ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Георгий смотрел на все происходящее со спокойным равнодушием.

– Ты не заболел?

Он пожал плечами. Януш, засунув руки в карманы широченных, обрезанных по колено джинсов, встал рядом и пыхнул дымом из «капитанской» трубки. Кроме штанов и пыльных кроссовок, на нем были только ярко-красные подтяжки, крест-накрест пересекавшие загорелый волосатый живот.

– Все не можешь забыть того старика? Выбрось из головы. Наверняка просто местный сумасшедший. Хотя его рассказ интересен, я имею в виду в фольклорном плане. Секта шаропоклонников – это что-то новенькое.

Гоги промолчал. Он не мог рассказать Янушу, что видел этот Шар. Или ему показалось, что видел…

Ночь была тихая и холодная. Молодежь долго бренчала гитарами у костра (беззаботные туристы, ни дать ни взять), вызывая у Гоги смутную зависть: целый день, черти, не вылезали из раскопа и завтра не вылезут, а сил хватает ещё и на полуночные бдения. Сам Георгий был так измотан, что не мог даже заснуть. Он тихонько лежал в спальном мешке с химическим подогревом (подарок американцев), закинув руки за голову, смотрел в невидимый в темноте потолок палатки и думал, думал, думал… Ни о чем конкретно: на ум лезли бессмысленные обрывки разговоров, картинки из прошлого.

Сон навалился сразу – неожиданный, черный и глубокий, как колодец в степи. Он продолжался недолго, может быть не больше получаса, потому что, когда он вздрогнул и открыл глаза, была та же ночь, та же гитара и голоса у костра. Настенька Фельдман пробормотала что-то на непонятном языке, уткнулась ему в подмышку и опять затихла.

Георгию приснился Шар. Его трудно было описать словами. Он был сделан из чего-то, напоминающего пористое молочно-белое стекло, под которым смутно угадывалось постоянное движение. Плавали сгустки тумана, среди них мелькали чьи-то тени, метались яркие искры, будто крошечные разряды молний. Рядом, сопоставимые по размеру, существовали атомы и звездные галактики.

– Вот ты какой, – сказал Георгий, обходя Шар кругом. – Значит, это о тебе рассказывал Тхыйонг?

Шар запульсировал, словно живой. Клочья тумана поредели и расползлись, оболочка Шара вдруг исчезла, но Гоги сообразил, что она осталась на месте, просто сделалась прозрачной. Он улыбнулся: картина показалась ему забавной и трогательной.

– Ты меня приглашаешь в гости?

Шар запульсировал сильнее, будто закивал головой. В мозгу Георгия возникло четкое изображение открывающейся двери. Он протянул руку, желая погладить теплую сферическую поверхность, но вдруг испугался. Он подумал, что может провалиться куда-то, как в болото, и не выползти назад. Однако Шар притягивал к себе. Желание дотронуться до него было совершенно непреодолимым, и Гоги, глубоко вздохнув, будто перед прыжком, коснулся прозрачной оболочки…

Он снова был в своей палатке. Сон прервался на самом интересном, будто многосерийный детектив, и Гоги немного огорчился. («А может, я и не думал просыпаться?» – с надеждой подумалось ему.) Ради проверки своей гипотезы он тихонько, чтобы не потревожить Настеньку, вылез наружу, в прохладную свежесть ночи.

Периметр раскопа был обозначен маленькими лампочками, выкрашенными красной краской. Там, где в проволочное ограждение было встроено некое подобие калитки из грубых деревянных брусьев, какой-то остряк повесил большой красный фонарь. Костер догорал, гитара уже не звучала в полный голос, а только позвякивала одной струной, тоненько, будто по необходимости.

– Не спится? – спросил Гоги.

Парень с гитарой мотнул головой, по-пиратски перевязанной косынкой.

– Хотите чаю?

– А поесть ничего не осталось?

Две подружки парня-гитариста дружно засуетились, мигом извлекли откуда-то чистую миску, ложку, наложили каши с тушенкой – щедро, с «горкой». Каша оказалась вкусной. Гоги жевал медленно, растягивая удовольствие. Холода он не ощущал, хотя ребята, он заметил, зябко кутались в оранжевые экспедиционные пуховички.

– Странно тут как-то, – проговорила одна из девушек.

– Не выдумывай, – отозвался гитарист.

Нет, правда. Бывает так: вроде бы все нормально, и вдруг – словно чей-то взгляд в затылок. Как из другого мира.

– Это Венька Климов, – утвердительно сказала подружка.

– Ой, да ну тебя!

