Содержание  
A
A
1
2
3
...
67
68
69
...
89

Очень важно было, чтоб отряд Ждана покинул Лебяжий порог до захода солнца. Еще лучше, если болотные крысы, явившись к реке, не заметят следов недавнего пребывания людей. Хотя на подобную слепоту лучше не надеяться. Может, их введут в заблуждение трупы борейцев, пытавшихся прорваться через заслон?

По предложению Горбача, десяток удокских парней Ждану следовало отправить домой: пусть на обратном пути наследят и пошумят хорошенько, будто они, добив врага, никуда далее идти не собирались и никакого другого отряда у Лебяжьего порога отродясь не было…

Эта выдумка бывалого разбойника доказывала, как уважительно заметил Владигор, что с годами Горбач становится даже еще хитрее, чем раньше. Если крысиное войско поверит в эту уловку и не пошлет погоню за отрядом Ждана, то половину задачи можно будет считать успешно выполненной.

Другую половину предстояло решить двум сотням воинов, которых поведет сам Владигор…

С первыми лучами зари люди княжича приблизились к Лебяжьему порогу. Они двигались двумя группами одна, во главе с Владигором, по берегу Звонки, другая — до реке, на небольших шнеках.

Княжич восседал на кауром скакуне и, словно проверяя, на что он способен, то и дело уносился прочь от своего конного отряда, гарцуя по прибрежным лужкам, перескакивая через низкие кусты дикой смородины и ничуть не беспокоясь о собственной безопасности.

Между тем он незаметно оглядывал окрестности, примечая каждую мелочь, которая свидетельствовала о близком присутствии болотных крыс. Обглоданные веточки молодых осин, разворошенный муравейник, содранный с каменного валуна мох, клочья окровавленной заячьей шерсти на измятой траве… Ясно, что они уже здесь — приползли, затаились, готовы наброситься.

Но Владигор продолжал искушать судьбу, старательно изображая наивного и самоуверенного простачка.

За поредевшей березовой рощицей он увидел мрачный, хотя и не очень глубокий лог. И сразу почувствовал исходящую из его темноты враждебность. Даже утренний воздух над логом, казалось, был насыщен ядовитыми испарениями. Поблизости не порхала ни одна пичуга, никакие рассветные звуки не нарушали тягучей, мертвящей тишины.

Теперь княжича заботил простой вопрос: в какой момент болотные крысы кинутся на людей? Сразу, едва завидят главного своего врага, или дождутся, когда весь отряд будет перед ними, чтобы отрезать путь к отступлению?

Для Владигора предпочтительнее был первый вариант, поэтому он нахально направил каурого прямиком к черному логу. Конь, учуяв смертельную опасность, заартачился. Юноша вынужден был сильно ударить его дрожащие бока каблуками сапог, чтобы заставить-таки двигаться вперед. Пожухлая от летней жары трава на краю лога зашевелилась. Острый глаз Владигора различил высунувшиеся из нее крысиные морды. Его заметили и сейчас, вероятно, решали — нападать или ждать появления остальных всадников.

Не оставляя тугодумным тварям возможности выбора, Владигор привстал на стременах и оглушительно свистнул, предупреждая отряд о замеченном противнике. Тут же раздался ответный свист.

Сообразив наконец, что их обнаружили, крысы выскочили из укрытия и огромным черным потоком устремились к своей ближайшей жертве. Каурый встал на дыбы, затем скакнул в сторону и помчался, не разбирая дороги.

Встреч с болотными крысами избегали любые животные — дикие и домашние, ведь отбиться от них нельзя было ни копытами, ни рогами, ни сильными когтистыми лапами. Те всегда нападали стаей, почти ничего не боялись и пожирали свои жертвы с неимоверной жадностью, не оставляя даже костей… Внешне, если смотреть издалека, они напоминали обыкновенных крыс, однако вряд ли имели с ними общих предков. Крепкие челюсти с двухрядными кинжальными зубами, острейшие когти на шестипалых лапах, удлиненное мускулистое тело покрытое черной щетиной, и голый крысиный хвост оканчивающийся костяным зазубренным жалом, разве подобных уродцев могла сотворить Природа?

Болотные крысы были порождением Заморочного леса, а точнее, Злой Силы, явившейся в Синегорье. Он были созданы для того, чтобы безжалостно рвать клочья и пожирать. Других желаний эти злобные твари не знали.

