиданно мрачные мысли были прерваны грубым вмешательством. Чья-то крепкая рука подняла его, словно мешок с опилками, и потащила вперед. Губы Дика ощутили резиновый вкус загубника и судорожно вцепились в него. Живительная струя воздуха проникла в легкие Латхама, изгоняя мрачные мысли о близком конце. Он снова воспрял духом и с благодарностью взглянул на своего спасителя. Им был Тони Валентино. Он не испугался каменного мешка, куда угодил Дик Латхам, не потерял маску, не порвал шланг с кислородом, не выронил фонарик. Вдобавок он еще и подхватил обессиленного соперника и дал ему шанс выжить. Все эти мысли промелькнули в мозгу у Дика, и он в знак благодарности сжал плечо Тони. Тот понял его жест признательности, покачал головой и пальцем указал вперед. Дик кивнул, и они поплыли, попеременно обмениваясь одним загубником, дыша по очереди из одного баллона со сжатым воздухом. Соответственно запасы его сократились тоже вдвое. Если сейчас им не улыбнется удача, их положение снова можно было бы считать безнадежным, но уже для обоих. Тоннель снова резко повернул и чуть расширился. Но водная пучина не торопилась их так легко отпускать. Она приготовила им новый сюрприз. Неожиданно они попали во встречное течение, которое практически свело на нет все их усилия продвинуться хотя бы на несколько сантиметров. Тони и Дик судорожно загребали руками, отталкивались ногами, но едва удерживались на месте, если не откатывались назад. Они потратили несколько драгоценных минут на эту судорожную борьбу с неослабевающим встречным течением. Наконец им показалось, что сила напора воды чуть ослабла. Дик отчаянно заработал руками и ногами, Тони не отставал от него. Неожиданно, они даже сами не поняли как, пловцы оказались выброшенными из тоннеля в открытый океан. До поверхности было несколько метров, которые они просто пролетели. Как же сладок воздух, когда он вливается живительным потоком в легкие! Несколько минут они покачивались на поверхности океана, потом медленно поплыли к берегу. Там на узкой береговой полосе они молча растянулись. Они стали друзьями. Дик был обязан своей жизнью Тони. Сейчас они лежали и отдыхали. Все слова найдутся позже, когда они осознают, что пережили, как чудом смогли спастись…

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Эмма Гиннес восседала в главном зале своего редакционного здания на внушительном кресле. С него она обычно вела все летучки, объявляла все благодарности и устраивала все разносы.

— В нашем журнале я собираюсь публиковать только отборные материалы. Я хочу представлять в нем новую Америку. Мне надо, чтобы на моих страницах были имена писателей, кончивших Гарвардский и Йельский университеты, никак не ниже. Но они должны и выглядеть соответствующим образом. Мозги без внешнего благообразия мало чего стоят в девяностые годы.

Эмма грозно окинула взглядом комнату, выискивая малейшие проявления сопротивления или инакомыслия. Она жадно выискивала смельчака, готового бросить ей вызов, чтобы подавить его безумную храбрость и внушить надлежащий ужас и трепет перед собой в назидание всем. Кто готов был стать жертвой? Ответа на ее вопрос не было. Не было никаких признаков бунта или саботажа. Никто не желал себе зла…

— Мне нужно, чтобы в журнале появился изящный, утонченный секс. Меня совершенно не волнует, нравится это вам или нет, но он должен быть! Все предсказывают близкий крах изданиям, рискующим публиковать эротику, но конец так пока и не наступил. Конечно, когда-нибудь девятый вал пуританской волны нас всех накроет, но, пока это не случилось, будем радоваться маленьким прелестям жизни в Америхе в начале девяностых годов двадцатого века. Но мне нужна не просто изощренная эротика. Мне нужна грязь в сочетании с самым высоким искусством. Вот чего я от вас добиваюсь. Могу лишь подсказать вам общее направление поиска. Возьмите знаменитый девиз «Плейбоя» — «смотри, но не трогай». Примерно так же должна выглядеть ваша художественная эротика на страницах моего журнала. Да, грязь и высокое искусство! Именно так! — Эмма даже хлопнула ладонью по столу, как бы подтверждая генеральное направление развития журнала, оглядывая требовательным взглядом редакционный состав, который она смогла набрать из самых лучших специалистов, которых вообще можно достать за деньги.

48
{"b":"5361","o":1}