A
A
1
2
3
...
25
26
27
28

Не желая возвращаться в свою квартиру, она провела ночь в отеле, а наутро заскочила домой, покидала в чемодан вещи и первым же рейсом вылетела на тропический остров у северного побережья Австралии. Там она рассчитывала отдохнуть, прийти в чувство и выбросить из головы и из сердца Джейка Холлингсуорта.

Это был настоящий райский уголок, излюбленное место для туристов, с экзотической природой и богатым выбором развлечений.

Лизетта вставала рано и, накинув поверх бикини короткий пляжный халат, совершала долгие прогулки вдоль берега. Иногда ныряла в холодное прозрачное море или плавала в бассейне, а потом заказывала завтрак в номер. Почти целый день проводила под солнцем в шезлонге, листая журналы или углубившись в книгу.

Ужин она тоже заказывала в номер, предпочитая одиночество шумному обществу отдыхающих.

Люди прибывали и отбывали — на вертолете или на катере. За несколько дней Лизетта привыкла к шуму моторов и уже не отрывала глаза от книги, чтобы поглядеть на новые лица.

Так не привлек ее внимания и садящийся на площадке вертолет спустя неделю после ее приезда. Но какое-то недоброе предчувствие все же кольнуло ее; несмотря на теплое тропическое солнце, по телу пробежал холодок.

Воображение разыгралось, подумала она, уткнувшись в книгу, которая почему-то перестала ее занимать. Спустя несколько минут Лизетта закинула руки за голову и прикрыла глаза. Солнечные лучи нежно убаюкивали и согревали.

Она так и не поняла, что же ее разбудило. Словно бы какой-то внутренний толчок, выведший из равновесия.

Пожав плечами, она закрыла книгу и поднялась. Все равно уже сидеть нет смысла: солнце теряет силу, да и размяться немного надо.

Лизетта сняла солнечные очки, положила их поверх книги и направилась к бассейну. Почти бесшумно погрузилась в искрящуюся голубую воду, вынырнула и несколько раз медленно проплыла взад-вперед. Затем вылезла, держась за отделанный кафелем край бассейна. Вода стекала с ее тела; руки машинально потянулись к волосам, чтобы отжать лишнюю влагу.

— Полотенце?

При звуке этого голоса кровь застыла в жилах. Лизетта медленно обернулась: живым подтверждением ее недавних страхов перед ней возвышалась могучая фигура Джейка.

Он олицетворял собой гибкую силу леопарда.

Глаза их встретились; в голове Лизетты бешено вращались мысли, одна наконец возобладала: как он ее разыскал?

— Луиза, — тихо ответил Джейк; ему ничего не надо было говорить, он все читал на выразительном лице Лизетты.

~ Maman? Нет, она не могла… — Лизетта пошатнулась; он мягко поддержал ее и притянул к себе.

— Я сумел ее убедить, что мне крайне необходимо разыскать вас.

— Вот как?

В ее светло-карих глазах вспыхивали искорки гнева, а его глаза напоминали укрощенную сталь, когда он бережно заворачивал в полотенце ее стройную фигурку. Он как бы нечаянно коснулся ее труди; Лизетту вновь охватило пламя.

— Что вам от меня надо? Какого черта вы сюда явились? — зло прошептала она.

Он усмехнулся одними уголками губ.

— Давайте продолжим беседу в номере — моем или вашем, все равно.

— Не о чем нам беседовать!

Джейк без лишних слов схватил ее на руки и понес, не обращая внимания на ее протесты и любопытные взгляды окружающих.

— Сейчас же отпустите меня! — потребовала Лизетта, чувствуя, что он способен убить ее одним взглядом.

— Такая легкая — как перышко! — пробормотал он. — Даже страшно прикасаться…

Комок застрял у нее в горле, слова приходилось выталкивать буквально силой.

— Джейк…

— Мы уже пришли.

Она уперлась руками вето широкие плечи; все сжималось у нее внутри, по мере того как он приближался к своему номеру.

Чуть переместив ее влево, он достал из правого кармана брюк ключ, отпер замок, внес Лизетту в помещение и ногой захлопнул дверь.

— Поставьте меня!

Не разжимая рук, он опустил ее на пол и, когда — она попыталась вырваться, еще сильнее стиснул в объятиях.

— Будьте вы прокляты! — выкрикнула она. У нее было столько причин его ненавидеть, что и перечислять бессмысленно. — Мало вам того, что вы уже сделали?!

