ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Может, подпалим их с четырех концов? — предложил Горбач. — Сами повыскакивают!..

— Нет, — не согласился Протас. — Так вся добыча в огне пропадет. Она же наверняка при них. Тут другое придумать нужно. Давай-ка через крышу попробуем!

По приказу атамана десяток разбойников забросили веревки на крышу и с ловкостью диких кошек вскарабкались по ним вверх, увертываясь от ударов копьями из разбитых окон. Мечами и топорами они взломали не слишком прочный настил. Хотя двое сразу поплатились жизнями за излишнюю поспешность, остальные сумели проникнуть в дом. Еще несколько разбойников, воспользовавшись начавшейся среди обороняющихся сумятицей, кинулись внутрь через окна. Почти сразу все было кончено. Сборщика податей — единственного уцелевшего, но чуть живого от страха — выволокли во двор и бросили к ногам атамана.

— Ну, где алмазы прячешь? И остальное, что набрать успел? Говори, пес шелудивый! — рявкнул Протас.

— Алмазы? —выпучил глаза пленник. — Какие алмазы?

— Атаман, мы здесь тюки нашли, — крикнули из дома. — Меха, ткани, серебра немного…

— Сейчас приду, — ответил Протас. — А этого пса бейте, пока не расскажет.

Под истошные вопли пленника он ушел в дом осматривать добычу. Крики и плач, впрочем, слышны были отовсюду: разбойники обыскивали хижины, нещадно расправляясь с теми, кто пытался им помешать, не жалея ни женщин, ни стариков.

Горбач, несколько расслабившись после схватки, теперь вдруг обнаружил, что рядом нет ни Ждана, ни Владия. Тоже по дворам шастают? Кажется, последний Раз они на глаза ему попадались на подступах к этому дому… Вот стервецы! Приказывал же не отходить никуда, рядом держаться!

Разбойники тем временем безуспешно пытались выбить из сборщика податей сведения об алмазах. Умаявшись, один из них подошел к Горбачу:

— Про какие алмазы Протас толковал? Похоже, что этот о них ничего не знает. Мы дух из него скоро вышибем, хлипок больно. Но толк будет ли?

— Ладно, пока оставьте его, — сказал Горбач, мельком глянув на окровавленного человека, валявшегося без сознания посреди двора. — Успеем еще разобраться. А сейчас быстро разыщите мне Владия и Ждана. Пусть бегом сюда явятся!

Они и в самом деле скрывались в одной из убогих лачуг на окраине селения. Но скрывались не от Горбача и не из страха быть убитыми в бою. Опасность была совсем иного рода.

В разгар сражения, следуя за Жданом, Владий оказался в стороне от ватаги, которая в то время уже осадила дом сборщика податей. Получилось так по чистому недоразумению: разгоряченный преследованием какого-то стражника, скрывшегося среди рыбацких построек, Ждан заплутал между многочисленных сарайчиков, низких заборов и погребов, пропахших рыбой. Только выбежав на окраину, увидев за огородами близкий лес, он понял, где они оказались.

И здесь Владий замер как вкопанный. Он не мог бы объяснить своего предчувствия, но, подчиняясь ему, пристально всмотрелся в лесные заросли.

— Давай назад, — задыхаясь от быстрого бега и утирая пот со лба, сказал Ждан. — Мы не туда вышли, наши — слышишь? — в другом конце бьются.

Вместо ответа Владий резко дернул его за руку, увлекая за собой в густую и высокую траву.

— Чего там?

— Вон, левее сосны…

— Не вижу. Хотя… Человек вроде? В черном плаще, один. Так я сейчас с ним в два счета!

— Замри! — приказал Владий.

Черный человек на опушке леса явно поджидал кого-то. Оружия при нем не было, только железный посох. Он прислушивался к доносившимся из селения крикам и звону мечей.

Из-за ближайшего сарайчика вдруг выскочил стражник — тот самый, которого безуспешно преследовал Ждан. Он бросился к лесу, надеясь найти в нем спасение, и почти натолкнулся на стоящего возле сосны человека в черном плаще. Похоже, малый совсем потерял голову. Не раздумывая, он занес меч, чтобы единым махом сразить подвернувшегося на пути незнакомца, хотя тот стоял совершенно спокойно и ничем ему не угрожал.

