ЛитМир - Электронная Библиотека

– Скоро обед, а нам надо принять душ и одеться.

Мигель отпустил ее, глядя в упор темными горящими глазами.

– Думаю, мы можем продолжить в душе.

– И опоздать к столу, испортив паэлью Софии?

Он жадно поцеловал ее в полураскрытые губы.

– Паэлья? Ты можешь сравнивать?

Несколькими сильными рывками она добралась до края бассейна, подтянулась и встала на краю. Мигель почти синхронно повторял ее движения. Они схватили полотенца, кое-как вытерлись и направились в дом, но на полпути Мигель поднял ее к себе на плечо и направился прямо в спальню. Он давно уже возвел занятия любовью в ранг искусства. Они идеально подходят друг другу, дарят один другому райское наслаждение.

Желание становилось все сильнее… и они не стали противиться ему. Потом вымылись, оделись по-домашнему и устроились на террасе с видом на бассейн. София подала им ужин.

Делясь с мужем событиями прошедшего дня, Ханна намеренно ни словом не упомянула о Камилле. Уже совсем стемнело, когда они начали медленно собирать посуду.

– Устала?

– Немножко, – честно призналась она, наблюдая, как он включает охранную систему.

Он протянул руку, она ухватилась за нее, поднимаясь следом за ним по ступеням. В спальне он раздел ее, потом разделся сам, лег рядом, притягивая ее к себе…

Потом она заснула, а он долго лежал с открытыми глазами, прислушиваясь к ее дыханию и вдыхая ее женский запах. Независимая, сильная, щедрая и страстная любовница.

Его женщина!

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

День начался с неприятностей. Синди попала в больницу – неожиданно воспалился аппендикс, будут оперировать.

Ханна расстроилась. Синди не только продавщица, но и близкая подруга. Надо послать ей цветы и навестить в больнице. Видимо, придется пригласить кого-то в помощь, у нее есть на примете две женщины. Но судьба была явно против Ханны: одна уехала отдыхать, у другой неотложные дела по дому. Остается агентство по найму. Если и там ее ждет неудача, придется звонить матери, может, она сумеет помочь.

Мигель разозлился не на шутку, увидев, что Ханна уже схватила сумку, торопясь бежать.

– Пока не поешь – не пущу!

Она умоляюще поглядела на мужа.

– Мигель, я и так опаздываю.

– Пять минут ничего не решат, – невозмутимо отрезал он. – Считай, что эти минуты ты простояла в пробке.

Ханна переломила себя, взяла булку с джемом и стала быстро есть, запивая горячим, сладким кофе.

– Можно идти? – Она взяла ключи от машины. – У тебя, конечно, никогда не бывает случаев, когда все твое расписание рушится в мгновение ока.

– Почему же, всякое случается, – поведал Мигель.

– Не может быть, – съязвила она.

– Ты только готова была мчаться, даже не выпив кофе, и что же? – проворчал он. – Теперь ты готова все бросить ради удовольствия затеять ссору…

– Не понимаю, почему последнее слово всегда оказывается за тобой? – сердито бросила Ханна.

Но Мигель не стал подливать масла в огонь, а обнял ее и нежно поцеловал, потом отстранился, наслаждаясь впечатлением.

Она ошеломленно глядела на него, сбитая с толку и укрощенная…

– Ступай, дорогая. Я позвоню днем.

Ханна кивнула и через несколько минут уже звонила матери. Рене обещала приехать только на следующий день.

Все утро Ханна вертелась как белка в колесе. То и дело раздавались трели телефона, в общем, скучать не пришлось.

В полдень она прикрепила на стекло двери записку «Буду через десять минут», заперла магазин и пошла в ближайшее кафе.

– Ханна!

Она вздрогнула: за соседним столиком сидела Камилла.

Нет, это не совпадение. Она явно под колпаком у Камиллы!

– Добрый день, – произнесла Ханна с вымученной улыбкой.

– Почему бы тебе не присоединиться ко мне?

– Я ненадолго. Может, в другой раз? – Пустая отговорка, обещание, которое она не собиралась выполнять.

Но от Камиллы не так-то просто было отделаться.

– Тогда я попозже зайду к тебе в магазин.

Ханна нехотя кивнула.

