ЛитМир - Электронная Библиотека

Стоп, сказала она себе. Речь идет не о тебе и не о Никосе. Речь идет о правах на «Макбрайд».

— Нам нужно решить, в чьем доме мы будем жить, — начала Катрина.

Никос подцепил вилкой кусочек рыбы и отправил в рот. Проглотив, ответил:

— Полагаю, тебе хотелось бы остаться в твоей квартире.

Это будет нелегко.

— Да.

Он наградил се оценивающим взглядом.

— Особняк Пойнт-Пайпср очень большой. Там тебе будет удобнее.

Она удивилась тому, что он еще не продал роскошный особняк, в котором они провели несколько месяцев своего трагического брака. Это был настоящий архитектурный шедевр. Три этажа, просторные террасы, декоративные сады, бассейн, тренажерный зал, сауна и великолепный вид на гавань.

Весь пропитанный воспоминаниями.

— Нет, не будет.

Никос отложил вилку и откинулся на спинку кресла.

— Ты меня боишься, Катрина?

Она поймала па себе его изучающий взгляд. Девушка вспомнила, что Никос Касолис всегда отличался острым умом и охотничьим чутьем. Эти качества помогли ему завоевать уважение как-у друзей, так и у врагов. В сфере бизнеса и в светских салонах.

Эти его качества восхищали Кевина Мак — брайда — отца Катрины. Ему казалось, что они во многом похожи: оба точно знали, чего хотят от жизни, и добивались этого любой ценой.

— А я должна? Он улыбнулся.

— Ты знаешь, что я желаю тебе только добра.

— Если бы это было так, ты бы отказался выполнять условия завещания.

— Я дал Кевину слово.

— И все?

— Не будь циничной.

Катрина подняла бокал и сделала глоток.

— Прости, — сказала она без тени раскаяния в голосе. — Я научилась этому еще в детстве.

— Хочешь что-нибудь на десерт? — спросил Никос лениво.

Она сделала глубокий вдох и велела себе успокоиться.

— Нам нужно прийти к компромиссу.

Никос сунул руку во внутренний карман пиджака и достал пухлый конверт, который положил на стол перед ней.

Катрина подозрительно оглядела конверт.

— Что это?

— Ключи от ворот и от дома. Ну и наглость!

— Ты слишком самонадеян…

— Назовем это практичностью, — перебил он.

— …и высокомерен. А если я хочу, чтобы ты переехал ко мне? — вспыхнула Катрина.

Как она ненавидит этого мужчину!

— Ты действительно хочешь, чтобы я спал в соседней комнате? — лениво протянул Никос. — Ел с тобой в одной кухне? Принимал душ в твоей ванной? В твоей квартире мало места для одного человека, не то что для двоих.

— Откуда ты знаешь, какая у меня квартира? — воскликнула девушка.

Он приподнял одну бровь.

— Именно я занимался реконструкцией этого здания.

Катрина наградила мужа убийственным взглядом.

— Теперь ты скажешь, что оно принадлежит тебе?

Никос склонил голову.

— Виноват.

Если бы Катрина только знала, она ни за что не купила бы эту квартиру. Ее глаза сузились. Но если вспомнить, это ведь ее отец посоветовал ей приобрести пентхаус в большом современном доме. Это было через месяц после разрыва с Ни — косом.

Никос наблюдал смену эмоций на лице жены только долю секунды. Потом она снова надела маску.

— «Мифос инвестментс» — одна из моих компаний.

Ну конечно. Греческое название должно было насторожить Катрину, но в то время ее голова была занята другими мыслями. Все, что она хотела, — это найти убежище, спрятаться от мужа.

Катрина прямо спросила:

— Ты нанял частного детектива следить за мной?

j Бывший военный, которому было поручено наблюдать за Катриной, чтобы защитить в случае опасности, но так, чтобы она ни о чем не подозревала, успешно справился с задачей, отметил про себя Никос. Впрочем, ему заплатили немалые деньги.

Его молчание было красноречивей любых слов. Катрина сжала губы.

— Значит, я права.

— В чем права? — пугающе тихо спросил он. Слишком тихо. Похоже на затишье перед штормом.

— Двое мужчин манипулируют моей жизнью, — взорвалась Катрина. — Мой отец делает это даже после своей смерти. А теперь еще ты.