Он, казалось, не слушал, а только вбирал в себя все ее черты: ореховые глаза, до боли прекрасные в гневе, горящие румянцем щеки, гордо вздернутый подбородок…

В его взгляде что-то вспыхнуло — крохотный огонек, сменившийся улыбкой. Джейк поднял руку и погладил ее по щеке.

Лизетта раскрыла рот, собираясь послать его к черту, но вместо этого замкнулась в ледяном молчании, лишь скрестила с ним враждебный взгляд и словно утонула в этих глазах.

— Ну почему, Лизетта?.. — Пауза длилась целую вечность. — Почему вы скрыли от меня, что мой отец был импотентом?!

Вот так, без всяких экивоков! Джейк всегда выражается напрямик. Она вытянулась, застыла, и что-то мертвой хваткой сдавило ее горло.

— Вы думали, я об этом не узнаю?

Она испугалась: сейчас он с его властной бесцеремонностью станет опять выворачивать наизнанку ее душу!

— Как мог я быть таким слепцом! — с мрачной усмешкой проговорил он. Ведь вашему браку с самого начала можно было найти логическое объяснение… А я не нашел!

У Лизетты бешено забилось сердце: что скрывается за этим тщательно сдерживаемым отчаянием?

— Ну почему, Лизетта, почему? — В его голосе была тихая угроза.

Она не только не могла ничего сказать, но и даже мысли все куда-то улетучились.

— Три года назад я прилетел в эту страну, чтобы присутствовать на свадьбе моего отца. Я увидел, что его вторая жена годится ему во внучки. — Глаза еще больше потемнели. — Мало того, мне довольно было одного взгляда, чтобы понять: это я должен стоять радом с вами перед алтарем, это мне вы предназначены душой и телом!

Лизетта снова собралась что-то сказать — и не сумела. В глазах задрожали слезы, и она быстро опустила ресницы.

— Это открытие выбило у меня почву из-под ног, — продолжал Джейк. — Я был самоуверенным циником и полагал, что мужчину и женщину в реальной жизни может связывать лишь секс.

Лизетте казалось, что она стоит на краю пропасти; в его глазах она разглядела подавленный огонь и еще что-то такое, чего она не умела или боялась определить.

— Выхода у меня не было. Я устранился. Чтобы успокоить душевные муки, я внушал себе, что вы охотитесь за деньгами моего отца и пустили в ход женские чары, чтобы завлечь его к алтарю. — Джейк сделал паузу и чуть понизил голос. — А потом, после его смерти, я узнал, что он от всех скрыл свою болезнь — от всех, кроме вас. Я был страшно уязвлен: со мной, своим сыном, он ничем не делился и от меня не принимал никакой откровенности! А вместо этого доверился чужой девчонке!

Лизетта сглотнула ком в горле и хрипло проговорила:

— Адам… он был не такой, как все… — Ей хотелось протянуть руку и приласкать Джейка, но не хватило смелости.

— Я окунулся в бизнес, год работал как проклятый, и мне удалось кое-что сделать для «Холлингсуорт интернэшнл»… Но это не помогло. Легкая улыбка тронула его губы, но теперь в ней не было ни цинизма, ни насмешки. — Как ни старался, я не мог выкинуть вас из головы.

Лизетта явственно ощутила перерыв в сердцебиении, потом сердце забилось так, словно готово было выскочить из груди. Воцарилось тягостное молчание.

Джейк провел пальцем по ее шее и улыбнулся, когда она отпрянула.

— Боитесь?

Несмотря на учащенный пульс, она твердо встретила его взгляд.

— Нет, не боюсь.

— А надо бы… — Он зачарованно смотрел, как бьется жилка у нее на шее, и Лизетта в который раз проклинала себя за то, что не может скрыть свою реакцию на его проклятую чувственность. — Вам еще повезло: пока я разыскивал вас, немного пришел в себя. — Она позволила его руке обвиться вокруг ее горла, потом захватить подбородок. — Будь вы в Мельбурне придушил бы, честное слово!

— На меня не стоит нападать. Помните, что случилось с теми юнцами? усмехнулась Лизетта.

Пальцы Джейка зарылись в ее влажные волосы.

— Да вы бы и до телефона дойти не успели. А после нападения у вас бы просто не хватило на это физических сил… — Его губы остановились в дюйме от ее рта. — Потому что я бы вновь овладел вами… так медленно, с такой страстью, что у вас уже не осталось бы никаких сомнений… — голос его звучал все более прерывисто, по мере того как он привлекал ее к себе, ближе и ближе, — кому вы принадлежите и по какому праву…

26
{"b":"5381","o":1}