– Всего хорошего, Камилла.

Отпирая магазин, она услышала, как разрывается телефон.

– У меня билеты на премьеру фильма. Сегодня вечером, – без вступлений проговорил Мигель. – Жду тебя дома в шесть.

– Очень хорошо, – ответила Ханна.

Остаток дня Ханна разрывалась между клиентами и телефонными звонками. Особенно долго она провозилась с одной постоянной покупательницей, которая выбирала платье не менее часа, но покинула бутик совершенно счастливая.

Ханна гордилась своим магазином. Для нее он был не средством получения денег, а центром эстетического приложения своих сил. Конечно, когда у них с Мигелем будет ребенок, она не сможет все свое время отдавать магазину, но ребенок нужен – и ей, и всему их клану. Но когда именно такое произойдет, Ханна особо не задумывалась, да и сам Мигель считал, что они вполне могут подождать годик-другой.

Почему она задумалась об этом? Неужели из-за Камиллы? Значит, ребенок будет орудием в борьбе за Мигеля?

В этот момент открылась дверь и вошла… Камилла.

Выскакивает, как черт из табакерки!

– Я замечательно пообедала, потом побродила по магазинам – и к вам, – Камилла деловито направилась к вешалкам с шелковыми блузками. – Вчера тут мне понравилась одна вещичка, – Камилла описала блузку и назвала фирму.

– Я ее уже продала.

– Закажи мне такую же, – потребовала Камилла.

Ханна с трудом овладела собой и выдавила:

– Попытаюсь, хотя все, что тут представлено – дизайнерские образцы, в основном в одном экземпляре.

Камилла недовольно сморщила носик.

– Ну попробуй. Я хочу именно такую.

Ханна внимательно посмотрела на Камиллу, потом решительно высказала то, что думала, не заботясь более о вежливой форме:

– Не всегда же имеешь то, что хочется.

Француженка долго изучала свой идеальный маникюр, потом мстительно улыбнулась.

– Ошибаешься, милочка. Я всегда имею то, что хочется.

– Правда? – Ханна отвечала с подчеркнутым скептицизмом. – Но когда-нибудь бывает первый раз.

Камилла стала похожа на разозленную кошку, готовую зашипеть.

– Повторяю – сейчас как раз тот случай, когда я получу желаемое.

– Как именно? Я не собираюсь преподносить Мигеля вам на блюде.

– Милочка, никаких подарков мне от тебя не требуется. Когда мне понадобится, я приду и возьму его сама.

Ногти больно впились в ладонь.

– Разве он принадлежит тебе? А если он не захочет?

– Это делает его еще более привлекательным. А ваш брак – жалкая бумажка! – Камилла подчеркнуто пренебрежительно пожала плечами.

– Но брак предполагает верность, доверие, взаимные обязательства, – попыталась Ханна достучаться до ее души, но услышала в ответ лишь презрительный смех.

– Ты, как ребенок, веришь в идеалы. Никогда бы не подумала, что такое еще возможно.

Ханна усмехнулась. Она – ребенок? Это Камилла – упрямое, самовлюбленное дитя. Интересно, знает ли ее соперница, что в их обществе принято выходить на люди, надевая маску – просто потому, что так все делают? Правда, кое-кто не гнушается использовать эту маску в своих низменных интересах. Ведь сумел же Люк обмануть ее? Но это исключение…

– А с желанием Мигеля ты не считаешься? – поинтересовалась Ханна.

Камилла расхохоталась, показывая, что не принимает всерьез такую возможность.

– Не захочет – заставлю!

– Ты так уверена?

– Уверенность, подтвержденная множеством примеров, – мое отличительное качество.

– Так уж и множеством? – саркастично уточнила Ханна, решив ни уступать ни на йоту.

– Хочешь докажу? Неделя тебя устроит? Возможно, у тебя уверенности поубавится. – И Камилла выскочила из бутика.

Ханна облегченно вздохнула и стала закрывать магазин. По пути домой она заглянула к Синди в больницу. Та выглядела немного бледненькой, но уверяла, что в целом все нормально.

Когда Ханна приехала домой, Мигель как раз принял душ и одевался. Войдя в спальню, Ханна столкнулась с ним лицом к лицу.

7
{"b":"5380","o":1}