– Правда-правда. Он уже давно с тебя глаз не сводит. Хороший парень, между прочим.

– Забирай себе.

Она вздохнула.

– Легко тебе сказать.

Гоги их почти не слушал. Голова была пустая и звонкая, только по таинственным закоулкам мозга изредка пролетали осколки случайных, не связанных друг с другом мыслей.

( – Что же произошло потом? – спросил он старика тибетца.

– Потом он убил моего отца.

– Разве Шар не смог его защитить?

Тибетец покачал головой.

– Одно из искусств, которым владел мой отец и которое передал чужеземцу, состояло в приемах сокрытия своих истинных устремлений от других. Это очень сложное искусство, оно известно немногим… А уж мастерами могут считать себя вовсе единицы. Я его так и не постиг… Иначе бы пришелец умер oт моего яда. Отец не сумел распознать его истинных намерений. Он безоговорочно доверял ему во всем – до последнего мгновения. Он умер, улыбаясь, так ничего и не заподозрив…

– И убийца скрылся? – спросил Георгий. – Его не задержали?

– Если убийца – Тхыйонг, его невозможно задержать. Он может обернуться кем угодно: твоим учителем, родным братом, самым близким другом.

– А Шар?

– Шар исчез вместе с пришельцем.

Старик замолчал. Гоги негромко кашлянул и осторожно спросил:

– Почему вы рассказали мне все это?

– Потому что Шар в злых руках может быть очень опасен. Я и все мои предки были назначены Хранителями Шара. Тысячу лет назад Шар также был утерян, но его удалось вернуть иеной многих жизней. Теперь даже за такую цену мне не справиться. Я стар и слишком слаб.

– А почему вы решили, что я смогу помочь?

– Ты нашел ксилограмму.

– Вы знаете, о чем в ней говорится? – встрепенулся Георгий.

– Нет. Но я знаю, что путь к Шару долог и труден. А начало этого пути – здесь.

– Вы говорите загадками.

Старик рассмеялся, словно рассыпался по полу сухой горох.

– Жизнь вся состоит из одних загадок. Одни из них стройны, красивы и интересны, а другие – исполнены крови, смерти и страха. Но раскрывать их все равно приходится, хотим мы этого или нет.)

«Я-то здесь при чем? – чуть ли не со злобой захотел сказать Георгий. Его вовсе не привлекала перспектива охотиться всю жизнь за непонятным предметом… Он поднял голову и огляделся вокруг. И с тоскливой обреченностью подумал: – Ну вот, так я и знал».

Ночь прошла. Солнце поднялось над вершинами, озаряя ровным светом окрестности. Костра не было. Не было парня-гитариста, не было раскопа с красным фонарем над самодельной калиткой, не было брезентовых палаток, рассыпанных вокруг древних развалин. Вдоль склона незнакомой горы вилась пыльная дорога. Глинобитные домики ютились посреди полей – зеленых ковриков, выглядевших игрушечными по сравнению с пространствами нагроможденных друг на друга рыжих и серых камней. Возле домиков возились в пыли дети – в большинстве голышом, благо погода позволяла, лишь некоторые щеголяли в коротеньких полосках материи, обернутых вокруг талии. Мамаши изредка покрикивали на них, на миг отрываясь от домашних дел. Мужчины были заняты на полях, возделывая свои клочки плодородной земли.

Одно поле было гораздо больше остальных. Часть его занимали плодовые деревца, другая была отдана под ячмень и ещё какие-то культуры (Гоги не мог определить, какие именно). Большой каменный дом возвышался над соседними хижинами, и было сразу заметно, что здесь живет богатый хозяин. Сзади дома стояла конюшня, а спереди, у самых ворот, две огромные, серые с синеватым отливом собаки рвались с цепей…

По дороге неторопливо шел молодой монах. Георгий невольно задержал на нем взгляд, Видимо, монах проделал долгий путь: его одежда, прежде ярко-оранжевых расцветок, как приличествует служителям будды секты Каргьютпа, потускнела под воздействием горного солнца, дождей и пыли. Изрядно похудевшая котомка свободно болталась на плече, сверху к ней были приторочены стоптанные веревочные сандалии. Как прикинул Гоги, парню было не больше двадцати, и большая суковатая палка в его руках служила скорее данью традиции, чем необходимым оружием или подспорьем в ходьбе, Лицо монаха было приятным и открытым, хотя и лишенным малейших следов юношеской припухлости. Высокие скулы бронзового оттенка поднимались над красиво очерченным ртом, широко расставленные глаза с характерным для жителя северных провинций разрезом смотрели спокойно и уверенно.

3
{"b":"5368","o":1}