Человек в черном лишь слегка повернулся к нападавшему — и мгновенно из-под капюшона, скрывавшего его лицо, ударил ярко-алый луч. Стражник рухнул замертво.

— Спасите нас боги! — прошептал Ждан. — Чем он его?

— Подойди и спроси, — едва различимым шепотом ответил Владий. — Может, чего и скажет.

— Как-нибудь в другой раз.

— Надо сматываться отсюда, пока он нас не углядел. Отползаем к погребу, только тихо…

— Смотри, еще кто-то идет!

Со стороны селения к опушке леса осторожно продвигался человек, заметно припадая на левую ногу. Он был в кольчуге и шлеме, в руке сжимал короткий меч. И он очень старался остаться незамеченным.

— Да это же Колченогий, — удивился Ждан. — Что ему нужно здесь? Он должен сейчас охранять наши лодки!

Человек в черном плаще, увидев приближающегося разбойника, сделал несколько нетерпеливых шагов навстречу, будто заждался его. Но даже в своем нетерпении он сохранял надменный и грозный вид.

Это его неожиданное перемещение сразу ухудшило положение Владия и Ждана. Теперь они оказались в опасной близости от таинственного незнакомца и не могли шелохнуться без риска быть замеченными. Прижавшись к земле, они ждали развития событий.

— Почему ты один? — совсем рядом услышали они властный голос. — Где мальчишка?!

— Прости меня, господин! — взмолился Колченогий. — Горбач не отпускает его от себя ни на шаг. Я ничего не смог сделать, мне ведено было оставаться у лодок…

— Тебе ведено было доставить сюда мальчишку. Ты не выполнил моего повеления и будешь за это наказан.

— Но он здесь, здесь! — заверещал Колченогий в ужасе. — Он вместе с другими приплыл сюда, как ты и хотел, мой господин!

— Так приведи его, немедленно, если жизнь тебе дорога!

— О мой господин, как я могу это сделать? Горбач, едва завидит меня вблизи мальчишки, сразу заподозрит неладное. Он и так уже косится на меня. А еще намекал на что-то, будто сам хотел бы встретиться с теми людьми, которые по всему Синегорью разыскивают самозванцев…

— Вот как? Для этого он и держит его при себе? — незнакомец помолчал, что-то обдумывая, затем сказал: — Хорошо. Ступай к этому Горбачу и передай, что нужный ему человек ждет на пристани. Пусть приводит туда своего самозванца. Награда будет достойной.

— Слушаюсь, мой господин! — подобострастно ответил разбойник. — Все в точности исполню!

Колченогий Вирем поспешил в селение, где его сотоварищи уже добивали последних стражников в доме сборщика податей. Он так торопился и был столь напуган разговором со своим новым господином, что, пройдя в двух шагах от скрывающихся в высокой траве мальчишек, не заметил их.

Его господин свернул в другую сторону — на тропу, которая, огибая селение, вела к рыбацкой пристани.

Ждан и Владий, едва Вирем и незнакомец удалились, перебежали в первую попавшуюся ветхую лачугу. Среди хранившихся в ней старых сетей, удилищ и прочего бедняцкого скарба они наконец-то перевели дух и смогли обсудить услышанное.

— Ведь это же про тебя говорили! — с жаром выпалил Ждан. — Тебя Колченогий сдать хочет как самозванца! И Горбач еще… Слава Перуну, что этот тип нас не заметил, ведь мы прямо на него выскочили. Он, наверно, в другую сторону в тот момент смотрел, иначе бы… А как ты-то его углядел?

— Вот это и странно, что мы его заметили, а он нас — нет. Мне в тот миг будто грудь обожгло чем-то, я и замер, как испуганный олень.

Владий машинально прижал руку к груди. Лицо его озарила догадка. Высвободив из-под защитной кожаной рубахи шнурок с родовым княжеским амулетом и чародейским перстнем, он взглянул на аметист. Тот горел тяжелым красным светом.

— Теперь я понял, кто меня об опасности предупредил и глаза черного человека в сторону отвел. Перстень Перуна! Смотри, он и сейчас кровью светится. Значит, беда по-прежнему близко.

— Уходить тебе надо, княжич, — решительно заявил Ждан. — Немедленно уходить. Горбач людей пошлет каждый дом проверить, как только Колченогий ему про этого черного расскажет. Здесь не отсидишься, найдут.

30
{"b":"5365","o":1}