ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну-ну, – улыбнулся Орбод и подвинулся, пропуская девочку к бумаге. – Читай! Про тебя он хорошо написал, не то что про нас.

– Да уж, – буркнул Андихе, но, помня про обещание, продолжать не стал.

Кызя прочла. Причем, вслух и с выражением:

– Передо мной два дядьки в сером:
Один – с улыбкою кривой,
Другой – угрюмый. И без веры
Они беседуют со мной.
Кричат, фырчат, ругают громко —
Я понял, что пропал уже…
Светловолосая девчонка
Одна лишь дарит свет душе.

– М-да, – почесал затылок Орбод.

– Теперь поверили? – спросил Хепсу.

– М-да, – снова сказал умник. – Теперь поверили. Пойдем-ка, Андихе, выйдем.

Умники отправились в коридор, плотно прикрыв за собой дверь. Хепсу сразу же бросился к Кызе:

– Ты как в корабле оказалась?!

– Я ведь сказала отцу: если он тебя продаст, я убегу. Вот и убежала. Я тоже обманывать не привыкла.

– Но как ты теперь вернешься?

– Я и не собираюсь никуда возвращаться, – фыркнула девочка. – Отцу я все равно не нужна. У него только деньги на уме! И делишки их грязные мне надоели.

– А здесь ты вообще пропадешь!

– Это мы еще посмотрим! Слышал, на нас лекарства не собираются испытывать.

– Нас собираются куда-то отправить. В какой-то капсуле… В одном кресле.

– Ну и ладно. Зато вдвоем. Со мной не пропадешь! – улыбнулась девочка.

У Хепсу такой уверенности почему-то не было.

Глава 16

Орбод вернулся один. И сказал, отведя взгляд в сторону:

– Ты умный парень, Хепсу. Но это ничего не меняет. Вернее, меняет, но в лучшую сторону. Для нас – в лучшую. Будешь вести записи во время эксперимента.

– Что такое «эксперимент»? – нахмурился мальчик. – Куда вы собираетесь нас отправить?

– Вам все расскажут позже… – Умник заметил, как огорченно застыло лицо паренька, и махнул рукой: – Ладно, расскажу вкратце! Садитесь. – Сам он тоже сел в кресло и закинул ногу на ногу. – Вы уже видели реактивные корабли. Даже поездили в них. А вот ты, Хепсу, никогда не задумывался, что будет, если поставить корабль на корму и включить двигатель?

Хепсу ошарашенно замотал головой. «А ведь и правда? – изумился он. – Что будет? Почему мне это не приходило в голову? Ведь так интересно!..» Глаза мальчика заблестели, и он выпалил:

– А что будет?

– Корабль подпрыгнет и упадет. Потому что создан для того, чтобы двигаться горизонтально. Но если сделать корабль немного иной формы, с более мощными двигателями, с другими особенностями…

– То он полетит вверх! – догадался Хепсу.

– Правильно. Он полетит вверх. И мы сделали такой корабль.

– Но зачем лететь вверх? Там же ничего нет! Только небо, – пискнула Кызя, которая слушала умника, разинув рот.

– Вот мы как раз и хотим узнать, что там, в небе! – Глаза Орбода заблестели. По всему было видно, что ученого и впрямь это интересует.

– Ты сказал, что такой корабль уже есть, – выдохнул мальчик. – Вы запускали его в небо?

– Мы запускали два корабля. Один прямо отсюда, с острова. Но мы не учли, что при большой скорости воздух становится ощутимой помехой! – Увлекшись, Орбод забыл, что перед ним дети, к тому же – маложивущие, и стал говорить не очень понятно. – Сила трения оказала существенное влияние, тяги двигателей не хватило, чтобы проткнуть атмосферу, и корабль упал. Но все равно это был успех. Мы поняли, что корабли могут летать! И второй корабль мы запустили с основы, вдали от островов, там, где нет воздуха. – Умник замолчал, мечтательно закрыв глаза.

– И что?! – дуэтом воскликнули Хепсу и Кызя. А мальчик добавил:

– Что рассказал… тот, кто сидел в корабле?

– В корабле, к счастью, никто не сидел. Там были только приборы: камеры, визоры, самописцы… Часть из них должна была передавать нам данные во время всего полета, другая часть – только фиксировать и записывать.

– А кто же управлял кораблем? – изумился Хепсу.

– Мы. Отсюда. Есть специальные способы, это долго объяснять. И на самом корабле, в спускаемой капсуле, были устройства, которые должны были включить посадочный двигатель…

– Он не включился? Корабль разбился?!