Она подняла стакан воды и испытала искушение выплеснуть содержимое ему в лицо.

— Не надо, — предупредил Никос.

Катрина справилась с искушением. Хотя она знала, что этот ребяческий поступок доставил бы ей удовольствие.

— Ты читаешь мысли?

— Только твои.

Она сделала глубокий успокаивающий вдох.

— Отчеты твоего сыщика, должно быть, скучноваты, — выдавила она.

Работа, работа, работа. Несколько светских мероприятий и несколько свиданий. Ни с одним из этих мужчин она не оставалась на ночь.

— Как ты смел? — закипела девушка. — Это вторжение в частную жизнь. Оскорбление. Я могу подать на тебя в суд.

— Это делалось ради твоей же пользы, — невозмутимо ответил Никос.

— Кевин знал? — требовательно спросила она.

— Мы говорили об этом. Предатели!

— О господи, — вздохнула она в отчаянии. — Мне двадцать семь, а не семнадцать!

— Ты дочь очень состоятельного человека и…

— …и жена еще одного, — горько закончила Катрина.

— Да.

— Я тебя ненавижу!

Он небрежно пожал плечами.

— Пожалуйста, можешь ненавидеть меня, если хочешь. Ненависть — это тоже чувство.

Пальцы Катрины сжались в кулаки. Костяшки побелели. Ей было очень трудно сдерживаться.

— Если ты сейчас уйдешь, это лишь отложит неизбежное, — предупредил Никос. — И ты только возбудишь любопытство всех присутствующих, а это нам ни к чему.

Он был прав.

— Я не хочу, — вырвалось у нес. — Не хочу жить с тобой.

— Но ты ведь хочешь «Макбрайд».

Это Катрина не могла отрицать. Вообще, с чего она решила, что совместная жизнь с бывшим мужем может вызвать какие-то проблемы? Они взрослые люди. У них сложная и ответственная J работа, обязательства перед другими, разные интересы. Они вообще могут ни разу не встретиться в течение этого года.

Девушка подавила истерический смех. Кого она хочет обмануть?

Катрина снова взглянула на пухлый конверт, потом подняла голову и встретила взгляд Нико — са:

— Я не буду спать с тобой.

Сверкающие изумрудные глаза встретились с матовыми черными. Она выдержала его взгляд. Но ее сердце замерло в груди.

— Не помню, чтобы я просил тебя об этом.

В его голосе было столько льда, что холодная дрожь пробежала по ее позвоночнику.

— В пятницу, — сказала Катрина. Ровно через семь дней после смерти Кевина, как было оговорено в завещании. — Вечером, — добавила она.

— Я вернусь домой поздно.

— Нет проблем.

Никос подозвал официанта и заказал кофе.

— Я не буду.

Ей нужно уйти. Убежать от мужчины, которому она когда-то отдала свое сердце, свои мечты.

У нее еще есть немного времени до пятницы. И она сумеет лучше им распорядиться вдали от Никоса Касолиса.

Не спеша она поднялась и взяла сумочку. И тут же подавила вскрик, потому что Никос внезапно схватил ее за запястье.

— Что ты, черт побери, делаешь? — прошипела Катрина в ярости.

— А ты как думаешь?

Официант возник из пустоты словно по волшебству. Никос протянул ему деньги, и лицо официанта радостно засияло при виде размера чаевых. У Катрины не было другого выхода, как позволить Никосу проводить ее.

Как только они оказались в фойе, девушка попыталась высвободиться, но безуспешно. Ей пришлось идти рядом с ним. Когда они вышли на улицу, Катрина угрожающе прошептала:

— Если ты не отпустишь мою руку, я закричу!

— Давай, — отозвался Никос. — Небольшой спектакль — как раз то, что нам сейчас нужно.

— С тобой невозможно общаться, — со злостью прошипела она.

Он рассмеялся.

— Пошел к черту!

— Только с тобой, дорогая, — предупредил Никос, наградив ее взглядом, способным заморозить на месте. — Один год, Катрина. Разве мы не можем заключить небольшое перемирие?

— Сомневаюсь, что это возможно, — скептически ответила она.

— Хотя бы попробуй, — предложил Никос шелковым голосом.

Катрина открыла сумочку и достала связку ключей. Махнув рукой в сторону элегантного белого «порше», припаркованного у входа, сказала:

4
{"b":"5379","o":1}