…И вот сейчас они с визгом неслись за всадником, который пытался спастись, направив своего коня в широкое поле возле реки. Неужто он надеется, что в чистом поле сумеет уйти от погони? Наивный! Там-то ему и наступит конец. Не встречая помех, крысиная орда еще быстрее помчится по ровной земле, покрытой лишь иссохшей травой, настигнет, растерзает и его, и всех прочих!..

Владигор, не оглядываясь, спиной ощущал, как неумолимо сокращается расстояние между ним и болотной нечистью. Каурый все время порывался свернуть прямо к реке, чтобы найти спасение в ее быстром потоке, и юноша с большим трудом удерживал его в стороне от берега. Пока еще рано сворачивать к Звонке, еще рано… Но вот впереди он наконец-то увидел легкий, едва приметный дымок: Горбач подает знак, что ловушка готова захлопнуться!

Владигор ослабил повод, разрешая жеребцу устремиться к реке, скрытой за густыми зарослями ивняка. Именно в это мгновение несколько самых резвых тварей настигли-таки беглеца и вонзили челюсти во взмыленный круп, в бока и ноги обезумевшего жеребца, подсекая его, лишая возможности мчаться вперед. От нестерпимой боли и ужаса каурый закрутился волчком.

Всадник выхватил меч и разрубил единым махом четырех гадин, пятую сшиб крепким ударом сапога, шестой проломил череп рукоятью меча. Но вместо убитых уже налетали другие.

В последней попытке освободиться жеребец рухнул на землю, будто надеялся раздавить их весом своего тела. Владигор едва успел выпрыгнуть из седла. Перекатившись через голову, он вскочил на ноги и рванулся к спасительному кустарнику.

Болотных крыс подвела собственная жадность: не задержись первые из них возле бьющегося на земле жеребца, чтобы урвать кусок живого мяса, княжич мог бы не добежать до зарослей. Противостоять же в одиночку лавине злобных тварей нечего было и думать. Основная волна погони накрыла растерзанного коня, перехлестнула через него, помчалась дальше, возбужденно и азартно визжа. Но Владигор уже вломился в заросли. Обдираясь до крови, оставляя на ветках клочья одежды, он буквально протаранил кусты и выбежал к воде.

Прямо перед ним, на середине неширокого речного русла, стояли на якорях четыре шнека. Люди на них были готовы к бою, с тревогой ожидая, когда же на обрывистом берегу появится отважный всадник…

Увидев вырвавшегося из ивовых зарослей Владигора, они радостно завопили. Однако торжествовать было рано. Следом за княжичем с шумом и визгом из кустов полезла кровожадная нечисть.

Владигор резко оттолкнулся и прыгнул с обрыва «ласточкой», чтобы оказаться в воде как можно дальше от берега. Когда он вынырнул на поверхность, крысы уже облепили весь берег. Они, разумеется, не боялись воды, но крутизна обрыва задержала их на несколько мгновений… Эти мгновения и предрешили их участь.

Десятки смертоносных стрел со свистом рассекли воздух. На узкой полоске между прибрежным кустарником и речным обрывом скопилось столько уродливых тварей, что едва ли не каждая стрела нашла свою жертву. Мертвые и раненые крысы покатились в воду, уцелевшие оторопело попятились. Снова ударили в цель смертоносные стрелы — и нечисть была вынуждена отступить в кустарник.

Хотя пылу у злобных тварей поубавилось, они ни в коей мере не собирались отказываться от вожделенной добычи. Вожак черного воинства, присланный самим Аресом, громким визгом призывал найти более пологий спуск к воде и атаковать человеческие суденышки одновременно со всех сторон. Правда, он не указал, вверх или вниз по течению двигаться войску, что и вызвало очередную неразбериху в крысиных рядах.

И тут в третий раз в небо взмыли стрелы. И каждая стрела оказалась… пылающей!

Огненные стрелы подожгли кустарник, который к тому же во многих местах был заранее измазан горючей смолой. Обезумевшие твари с пронзительным писком бросились врассыпную. Выскакивающих на берег добивали меткие лучники. Запутавшихся в ивняке пожирал огонь. Единственный путь к спасению — назад, в чистое поле. Так, во всяком случае, посчитал их вожак, первым ринувшийся прочь из ловушки. За ним устремилась большая часть крысиной орды.

68
{"b":"5365","o":1}