– Нет, не разбился. Он вообще не вернулся.

– Но почему? – Хепсу даже вскочил и замахал руками. – Он улетел за небо? У неба тоже есть край?!

– Вот в этом-то и весь вопрос! – Умник торжественно поднял палец. – Есть мнение, что как раз никакого края не существует. Небо – это то, что у нас под ногами!

Хепсу вновь рухнул в кресло. Его глаза блестели не меньше, чем у Орбода, черные волосы взъерошились.

– Не понимаю, – сказал он таким голосом, что у Кызи покрылась пупырышками кожа. – Как это?..

– Возможно, мир замкнут! – радостно возвестил умник. – Он вывернут наизнанку! Но не в трех измерениях, а в четырех или даже больше. И сгиб этого выверта – над нами. И одновременно – под нами тоже. Похоже, что и небо, и основа – это одно и то же.

Хепсу уже догадался, что основой Орбод называет гладь бездонного «озера». Но то, что рассказывал ученый, не укладывалось в его голове.

– Почему вы так думаете? Ведь это только измышление?..

– Тот корабль… – Орбод зачем-то понизил голос, и он зазвучал таинственно и загадочно. – Когда он поднялся очень высоко и мы потеряли его из виду, кто-то случайно посмотрел вниз, на основу…

– Он увидел его там?! – ахнул Хепсу.

– Он увидел гаснущую искорку. Мы не сразу поняли, что это может быть, ведь там, в глубине, так много искорок! Но все они неподвижны. А эта двигалась, угасая. И мы предположили, что это наш корабль.

– Но он что-то передавал? Ты сказал, там были… приборы.

– Он передавал до тех пор, пока не исчез. Ничего интересного мы не увидели.

– И вы хотите, чтобы это увидели мы?! – голос мальчика задрожал от восторга.

– Да. Но чему ты так радуешься?

– Но как же?! Что может быть интересней: увидеть то, что никто не видел, узнать то, что никто не знает?

– Вы вряд ли сможете вернуться…

– Ну и что! Ведь там тоже есть земли!.. Ведь те искорки – это большие миры?

– Что?! – теперь подскочил Орбод. – Откуда ты это знаешь?!

– Я… не знаю. – Хепсу чуть было не сказал про Учителя и его измышления. – Просто подумал. Это чужие миры светятся там, внизу. Только они очень далеко и кажутся отсюда пылинками. Ведь такое может быть?

– Ты не бес-по-лез-ный!.. – выдавил ученый, хлопая одеревеневшими губами. – Ты настоящий умник!.. Мы сами лишь недавно выдвинули такую теорию…

Хепсу стало очень приятно. Губы его расплылись в улыбке. А вот Орбод его радость не поддержал:

– Только вы вряд ли долетите до этих миров… Они очень, они ужасно далеко! В капсуле кончится воздух, вы умрете, – да что там! – умрет не одно поколение долгоживущих, пока корабль достигнет одного из миров. Если это и правда миры, а не какая-то светящаяся пыль.

– Тогда мы можем повернуть корабль назад. Только вы нас научите, как это делается.

– Если будет куда поворачивать, – вздохнул умник, опускаясь в кресло. – Кто знает, как выглядит оттуда край неба. – Он грустно улыбнулся, повторив придуманную мальчиком фразу.

А потом начались долгие бессонницы учебы и тренировок. Узнав, что двое юных маложивущих не такие уж безмозглые, умники придумали для них более сложную программу, чем предполагалось вначале. Им даже сделали два отдельных кресла, хоть они и весили больше, чем одно «взрослое». Но если в первоначальном плане ни о каком ручном управлении кораблем речи не велось, то теперь появилась надежда, что пилоты смогут развернуть капсулу и вернуться домой. А для этого нужна была свобода движений. Все органы управления тоже дублировались – кто знает, что может случиться с детьми в полете. Впрочем, слово «дети» не употреблялось вовсе, словно умники стеснялись произносить его вслух. Все понимали, что поступают ужасно, рискуя детскими жизнями, но каждый оправдывал себя тем, что это не дети, это – маложивущие. Все равно их век короток; ну какая разница, проживут они на несколько сотен междусоний больше или меньше!.. И все-таки к ним обращались только по именам или называли официальным термином – «пилоты». Им выдали такую же, как у всех, светло-серую одежду, и теперь они почти не выделялись среди умников. Разве что ростом. Но и к этому все быстро привыкли. Дети перестали быть детьми.

23
{"b":"5364","o":1}